Центр остеопороза цито сайт: Научно-клинический Центр остеопороза

Содержание

Департамент здравоохранения Москвы - IV конференция с международным участием «Проблема остеопороза в травматологии и ортопедии»

В целях повышения подготовки травматологов, ревматологов, терапевтов, а также улучшения качества оказания специализированной медицинской помощи 11-12 февраля 2009 г. в конференц-зале Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова (ул. Приорова, д. 10) состоится IV конференция с международным участием «Проблема остеопороза в травматологии и ортопедии».

Программа мероприятия:

Центральный научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова (ул. Приорова, д. 10).
Организационный комитет

Сопредседатели:
Заместитель Министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации, член-корреспондент РАМН - Скворцова В.И.
Директор Департамента науки, образования и кадровой политики Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации - Андреева И.Л.
Директор ФГУ Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова, академик РАН и РАМН - Миронов С.П.

Заместители сопредседателей:
Начальник отдела координации научных исследований Департамента науки, образования и кадровой политики Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, профессор, д.м.н. - Кириллов Ю.А.
Заместитель директора по научной работе ФГУ Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова, профессор, д.м.н. - Еськин Н.А.
Советник директора ФГУ Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова, профессор, д.м.н. - Троценко В.В.
Руководитель Научно-клинического Центра остеопороза ФГУ Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова, профессор, д.м.н. - Родионова С.С.

Члены оргкомитета:
К.м.н. Андреева Т.М.
Проф. Загородний Н.В.
К.м.н. Колондаев А.Ф.
Проф. Лазарев А.Ф.
Д.м.н. Михайлова Л.К.
К.м.н. Попова М.М.
Проф. Самков А.С.
Шмелева Н.Н.

11 февраля 2009 г.

10.00-10.20 открытие конференции

Сопредседатели:

Член-корреспондент РАМН Скворцова В.И.
Директор Департамента Андреева И.Л.
Академик РАМН и РАН Миронов С.П.

Заместители сопредседателей:
Профессор Еськин Н.А.
Профессор Троценко В.В.
Профессор Родионова С.С.
Профессор Кириллов Ю.А.

Миронов С.П., Андреева Т.М.
10.20- 10.30 Организационные аспекты проблемы остеопороза в травматологии и ортопедии.

10.30-12.30 Утреннее заседание "Эпидемиология, этиопатогенез и профилактика переломов на фоне остеопороза"

Сопредседатели:
Академик РАН и РАМН Миронов С.П.
Профессор Еськин Н.А.
Проф. Кочиш А.Ю.
Профессор Неверов В.А.
Профессор Родионова С.С.

Оноприенко Г.А., Древаль А.В., Марченкова Л.А., Добрицына М.А., Крюкова И.В. (МОНИКИ, Москва).
Качество медицинской помощи по остеопорозу В Московской области 10 мин

С.П. Миронов, Н.Н. Кораблева (ЦИТО, РМАПО, Москва)
Принципы организации амбулаторной помощи больным с остеопорозом

Г.П. Котельников, С.В. Булгакова, А.С. Панкратов, Н.С. Измалков (Самарский Гос. Мед. Университет)
Реализация комплексного подхода к решению проблемы остеопороза в самарской области 8 мин

Неверов В.А., Малинин В.Л., Мотовилов Д.Л. (С-Пб МАПО, С-Петербург)
Эпидемиология переломов на фоне остеопороза и остеопении В Санкт-Петербурге 8 мин

Кочиш А.Ю., Мироненко А.Н., Стафеев Д.В., Иванов С.Н., Хрулев В.Н. (РосНИИТО им. Р.Р. Вредена, С-Петербург)
Анализ факторов риска у пациентов с малоэнергетическими переломами позвонков и костей конечностей по данным регистра ФГУ РНИИТО ИМ Р.Р. Вредена 8 мин

Г.А. Пальшин, В.В. Епанов, А.Н. Комиссаров (Якутский Мед. Институт, Якутск).
Эпидемиологическая характеристика переломов дистального отдела лучевой кости в условиях крайнего севера (на примере города Якутска) 8 мин

Кирпикова М.Н., Назарова О.А., М.В. Глик, Д.И. Моисеенков (Ивановская Гос. Мед. Академия, г. Иванов)
Информированность и оценка факторов риска остеопороза у пациенток Городского геронтологического центра 8 мин

Судаков Д.С,, Зазерская И.Е., Кузнецова Л.В.(С-Пб Гос. Мед. Университет, С-Петербург)
Особенности минеральной плотности кости у женщин репродуктивного возраста 8 мин

Айвазян А.В., Ханамирян Т.В., Агаронян Р.Г. (Научный Центр Травматологии и Ортопедии г. Ереван)
Ретроспективное изучение частоты переломов проксимального отдела бедра и дистального отдела предплечья среди жителей города Еревана 8 мин

Файтельсон А.В., Гудырев О.С., Дубровин Г.М., Коклина Н.Ю. (Курский Гос. Мед. Университет)
Коррекция микроциркуляторных нарушений в костной ткани у крыс при экспериментальном остеопорозе 8 мин

Гюльназарова С.В., Кучиев А.Ю., Кудрявцева И.П., Трифонова Е.Б. (Уральский НИИТО. Екатеринбург)
Оксигенобаротерапия - новые возможности увеличения костной массы у больных с иммобилизационным остеопорозом 8 мин

12.00-12.15 Обсуждение докладов

12.15-13.00 Кофе - брейк

13.00-14.00 Дневное заседание № 1 "Диагностика остеопороза и прогнозирование переломов"

Сопредседатели:
Профессор Троценко В.В.
Профессор Поворознюк В.В.
Профессор Морозов А.К.

Тихилов P.M., Шубняков И.И., Плиев Д.Г., Деев Р.В. (РосНИИТО им. Р.Р. Вредена, С-Петербург)
Возможности рентгеноморфометрической оценки состояния костной ткани у больных с переломами шейки бедренной кости 8 мин

Поворознюк В.В., Дзерович Н.И. (Украинский Научно-Медицинский Центр Проблем Остеопороза).

Оценка информативности минутного теста. оценки риска остеопороза (one-minute osteoporosis risk test) Международной ассоциации остеопороза (IOF) у женщин в постменопаузальном периоде 8 мин

Малинин В.Л. (С-Пб МАПО, С-Петербург)
Выявляемость остеопении и остеопороза 8 мин

Еловой-Вронский А.А., Родионова С.С., Снегирев А.Ю., Лягинский А.В. (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Остеопороз и остеопения у медицинских работников 8 мин

Марченкова Л.А., Древаль А.В., Крюкова И.В., Добрицына М.В. (МОНИКИ, Москва)
Уровень знаний врачей по проблеме остеопороза 8 мин

13.45-14.00 Обсуждение докладов

14.00-15.00 Дневное заседание № 2 "Первичный и вторичный ювенильный остеопороз"

Сопредседатели:
Профессор Меркулов В.Н.
Профессор Садовой М.А.
Д.м.н. Михайлова Л.К.

Мининков Д.С. (ЦИТО ИМ. Н.Н. Приорова, Москва)
Показатели минеральной плотности костной ткани у школьников Москвы 8 мин

Фаламеева О.В., Храпова Ю.В., Садовой М.А., Верхотурова В. Т. (Новосибирский НИИТО, Новосибирск)
Распространенность и факторы риска остеопороза у жителей Новосибирска в детском, подростковом и юношеском возрасте 8 мин

С.А. Михайлов (РосНИИТО им. Р.Р. Вредена, С-Петербург)
Особенности диагностики остеопении и оценка эффективности её лечения у подростков с ортопедическими деформациями позвоночника поданным двухэнергетической рентгеновской денситометрии 8 мин

Храпова Ю.В., Садовой М.А., Фаламеева О.В., Верхотурова В.Т. (Новосибирский НИИТО, Новосибирск)
Сравнительный анализ минеральной плотности костной ткани здоровых новосибирцев, москвичей и петербуржцев в детском и подростковом возрасте 8 мин

Меркулов В.Н., Мининков Д.С., Морозов А.К. (ЦИТО, Москва)
Замедленное накопление костной массы и риск развития переломов у детей 8 мин

Ежов Ю.И., Богосьян А.Б., Мусихина И.В., Карева О.В., Шлякова Е.Ю. (Нижегородский НИИТО, Н-Новгород)
Нарушения фосфорно-кальциевого метаболизма у детей при оперативном лечении патологии опорно-двигательного аппарата 8 мин

Кожевников О.В., Иванов А.В., Лысиков В.А. (ЦИТО, Москва)
Коррекция нарушений фосфорно-кальциевого обмена при коксалгии и остеохондропатии головки бедренной кости 8 мин

15.00-15.20 Обсуждение докладов

15.20-16.00 Вечернее заседание "Остеопороз у мужчин"

Сопредседатели:
Профессор Еськин Н.Н.
Профессор Родионова С.С.
Профессор Поворознюк В.В.
Профессор Троценко В.В.

Глазырин Д.И., Макарова Э.Б. (Уральский НИИТО, Екатеринбург)
О диагностике остеопороза у мужчин

БархудиноВ М.Д., Лапкина С.В. (ЦИТО ИМ. Н.Н. Приорова, Москва)
Диагностическая значимость оценки МПК сигментов скелета при идиопатической и ювенильной формах системного остеопороза у мужчин 8 мин

Поворознюк В.В., Орлик Т.В., Креслов Е.А. (Украинский научно-медицинский центр проблем остеопороза)
Взаимосвязь гормонального статуса и состояния костной ткани у мужчин 8 мин

Эйдлина Е.М. (Уральский НИИТО, Екатеринбург)
Идиопатический остеопороз позвоночника с компрессионными переломами у мужчин 8 мин

16.00-1б.45 Круглый стол: «Рациональный подход к скринингу и диагностике остеопороза» (тест-оценки, диспансеризация, внедрение современного диагностического оборудования, повышение квалификации и ответственности персонала)

17.00 Банкет

12 февраля 2009 г.

10.00-11.30 Утреннее заседание "Фармакологическая коррекция ремоделирования костной ткани"

Сопредседатели:
Профессор Еськин Н.Н.
Профессор Родионова С.С.
Профессор Поворознюк В.В.

Шилин Д.Е., Шилин А.Д., Яицкая А.Е., Адамян Л.В. (МГМСУ, Москва)
Дефицит кальция в питании жителей россии как фактор риска и мишень для профилактик эпидемии остеопороза 8 мин

Поворознюк В.В., Григорьева Н.В., Орлик Т.В., Вайда В.М., Форосенко B.C., Мухайдли О.В. (Украинский научно-медицинский центр проблем остеопороза)
Изучение эффективности кальцемина в профилактике и лечении инволюционного остеопороза и его осложнений (экспериментально-клиническое исследование) 8 мин

Г.В. Гайко, Ан.В. Калашников, Л.И. Апуховская, А.Т. Бруско, Ал.В. Калашников (Институт травматологии и ортопедии, Институт биохимии АН Украины, Киев)
Дозозависимая эффективность витамина d для коррекции остеопороза в условиях эксперимента 8 мин

Родионова С.С., Морозов А.К., Буклемишев Ю.В. (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Применение золедроновой кислоты при постменопаузальной форме системного остеопороза

Новикова В.А. (Краснодарский Гос. Мед. Университет, Краснодар)

Совершенствование принципов предотвращения потери и восстановления минеральной плотности кости у женщин репродуктивного периода с гипоэстрогенией медикаментозного генеза 8 мин

Шумский А.А., Родионова С.С., (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Использование ибандроновой кислоты при ранних стадиях асептического некроза головки бедренной кости 8 мин

Скрипникова И.А., Косматова О.В., Поддубская Е.А., Мурашко Л.М., Новиков В.Е. (НИИ Профилактической Медицины, Москва)
Стронция Ранелат (Бивалос®) в лечении постменопаузального остеопороза (ОП) 8 мин

Поворознюк В.В., Дзерович Н.И., Орлик Т.В., Вайда В.М. (Украинский Научно-Медицинский Центр Проблем Остеопороза, Институт Геронтологии, Киев)
Влияние Стронция Ранелата на минеральную плотность костной ткани и вертебральный болевой синдром у женщин в постменопаузальном периоде 8 мин

Д.С. Астапенков, А.В. Пфейфер (Челябинская Гос. Мед. Академия, Челябинск)
Выбор остеотропных препаратов у больных с остеопоротическими переломами тел позвонков 8 мин

Ю.В. Буклемишев, С.Д. Арапова (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Эндокринологический Научный Центр, Москва)
Использование алостина при постменопаузальной форме остеопороза 8 мин

11.30-12.00 Обсуждение

12.00-12.45 Кофе - брейк

12.45-14.15 Дневное заседание № 1 "Эндопротезирование при остеопорозе"

Сопредседатели:
Профессор Загородний Н.В.
Профессор Родионова С.С.
Профессор Троценко В.В.

Родионова С.С., Тургунбаев Т.Н., Нуждин В.И., Шумский А.А. (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Использование бисфосфонатов при первичном эндопротезировании тазобедренного сустава 8 мин

Курт Андреас (Зав. Кафедрой ортопедической хирургии Университета г. Майнц, Германия)
Использование Ибандроната (Бонвива®) в ортопедической хирургии 20 мин

Грицюк А.А., Середа А.П., Лукьянов С.В., Сафонов Н.И., Давыдов Д.В. (Центральный Военно-Морской Клинический Госпиталь, г. Железнодорожный)
Профилактика асептической нестабильности при эндопротезировании тазобедренного сустава 8 мин

Резник Л.Б., Турушев М.А. (Омская Гос. Мед. Академия, Омск)
Влияние Бивалоса (Сервье, Франция) на процессы стрессового ремоделирования и остеолиза вокруг имплантата при эндопротезировании коленного сустава 8 мин

Рябова М.Н., Назаров Е.А. (Рязанский Гос. Мед. Университет, Рязань)

Профилактика резорбции костной ткани при эндопротезировании 8 мин

О.А. Каплунов, А.Г. Каплунов, М.А. Чернявский, Д.В. Коженков, А.Ю. Очнев (Ортопедический Центр МУЗ, ГКБ № 3, Волгоград)
Опыт применения остеогенных препаратов различных групп при эндопротезировании крупных суставов 8 мин

Макаров М.А., Макаров С.А., Павлов В.П., Муханов В.В. (НИИ Ревматологии, Москва)
Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава у больных ювенильным хроническим артритом 8 мин

Родионова С.С. (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Роль альфакалыгидола и кальция в профилактике асептической нестабильности

14.15-14.30 Обсуждение

14.30-16.00 Дневное заседание № 2 "Лечение переломов на фоне остеопороза"

Сопредседатели:
Профессор Лазарев А.Ф.
Профессор Гюльназарова С.В.
Профессор Кесян Г.А.

Е.Е. Костива, Е.П. Костив (Владивостокский Гос. Мед. Университет, Владивосток)
Хирургическое лечение медиальных переломов шейки бедра у пациентов с первичным остеопорозом 8 мин

Солод Э.И., Лазарев А.Ф. (ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Возможности оперативного лечения переломов проксимального отдела бедренной и плечевой костей при остеопорозе 8 мин

Неверов В.А., Малинин В.Л., Серб СК. (С-Пб МАПО, С-Петербург)
Особенности лечения переломов дистального метаэпифиза лучевой кости, осложненных остеопорозом 8 мин

Мироненко А.Н., Кочиш А.Ю., Иванов С.Н. (РосНИИТО им. Р.Р. Вредена, С-Петербург)
Опыт использования золедроновой кислоты для профилактики повторных компрессионных переломов тел позвонков 8 мин

Кузнецова О.А., Гюльназарова С.В. (Уральский НИИТО, Екатеринбург)
Минеральная плотность кости при лечении ложных суставов: динамика костной массы и возможности ее коррекции 8 мин

Трифонова Е.Б., Гюльназарова С.В., Кучиев А.Ю. (Уральский НИИТО, Екатеринбург)
Метаболические особенности репаративного остеогенеза при оксибаротерапии у пациентов с несращениями костей, осложненными остеопорозом 8 мин

В.Л. Малинин, В.А. Неверов (С-Пб МАЛО, С-Петербург)
Показатели качества костной ткани при выборе способа фиксации 8 мин

Грицюк А.А., Середа А.П., Лукьянов С.В., Кострица А.Н., Гаврюшенко Н.С. (Центральный Военно-Морской Клинический Госпиталь, г. Железнодорожный; ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Москва)
Биомеханические аспекты фиксации 3,5 мм пластины LCP при остеопорозе 8 мин

Г.М. Кавалерский, А.Д. Ченский, С.В. Бровкин, С.К. Макиров, Л.Ю. Слиняков, Д.С. Бобров (ММА им. И.М. Сеченова, Москва)
Математическое моделирование в хирургии позвоночника у пациентов старшей возрастной группы 8 мин

16.00-16.30 Круглый стол: «Мультидисциплинарный подход - базис для решения проблемы остеопороза в травматологии и ортопедии»

16.30 Закрытие конференции

№2(59) 2013 — Кто есть Кто в медицине

Эксклюзивные методы

Анатолий Лазарев
руководитель клиники травматологии для взрослых ЦИТО, доктор медицинских наук, профессор

Первые в мире

Николай Загородний
руководитель отделения эндопротезирования крупных суставов, доктор медицинских наук, профессор

22 июня в Москве в КСК «Битца» состоялся Олимпийский турнир "ЗОЛОТАЯ СТУПКА". Девять команд шести компаний-участников Международной премии аптекарей «ЗОЛОТАЯ СТУПКА» боролись за первенство в футбольном состязании и спортивных эстафетах.

На главной сцене ВВЦ в Москве состоялся шоу-концерт в честь Всемирного дня донора крови, на котором были подведены итоги Всероссийского конкурса Службы крови МУЗАРТЕРИЯ – 2013. 

С 22 по 24 мая крупнейший региональный выставочный организатор «ITE Сибирская Ярмарка» провёл в новосибирском Экспоцентре XXIV Международную медицинскую выставку «МедСиб – 2013», форум «Здравоохранение Сибири», а также стоматологическую выставку «СибДент – 2013».

В Минздраве России состоялась церемония награждения финалистов конкурса «Здоровая Россия». Всероссийский конкурс проводится уже  третий раз, и встреча победителей со всей России с руководителями Министерства стала традицией. 

16–19 мая 2013 года в Москве прошёл 1-й Международный конгресс, в рамках которого действовала  интерактивная выставка «Экология мозга: искусство взаимодействия с окружающей средой».

16–19 апреля 2013 года в ВЦ «КиевЭкспоПлаза» состоялось масштабное событие для специалистов отрасли здравоохранения Украины – IV Международныймедицинский форум «Инновации в медицине – здоровье нации», в котором приняли участие 14 000 специалистов, представлявших  380 компаний из 18 стран. В рамках мероприятия проведено 60 научно-практических мероприятий для врачей разной специализации, на которых выступили 500 докладчиков-экспертов отрасли здравоохранения Украины. Кроме того, во время проведения форума функционировала MEDZoom – специальная зона мастер-классов и практических школ.

7 июня 2021 года, Москва:

Открыта регистрация на VIII Международную научно-практическую конференцию «Оценка технологий здравоохранения: фокус на лекарственное обеспечение».

15 июня 2021 года, Москва:

В целях развития санаторно – курортной отрасли страны, в Москве, на площадке ЭКСПОЦЕНТРА пройдет главный ХХ  Всероссийский Форум «ЗДРАВНИЦА-2021».

17 июня 2021 года, Санкт-Петербург:

Организационный комитет рад пригласить желающих на Второй международный конгресс «Мультидисциплинарная эстетическая медицина»! Конгресс состоится в период с 17 по 20 июня 2021 года в Санкт-Петербурге в очном формате в отеле «Санкт-Петербург», а также в онлайн формате на виртуальной платформе Конгресса.

Современные аспекты диагностики и лечения остеопороза | Camil Castello Branco, Родионова С.С.

Представлено интервью с Camil Castello Branco, профессором Барселонского университета, председателем СAMS (Council of Affiliated Menopause Societies) и профессором Светланой Семеновной Родионовой, руководителем Центра остеопороза Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО) им. Н.Н. Приорова.

     В рамках цикла научно-образовательных семинаров для врачей «Современные аспекты диагностики и лечения остеопороза» прошло междисциплинарное обсуждение проблемы остеопороза: выступили гинеколог-эндокринолог, д.м.н., профессор Барселонского университета, председатель СAMS (Council of Affiliated Menopause Societies) Camil Castello Branco с лекцией «Место кальцийсодержащих препаратов в лечении остеопороза: есть ли выбор?» и травматолог, д.м.н., профессор, руководитель Центра остеопороза Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО) им. Н.Н. Приорова Светлана Семеновна Родионова с лекцией «Проблема остеопороза в травматологии».
     После семинара корреспондент «РМЖ» побеседовал с обоими лекторами и задал наиболее важные для нашей аудитории – практикующих врачей вопросы, касающиеся современных аспектов лечения остеопороза. 

     – Уважаемый профессор Branco, скажите, пожалуйста, какие впечатления возникли у Вас при общении с российскими специалистами, занимающимися проблемой остеопороза (ОП)?
     – Это был мой первый визит в Россию, и на моей лекции присутствовали травматологи и ревматологи, у них свой взгляд на ведение пациентов с ОП, но по тому, как они слушали мое выступление и какие задавали вопросы, я понял, насколько важна проблема ОП для этой категории врачей.

     – Насколько отличаются подходы в Европе и России к диагностике и лечению ОП?
     – На мой взгляд, разнятся не подходы, а специалисты, которые диагностируют и лечат данное заболевание. В Испании данной категорией пациентов в основном занимаются врачи общей практики, гинекологи, ревматологи, терапевты, а травматологи – в значительно меньшей степени, в России же, они, напротив, активно вовлечены в процесс.

     – Насколько важна роль препаратов кальция в лечении ОП?
     – Кальций – элемент, необходимый для жизни всем людям, не только пациентам с ОП. Кальций играет важную роль в передаче сигнала по нервным волокнам, сокращении сердечной мышцы, обеспечивает стабильность клеточных мембран. Он находится не только в костях, скелете, но и в разных структурах человеческого организма. И при недостаточном потреблении кальция повышается риск не только развития ОП, но и ухудшения сократимости миокарда, развития нежелательных явлений в сосудистой стенке и сердечно-сосудистых заболеваний в целом. 
     Суточная потребность в кальции составляет около 1000–1200 мг, и пациенты с ОП обязательно должны получать это количество кальция. При его дефиците в организме специфическая терапия (бисфосфонаты, деносумаб, ралоксифен и другие) будет неэффективна, поскольку в основе действия этих препаратов лежит депонирование кальция в костях. Кроме того, в метаболизме кальция важную роль играет витамин D. 

     – Что, по Вашему мнению, важно учитывать при выборе того или иного препарата кальция? И какие препараты кальция вы наиболее часто используете в своей практике?
     – Самое главное, надо помнить, что нет одинакового решения для всех больных, при подборе терапии необходимо учитывать потребности конкретного пациента.
Это касается не только препаратов кальция. Бисфосфонатов тоже много, и каждый препарат работает по-разному, специфическая терапия также подбирается с учетом особенностей каждого пациента.
     Если говорить о препаратах кальция, то кальция цитрат предпочтителен при заболеваниях желудка, связанных с недостаточным содержанием соляной кислоты. На цитрат кальция не влияет pH желудка, а другим солям кальция нужна определенная кислотность для всасывания. 
     Например, если в диете пациента присутствуют оксалаты или фитаты, они затрудняют всасывание кальция, поэтому нужно подобрать препарат, который можно принимать вне зависимости от потребления пищи.
     В основном соли кальция рекомендуют принимать с едой (поскольку кислотность в желудке снижается, и соли кальция лучше всасываются). Преимуществом оссеин-гидроксиапатитного соединения (ОГС) является то, что его можно принимать вне зависимости от приема пищи, что, несомненно, более удобно для пациента. 
     С приемом солей кальция могут возникать некоторые нежелательные явления (НЯ), но они обычно слабовыражены. Однако для многих пациентов метеоризм или диспепсия, хотя и слабовыраженные, тем не менее создают дискомфорт, а значит, влияют на комплаентность. При приеме ОГС наблюдается наименьшая выраженность НЯ, что является его дополнительным преимуществом.
     С одной стороны, всегда учитываются безопасность препарата, переносимость, а с другой стороны – эффективность. Все наши исследования показали, что ОГС имеет большую эффективность, чем другие соли кальция. И в нескольких исследованиях был отмечен его анальгезирующий эффект, который не выявлен у других препаратов кальция.
     Еще одно серьезное преимущество данного комплекса – возможность подбирать дозировку препарата. В то время как другие соли имеют большую дозу (1 капсула – 1 г, 1 пакет – 1 г, 1 таблетка – 500 мг), в 1 таблетке ОГС содержится всего 178 мг кальция. И, оценивая потребление кальция с пищей, можно назначить столько кальция, сколько надо данному пациенту. 
     Крайне важно то, что ОГС превосходит другие соли кальция (карбонат, глюконат, цитрат и так далее) по фармакокинетике – в зависимости от конкретной соли концентрация кальция в сыворотке крови будет превышать физиологические уровни в течение длительного времени – до 12 часов. При приеме ОГС не наблюдается такого превышения, а значит, не повышается риск заболеваний, связанных с гиперкальциемией.

     – В России при ОП чаще всего рекомендуются фиксированные комбинации препарата кальция с витамином D. Насколько оправданным, по Вашему мнению, является такой подход?
     – Я считаю, что имеется некоторое недопонимание по данному вопросу. Да, пациенту нужны кальций и витамин D, но, назначив ему фиксированную комбинацию, например, 1 г кальция и 400–600 ЕД витамина D, мы не учитываем тот кальций, который пациент принимает с пищей. В сутки пациенту нужно 1–1,2 г кальция, но это не значит, что мы должны давать полную дозу препарата. Пациент может получать 500 мг кальция с пищей и 500 мг – с медикаментозным препаратом. Крайне важно учитывать потребление кальция. Представьте себе пациентку с ОП, которая пьет молоко на завтрак, йогурт – на полдник и дополнительно съедает 100 г сыра в сутки. Таким образом, она получает несколько сотен миллиграммов кальция с едой, а если мы назначим ей стандартную дозу кальция 1 г в сутки, то в целом это будет больше 2 г кальция в день! А это, в свою очередь, повышает риск развития нефролитиаза и осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы. Поэтому, на мой взгляд, назначение фиксированных комбинаций кальция с витамином D неверно. 

     – С вашей точки зрения, насколько схема раздельного приема препарата кальция и витамина D является рациональным подходом?
     – Когда кальций и витамин D назначаются раздельно – это индивидуализированный подход к пациенту, и это идеальное решение. 
     Важно учитывать, что витамин D усиливает всасывание кальция в ЖКТ, что может приводить к пиковому повышению концентрации кальция выше физиологической нормы. Известно, что некоторые соли кальция быстро всасываются и быстро выводятся, что, с одной стороны, приводит к пиковым гиперкальциемиям, а с другой стороны – к тому, что организм не получает необходимого количества кальция на протяжении суток. В этой связи раздельное применение ОГС и витамина D позволяет подобрать наиболее оптимальную дозу без риска развития пиковых гиперкальциемий, так как кальций из ОГС всасывается постепенно на протяжении 12 часов. 
     Важно отметить, что при приеме ОГС в организм поступает около 712 мг кальция, при этом его эффективность (увеличение МПК) выше, чем при приеме 1000 мг кальция в виде других солей. Это связано с лучшей фармакокинетикой и уникальным составом ОГС.

     – ОГС в России чаще всего применяется травматологами у пациентов с переломами и ОП. Насколько оправданно его применение в других областях, например, в ревматологии, гинекологии-эндокринологии, акушерстве?
     – В Испании, например, разные препараты по-разному назначаются травматологами, гинекологами и ревматологами. Почему так происходит – никто не знает, просто в каждой стране своя практика назначения. Главное не то, кем назначается препарат, а то, насколько адекватное лечение получает пациент.
     ОГС исследован и используется не только в качестве адъювантной терапии для ускорения сращения переломов, но и для профилактики и лечения ОП в различных клинических ситуациях, а также для регуляции кальциево-фосфорного баланса в период беременности и кормления грудью. 

     – Часто возникает вопрос: можно ли применять ОГС у больных со злокачественными новообразованиями? Не увеличивает ли ОГС риск развития рака? 
     – Конечно, можно применять. Я понимаю, что многих врачей волнует органический компонент препарата, так как там есть факторы роста, но, по моему опыту, нет работ, которые бы показали повышение риска развития рака при использовании ОГС. Лишь у пациентов с новообразованиями костной ткани, у которых повышен риск гиперкальциемии, необходимо ограничить применение ОГС.

     – Как вы считаете, если у женщины в постменопаузе произошел перелом, например, лучевой кости, когда следует начинать остеотропную терапию и как долго в этом случае необходимо продолжать лечение? 
     – В первую очередь этот перелом вызывает подозрение на наличие ОП у пациентки. При остеопоротическом переломе обязательно назначение активного антирезорбтивного препарата, кроме того, необходимы кальций и витамин D, поскольку данная группа препаратов хорошо работает только при достаточном количестве кальция и витамина D.
     Вы задали очень важный вопрос, поскольку перелом лучевой кости у женщины – один из первых сигналов ОП, и эффективное лечение этого перелома может стать профилактикой перелома тазобедренной кости.
     Как долго продолжать лечение – сложный вопрос. Есть множество препаратов с разными механизмами действия, при их назначении надо учитывать возраст пациентки. Мы можем использовать гормональную терапию (например, тамоксифен), деносумаб и другие препараты. Период лечения также может варьировать. В Испании для женщин незадолго до и вскоре после менопаузы обычно назначается гормональная терапия, через 3 года можно перейти на тиболон. Мы не рекомендуем применять эти препараты после 60–62 лет, так как они повышают риск тромбозов. Затем мы переходим на бисфосфонаты. Конечно, бисфосфонаты можно использовать и раньше, но их не рекомендуется принимать более 5 лет. Кроме того, в 69–70 лет повышается риск атипичных переломов. То есть в зависимости от периода жизни женщины мы можем сочетать разные препараты, поскольку препараты эффективны, но их прием может сопровождаться разными НЯ. 

     Профессор Светлана Семеновна Родионова

     – Уважаемая Светлана Семеновна, позвольте задать Вам несколько вопросов. Насколько необходимым/полезным Вы считаете проведение подобных междисциплинарных семинаров с возможностью обмена международным опытом по проблеме ОП? Есть ли различия в подходах к лечению ОП?

     – Совместное проведение лекций очень полезно не только для слушателей, но и для лектора, тем более по такой проблеме, как системный ОП – междисциплинарное заболевание с очень разнообразной клиникой и сложным нарушением метаболизма костной ткани. 
     У нас нет принципиальных различий в подходах к лечению патологии, но есть некоторые нюансы, которые могут влиять на результат лечения. Взять, к примеру, бисфосфонаты. Их широко используют для лечения системного ОП, и в последние годы все чаще стали отмечать развитие на этом фоне патологических (атипичных) переломов. Доктор Branco также отметил возможность их развития при приеме бисфосфонатов. Я же считаю, что «вина» осложнения не в бисфосфонатах, а в том, что их назначают без четких показаний. Эти препараты являются антирезорбтивными, то есть они показаны не всем больным ОП, а только тем, у кого показатели резорбции превышают норму. В реальной клинической практике интенсивность резорбции не оценивают, а просто, без индивидуального подхода, назначают препарат. Возможно, в этом и есть различие подхода к лечению системного ОП. Кроме того, мы придаем большое значение в лечении ОП, тем более при назначении бисфосфонатов, препаратам кальция и витамина D. Недостаток этих препаратов или даже их отсутствие при назначении бисфосфонатов и является причиной атипичных переломов. Безусловно, важен и вопрос комплаентности, но для этого нужно не только обсудить с пациентом целесообразность их приема, но и мониторировать процесс лечения, что не всегда выполняется.

     – Травматологи в России редко рекомендуют фармакотерапию пациентам с ОП, при этом известно, что именно они наиболее часто впервые диагностируют ОП. Как Вы считаете, почему это происходит? Должен ли врач-травматолог назначать остеотропную фармакотерапию и в каких случаях?
     – Парадокс в том, что в нашей стране именно травматологи (ЦИТО имени Н.Н. Приорова) первыми начали заниматься проблемой ОП. Еще в 1975 году профессор Сергей Тимофеевич Зацепин, травматолог-ортопед, костный патолог, стоявший у истоков разработки сохранных операций при опухолевом поражении костей скелета, начал использовать фармпрепараты (активные метаболиты) у пациентов с переломами на фоне ОП. Сергей Тимофеевич показал, что ОП – одно из направлений работы травматолога. Правда, в повседневной практике даже сегодня не все травматологи-ортопеды с пониманием относятся к данному заболеванию. Я думаю, что, конечно, не все травматологи должны назначать лечение, но подумать о заболевании должен каждый, так как пациенты с ОП чаще всего впервые обращаются именно к травматологу по поводу болей в позвоночнике или с переломами. Низкоэнергетический перелом – сигнал для обследования на предмет ОП, а лечение должен назначать тот травматолог, который знает принцип лечения ОП. Есть центры ОП в институтах травматологии и многопрофильных больницах, где могут назначить лечение и проводятся обучающие школы по консервативной терапии ОП у пациентов с повреждениями и заболеваниями костей. 

     – Когда, по Вашему мнению, врач-травматолог должен задуматься о рекомендации пациенту остеотропной терапии?
     – Травматолог всегда должен думать об ОП, так как почти 70% больных, которые поступают с переломами для стационарного лечения, имеют метаболические нарушения в костной ткани. По данным профессора С.П. Миронова (директора ЦИТО), 47% пациентов, которым проводится операция эндопротезирования по поводу деформирующего артроза, страдают ОП (они об этом не догадываются, так как не обследовались ранее по этому поводу). Это, естественно, сказывается на выживаемости имплантатов, так как у больных с ОП очень высок риск развития ранней асептической нестабильности.

     – Какие пациенты входят в группу риска замедленной консолидации? Когда врач-травматолог должен задуматься о назначении остеотропной фармакотерапии в качестве профилактики замедленной консолидации и последующих переломов?
     – Это люди с множественными или повторными переломами или факторами риска нарушений ремоделирования костной ткани. Это можно уточнить уже при сборе анамнеза. В группу риска ОП входят пациенты с заболеваниями внутренних органов, эндокринными нарушениями, курильщики, люди с низкой физической активностью, низким потреблением кальция. Очень важна двигательная активность – например, доказано, что ходьба в течение 30 минут в день имеет большую эффективность, чем прием некоторых лекарственных препаратов для лечения системного ОП. 

      – Насколько оправданно применение остеотропной фармакотерапии в комплексном лечении переломов у пациентов со сниженной минеральной плотностью костной ткани и риском замедленной консолидации?
      – Да, оправдан, поскольку в этом случае снижается риск развития ложных суставов, нормализуются сроки консолидации перелома, исключается возможность миграции металлоконструкций и рефрактора.

      – Когда необходимо начинать остеотропную терапию при переломах? И как долго следует ее применять?
      – При наличии факторов риска ОП или подтверждения заболевания (по данным денситометрии или при наличии низкоэнергетических переломов – маркеров ОП) целесообразно сразу назначать препараты кальция и витамина D. В настоящее время отмечается высокий риск замедленной консолидации, и сроки консолидации удлиняются именно из-за широкого распространения нарушений метаболизма костной ткани, в том числе дефицита витамина D или его недостаточности. О чем это говорит? Становится все больше людей с дефектами метаболизма костной ткани. И препараты кальция просто необходимы. Формирование костной мозоли протекает в несколько фаз. В 1–2 фазе роль кальция не так высока, так как его концентрация в зоне перелома низкая, в эти фазы имеют огромное значение локальные факторы активации. Любая клетка – остеокласт, остеобласт – имеет рецепторы к кальцию. И их дифференцировка, развитие, активизация требуют наличия кальция. Особенно важен кальций в 3–4 фазе перелома, когда происходит минерализация, поэтому необходимо назначение препаратов, содержащих как кальций, так и другие компоненты, необходимые для своевременного формирования полноценной костной ткани. К таким препаратам относится ОГС, который травматологам известен очень давно.
      Немало исследований было ему посвящено. Например, работа профессора травматолога-ортопеда С.В. Гюльназаровой из г. Екатеринбурга, посвященная лечению ложных суставов. В исследование были включены пациенты, которые поступали в стационар для повторного оперативного вмешательства, причем в исследование вошли только пациенты, у которых в послеоперационном периоде был исключен системный ОП, но был регионарный. Пациентов разделили на 3 группы: в 1-й группе выполнялось только хирургическое вмешательство, во 2-й группе – хирургическое лечение (вне очагового остеосинтеза) дополнялось назначением препаратов кальция и витамина D, в 3-й группе хирургическое вмешательство сопровождалось приемом ОГС. Во всех 3–х группах наблюдалось сращение ложного сустава, но сроки сращения разнились. Наилучшие результаты были отмечены в группе принимавших ОГС. Неплохие результаты применения ОГС были получены и профессором С.Н. Измалковым при лечении переломов, и другими авторами.
     Мой опыт применения ОГС у пациентов с политравмой также свидетельствует о целесообразности назначения препарата уже с первых дней после оперативного вмешательства – сроки консолидации сокращались на 2–3 недели. Профессор Branco говорил об обезболивающем эффекте ОГС. Важно сделать ремарку: болевой синдром снимается за счет увеличения интенсивности костеобразования, уменьшения количества микропереломов. Почему возникают боли при ОП даже без переломов шейки бедра? Потому что накапливаются микропереломы трабекулы, это меняет прочность, амортизационные свойства костной ткани – возникает боль при статической нагрузке, а в положении лежа болевой синдром исчезает. При лечении ОГС болевой синдром уменьшается только через некоторый период времени, а не сразу, как, например, при приеме НПВП. Это обусловлено именно уменьшением числа микропереломов, так как количество и качество костной ткани улучшаются, и это приводит к уменьшению боли. При дозировании препаратов кальция всегда надо помнить о соотношении цена/эффективность. Необходимые в сутки 1000 мг кальция можно «набрать» одним ОГС, но важно помнить, что часть кальция (500–800 мг) организм получает с пищей, поэтому достаточно применять около 4 таблеток ОГС в сутки. В некоторых случаях, когда есть выраженный дефицит кальция, множественные травмы, тяжелый ОП, риск гипокальциемии на фоне приема антирезорбтивных препаратов, можно увеличивать дозу до 6 таблеток на короткий период времени.

      – На что бы Вы хотели обратить внимание врачей-травматологов в России при обсуждении проблемы ОП?
      – Любой ортопед-травматолог должен знать, что его пациент с переломом или ортопедической патологией с большой вероятностью может страдать ОП. У него могут быть и нарушения метаболизма костной ткани, связанные с наличием целого ряда факторов риска, что, в конечном счете, удлинит срок лечения или даже станет причиной нарушений консолидации. Поэтому после выявления ранее перечисленных факторов риска необходимо назначить препараты кальция и витамина D. Правда, их назначение следует контролировать, определяя уровень кальция в крови. В сложных случаях надо направлять пациента к специалисту, который больше знает и разбирается в этом вопросе. В ЦИТО проводятся консультативные приемы, организуются выездные консультации, дистанционные круглые столы, есть сайт, куда можно прислать вопрос о тактике лечения. Травматолог, который игнорирует проблему ОП, – это доктор, который «играет» не только против пациента, но и против себя.
Если говорить о продолжительности лечения, то препараты необходимо принимать до момента полной консолидации перелома. Далее врач, который занимается лечением системного ОП (это может быть и травматолог, но специализирующийся на данной проблеме, как, например, травматологи центра ОП ЦИТО), продолжает лечение, так как системный ОП — это хроническое заболевание.

Интервью взяла Е.В. Каннер

.

Деятельность кабинета профилактики и лечения остеопороза

Презентация: Актуальность проблемы остеопороза среди пациентов, получивших ВМП в ФЦТОЭ 2012 г ЦИТО 2012
Презентация: О кабинете профилактики и лечения остеопороза

Результаты работы кабинета профилактики и лечения остеопороза

В Федеральном центре травматологии, ортопедии и эндопротезирования в г. Чебоксары проводится оказание высокотехнологичной помощи пациентам с переломами проксимального отдела бедренной кости согласно приказу Министерства здравоохранения Чувашии от 14.04.2009 №341 «О совершенствовании медицинской помощи пациентам с переломом проксимального отдела бедренной кости». С 2009 по 2011 годы 21,6% случаев эндопротезирование тазобедренного сустава жителям Чувашской республики проведено по поводу перелома проксимального отдела бедренной кости (это 339 из 1360 чел).

Оказание помощи пациентам с остеопорозом проводится на основании Рекомендации по ведению больных с остеопорозом в послеоперационном периоде на амбулаторном этапе, утвержденных протоколом формулярной комиссии от 13.03. 2010, дополненных протоколом № 8 от 29.10.2010 года. На рассмотрение формулярной комиссии представлены рекомендации 2012 г., составленные согласно современным представлениям о проблеме. 

У каждого 10-ого обратившегося за высоко-технологичной медицинской помощью травматолого-ортопедического и нейрохирургического профилей диагностирован остеопороз. За 2 года работы это 905 из 7322 чел. 

Консультативно-диагностическая помощь по вопросам остеопороза в ФЦ ранее оказывалась только пациентам, получившим оперативное лечение в условиях Центра. 13 сентября 2012 года в Центре открылся Кабинет профилактики и лечения остеопороза. Кабинет, согласно приказу № 87 от 13 сентября 2012 года «Об организации кабинета профилактики и лечения остеопороза в ФГБУ «Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования» МЗ РФ (г. Чебоксары), оказывает консультативно-диагностическую помощь на условиях оказания платных услуг, исключение составляют пациенты, поступившие на оперативное лечение в рамках ВМП.

С 1 августа 2010 г. по 31 июля 2012 года оказана консультативно-диагностическая помощь 1270 пациентам с остеопорозом, из них остеопороз с переломом (М 80. по МКБ X) диагностирован у 629 чел. (49,5%). Пациенты стационара (ВМП) составили 905 чел (из них 408 – жители ЧР), пациенты поликлиники (платные услуги) – 365 чел. (из них 96% жители ЧР). Трети пациентов, проконсультированных за этот период времени в поликлинике – пациенты пришедшие на этап катамнеза после оперативного лечения в ФЦ. 7 пациентов получили внутривенное введение препарата золедроновой кислоты. 

Проанализирована приверженность к лечению остеопороза пациентов, прошедших оперативное лечение в ФЦ в рамках ВМП. Из 389 пациентов с остеопорозом, прошедших стационарное лечение с 1 августа 2010 г по 31 июля 2011 г., 169 чел (43,4%) явились на этап катамнеза через 1 год, 42% провели денситометрию в динамике (70 чел), 80% из прошедших обследование (56 чел) получали лечение остеопороза. Положительная динамика – 42 чел (прирост МПК в проксимальном отделе бедра на 8,5±6,8%, в поясничных позвонках на 10,7±7,7%) – комбинированная терапия, стабилизация – 14 чел, комбинированные препараты кальция и витамин D. Прогрессирование остеопороза - 14 чел (снижение МПК в проксимальном отделе бедра на 7,8±4,5%, снижение МПК в поясничных позвонках на 4,7±2,7% и возникновение повторных переломов в 3 случаях (один из них – перелом проксимального отдела контрлатеральной бедренной кости) – терапия нерегулярная, отсутствие терапии. По данным литературы приверженность к терапии пациентов с остеопорозом (MPR - medication possession ratio>80%) через 1 год от начала лечения - 44-65%, через 2 года от начала лечения – 25-28% (Cramer JA, Amoncar MM, Hebbopn, Altman R, Cur Med Res Opin.2005, Rabenda V, Mertens V, Fabri V et al., Osteoporosis Int. 2008, Huybrechts KF, Ishak KJ, Caro JJ, Bone 2006). 

С 13 сентября по 31 октября 2012 года в Кабинете профилактики и лечения остеопороза оказана консультативно-диагностическая помощь 138 пациентам с остеопорозом. Стационар ВМП – 71 чел, ОМС – 2 (53%). ТОО 1 -19 пациентов, ТОО 2-29, ТОО3-27. Поликлиника – платные услуги- 65 чел (47%), из которых 58,7% повторные пациенты. Среди первичных пациентов преобладают пациенты, направленные врачами ФЦТОЭ – 22 чел. (травматолог - 19, нейрохирург - 3, комиссия по отбору на ВМП - 1), из других ЛПУ – 4 чел. 1 пациенту проведено внутривенное введение препарата золедроновой кислоты.

Результаты работы кабинета профилактики и лечения остеопороза проанализированы и представлены в виде докладов на конференциях в т.ч. с международным участием (V Конференция с международным участием «Проблема остеопороза в травматологии и ортопедии»:13-14 февраля,2012, Москва, Третья Российская Летняя школа по остеопорозу «Остеопороз в практике травматолога-ортопеда», 5 - 7 июля 2012 года, Санкт-Петербург, Форум остеопороза, Научно-практическая конференция «Остеопороз – важнейшая мультидисциплинарная проблема здравоохранения XXI века», Совещание центров остеопороза, Санкт-Петербург, 24-26 сентября 2012 г., научно-образовательная «ВНУТРЕННИЕ БОЛЕЗНИ – СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ДИАГНОСТИКИ, ЛЕЧЕНИЯ И РЕАБИЛИТАЦИИ», Медицинский факультет Чувашского государственного университета имени И. Н. Ульянова, 9 ноября 2012 года). Всего выпущено с 2009 по 2011 г. 3 брошюры, 2 статьи, 2 тезисов, за 2012 год – 2 статьи, 5 тезисов. 

За 2012 год выпущены информационные листовки для врачей и пациентов, выпущен сюжет о Кабинете профилактики и лечения остеопороза в Вести Чувашия, работает теленавигатор с информацией о Кабинете, информация о Кабинете представлена на сайте РАОП в разделах Центры остеопороза и Лекции врачам, на сайте ФГБУ «ФЦТОЭ» в разделе новости, наука (публикации сотрудников). Планируется создание раздела «Кабинет профилактики и лечение остеопороза» на сайте ФГБУ «ФЦТОЭ», организация школы для пациентов с остеопорозом, индивидуальных и групповых занятий ЛФК совместно с инструкторов ЛФК, ежегодное участие в проведении международного дня борьбы с остеопорозом, участие в НПК, заседании обществ врачей терапевтов, ревматологов, травматологов.


VII научно-образовательная конференция с международным участием «Проблема остеопороза в травматологии и ортопедии»

Цель конференции:

совершенствование оказания помощи пациентам с повреждениями и заболеваниями костей на фоне системного остеопороза, асептическим некрозом, замедленной консолидацией переломов и риском нестабильности металлоконструкций. В рамках конференции будет обсуждаться роль фармакотерапии в комбинации с хирургическим лечением при ортопедической патологии. Пройдет выставка современных медицинских технологий, оборудования и лекарственных препаратов.Традиционно  в конференции примут участие 300-400 специалистов.

Основные вопросы программы:

  • Диагностика, лечение, реабилитация пациентов с системным остеопорозом
  • Подбор эффективной фармакотерапии
  • Профилактика повторных переломов при системном остеопорозе
  • Оперативное лечение пациентов с системным остеопорозом
  • Методы купирования болевого синдрома у пациентов с остеопорозом
  • Ортезирование у пациентов с системным остеопорозом и асептическим некрозом костей
  • Сколиоз и остеопороз
  • Осложнения терапии остеопороза
  • Асептический некроз тазобедренного и коленного суставов
  • Роль МРТ в диагностике асептического некроза
  • Консервативные и оперативные методы лечения асептического некроза
  • Замедленная консолидация переломов и влияние на этот процесс фармпрепаратов
  • Способы влияния на процесс репаративной регенерации костной ткани
  • Костнопластические материалы, эволюция развития и риски применения
  • Патология суставного хряща и остеопороз.

Организаторы:

  • Министерство здравоохранения России
  • Ассоциация травматологов-ортопедов России (АТОР)
  • Центральный институт травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова Минздрава РФ
  • Научно-клинический центр остеопороза ЦИТО
  • Межрегиональная Ассоциация хирургов-вертебрологов
  • Медицинская ассоциация специалистов по лечению и изучению остеонекроза

«Будущее без остеопороза» - круглый стол ведущих специалистов в области профилактики и лечения остеопороза

«Остеопороз – это «безмолвная» эпидемия 21 века, которая может годами не давать о себе знать. Тем не менее, смертность вследствие остеопороза находится на 3-ем месте после инфаркта и инсульта. На сегодняшний день в России 30% женщин и 20% мужчин после 50 лет страдают этим заболеванием, примерно столько же имеют сниженную плотность костной ткани. Самые печальные последствия остеопороза – это сильный болевой синдром, перелом шейки бедра и позвонков, причиняющие огромные страдания больным. При этом большинство больных после перелома шейки бедра умирают в первые три месяца», - говорит Лидия Ивановна Беневоленская, профессор, руководитель центра по профилактике остеопороза ГУ ИР РАМН.

Свои данные привела Светлана Семеновна Родионова, д.м.н., профессор, вице-президент РАОП, руководитель научно-практического центра ОП ЦИТО: «70% больных, попадающих в стационары с переломами, – это больные остепорозом. Причем, в последнее время все чаще стали появляться случаи остеопоротических переломов не только шейки бедра, но и длинных и мелких костей. Такие переломы долго не срастаются и лечатся хуже обычных. Но самый тревожный сигнал - это то, что мы сейчас наблюдаем переломы уже и у детей из-за недобора пиковой костной массы».

Людмила Яковлевна Рожинская, д.м.н., зав. отделением нейроэндокринологии и остеопатий ФГУ «Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий Минзравсоцразвития РФ», председатель Московского общества по остеопорозу, отметила меры, которые могут предотвратить или смягчить проявления этого заболевания: «Профилактика остеопороза – это активный образ жизни и употребление достаточного количества кальция и витамина Д, которое надо начинать еще с внутриутробного периода. Источник кальция – это, в основном, молочные и кисломолочные продукты. Однако, в современном обществе, даже потребляя большое количество этих продуктов, суточной нормы не достигнуть. Поэтому разработаны современные кальцийсодержащие препараты, эффективность которых научно доказана. Например, очень хороший кальцийсодержащий препарат, который поможет добрать недостаток кальция – препарат Кальций Д3 Никомед».

Наталья Владимировна Торопцова, д.м.н., старший научный сотрудник Центра профилактики остеопороза Минздавсоцразвития РФ отдела эпидемиологии и генетики ревматических заболеваний ГУ «Институт ревматологии РАМН» привела последние данные исследований: «Остеопороз – это болезнь цивилизованных наций. Повышение уровня жизни зачастую сопровождается недостаточной физической активностью и несбалансированным питанием с недостаточным содержанием кальция, что повышает риск развития остеопороза.

Наш институт провел многоцентровое исследование в различных регионах России. Результаты показали, что только 7% населения после 45 лет имеет достаточный уровень витамина Д и 3% достаточный уровень кальция в организме.

Отмечу также факт, в группе наблюдаемых нами женщин, которым были даны рекомендации по правильному питанию, увеличение кальция в организме составило лишь 134 мг, а в группе, где женщины принимали кальцийсодержащие препараты, уровень кальция в крови пришел в норму».

Необходимость приема кальцийсодержащих препаратов для профилактики остеопороза, не дожидаясь критического возраста и переломов, подтвердила и Лариса Александровна Марченкова, к.м.н., доцент кафедры эндокринологии ФУВ МОНИКИ: «Комплексный препарат кальция и витамина Д3 - Кальций Д3 Никомед – это самый безопасный метод профилактики остеопороза. При этом риск развития побочных эффектов от приема минимален, что означает, что эти препараты можно употреблять длительное время, без консультации и наблюдения у врачей».

Компания Никомед длительное время занимается изучением проблемы остеопороза, в сотрудничестве с ведущими организациями, специализирующимися на проблеме этого заболевания.


Более подробная информация на сайте http://www.calciumd3.ru/ .

ГИПОФОСФАТАЗИЯ У ВЗРОСЛЫХ: КЛИНИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ И ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ | Родионова

Аннотация

Гипофосфатазия - генетическое заболевание, которое характеризуется снижением уровня щелочной фосфатазы невыразительная клиническая картина заболевания у взрослых нередко затрудняет диагностику. Приведены два наблюдения: в одном случае больную длительно лечили альфакальцидолом и препаратами кальция по поводу ошибочного диагноза - постменопаузальный остеопороз, осложненный переломом тела позвонка, - хотя при обращении у пациентки отмечалось типичное для гипофосфатазии снижение уровня щелочной фосфатазы В другом случае у пациента с диагнозом асептический некроз головки бедренной кости при обследовании на выявление отклонений метаболизма костной ткани (при асептическом некрозе возможны такие нарушения, и они требуют коррекции в до и в послеоперационном периоде) выявлено резкое снижение уровня щелочной фосфатазы. В обоих случаях диагноз подтвержден при генетическом исследовании. Для пациента с асептическим некрозом подтверждение диагноза является основанием для проведения в послеоперационном периоде лечения асфотазой альфа, что позволит сохранить стабильность эндопротеза.

Гипофосфатазия (ГФФ) - редкая генетическая патология, обусловленная мутациями в гене тканеспецифической щелочной фосфатазы, характеризуется снижением ее продукции. В зависимости от возраста появления симптомов различают перинатальную, инфантильную, детскую и взрослую форму заболевания (1). Щелочная фосфатаза (ЩФ), представляет собой семейство изоферментов, кодируемых разными генами. Один из них TNSALP, кодирует изофермент ЩФ, экспрессирующийся во всех тканях, но наиболее активно - в печени, костях и почках. Ген TNSALP располагается на коротком плече хромосомы (1p36.1-34) и состоит из 12 экзонов, занимающих 50 000 нуклеотидов (2,3). Заболевание наследуется как по аутосомно-доминантному (возможно более легкое течение), так и аутосомно-рецессивному типу, более тяжелое клиническое проявление (4). Аутосомно-ре-цессивный тип наследования включает гетерозиготное приобретение двух различных аллелей TNSALP (5). К настоящему времени с ГФФ связывают 267 различных мутаций и 16 полиморфизмов гена TNSALP (6). Правда, большинство (74,5 %) мутаций относится к миссенс-мутациям, причем чаще это приемлемые мутации, когда свойства кодируемых белков не изменяются и клиника практически отсутствует (1). Тканеспецифическая щелочная фосфатаза (ТНЩФ) играет важную роль в минерализации костной ткани, так как является ферментом, который расщепляет несколько фосфорилированных соединений, в т. ч. неорганический пирофосфат (НПФ), пиридоксаль-5’-фосфат (ПЛФ) и фосфоэ-таноламин (ФЭА). При недостатке щелочной фосфатазы эти 3 соединения накапливаются в тканях, вызывая нарушения минерализации костей, зубов (1). Основная роль в подавлении минерализации отводится накоплению НПФ, который ингибирует формирование кристалла гидроксиапатита. Известно, что минерализация остеоида проходит в 2 этапа: сначала кальций и фосфор накапливаются в связанных с мембраной остеобласта органеллах (мембранных везикулах), которые затем разрываются и содержимое везикул попадает в костный матрикс, где происходит дальнейшее формирование кристалла гидроксиапатита (ГА). При ГФФ избыточное содержание неорганического пирофосфата, пиридоксаль-5 фосфата и фосфоэтаноламина поглощается аморфным фосфатом кальция, что предотвращает как формирование новых кристаллов ГА, так и на рост уже имеющихся кристаллов ГА. Нарушается и процесс отложения ГА в остеоид. Именно накопление остеоида и выявляется при гистологическом и гистоморфометрическом исследованиях. Биопсия кости позволяет выявить изменения до рентгенологической стадии заболевания (7). При гистоморфометрии биопсийного материала отмечаются такие изменения, как: увеличение числа трабекул (Tb/N), достоверное снижение сепарации трабекул (Tb/SP), достоверное увеличение объема остеоида (OS/BV) и поверхности остеоида (OS/BS), увеличение числа ОБ, но при этом число ОК остается в пределах нормы. Отмечая превалирование неминерализованного остеоида над минерализованным и проведя сравнительное исследование со здоровыми лицами, F. Barvencik с соавт (8) выявили, что при ГФФ в большей степени нарушается инициация минерализации, чем ее продолжение. Интересно отметить, что механизм нарушения минерализации при гипофосфатазии был уточнен только после доказательства связи повышения уровня НПФ в плазме и моче с недостаточной активностью ТНЩФ. У взрослых симптомы ГФФ чаще выявляются в среднем возрасте, несмотря на то, что пациенты были здоровы в молодости. Некоторые из них указывают на перенесенный в детстве рахит, иногда преждевременную потерю молочных зубов. Исследователи нередко отмечают связь клинической картины с переломами различных костей скелета: рецидивирующие метатарзальные переломы плюсневых костей, подвертельные псевдо- переломы бедренных или большеберцовых костей (4,9). Псевдопереломы бедра чаще всего возникают в латеральной, но не в медиальной части кортикальной кости и медленно прогрессируют. У этих пациентов могут быть указания на раннее выпадение или удаление постоянных зубов, НПФ-артропатию, по типу псевдоподагры, кальцификаты с периартритом, чаще всего в связках позвоночника, хондрокальциноз. При ГФФ описана даже клиника первичного гиперпаратиреоза (4). Из лабораторных показателей основным диагностическим критерием ГФФ является низкий уровень ЩФ в сыворотке [4]. При ГФФ кроме того, повышается уровень ПЛФ в плазме, НПФ в сыворотке и ФЭА в сыворотке или моче. В отличие от других форм рахита или остеомаляции, повышение уровня ПЛФ наблюдается только при ГФФ, поэтому его определение (в лабораторной диагностике обозначается как витамин В6) в сыворотке наряду со ЩФ является наиболее простым тестом для диагностики ГФФ. Как правило, чем тяжелее форма ГФФ, тем ниже концентрация ЩФ в сыворотке и выше концентрация ПЛФ в плазме. Определение уровня ФЭА не имеет большого значения по двум причинам: определять можно в специализированных лабораториях и повышение его уровня может встречаться при других метаболических остеопатиях. Определение НПФ в реальной клинической практике не проводится из-за определенных сложностей исследования. По клинико-рентгенологическому проявлению ГФФ у взрослых имеет сходство с другими метаболическими остеопатиями (остеопороз, остеомаляция), которые также проявляются переломами при незначительной травме, зонами перестройки бедренных или плюсневых костей [1], что затрудняет диагностику. Особенно сложно проводить дифференциальный диагноз с системным остеопорозом, так как у больных с ГФФ сохраняются в пределах нормы показатели кальция и фосфора крови, а накопление неминерализованного остеоида, как и потеря массы кости при системном остеопорозе (где нет нарушений минерализации), проявляется низкими значениями МПК. В качестве подтверждения сказанному приводим следующее наблюдение. Больная А.1955 года рождения обратилась в ЦИТО в возрасте 48 лет (2003 год) с жалобами на боли в спине, которые усиливаются в положении «стоя». В анамнезе хирургическая менопауза с 45 лет. Какой-либо соматической патологии не отмечает. До обращения в ЦИТО в течение 3-х лет в связи с ранней менопаузой получала заместительную гормональную терапию. Отмечает, что боли в спине появились до наступления менопаузы и мало изменились при приеме заместительной гормональной терапии. С учетом анамнеза и характера боли в спине (появляются при нагрузке и проходят в «покое») больная в момент обращения обследована с целью подтверждения постменопаузального остеопороза. При рентгенографии позвоночника выявлена клиновидная деформация L1 позвонка, при рентгеновской денситометрии - потеря МПК в L1-L4 -2SD по Т-критерию, в шейке бедра - 1.5 SD по Т-критерию. Показатели кальция, фосфора, паратгормона крови, кальция и фосфора суточной мочи оставались в пределах нормы. Обращало внимание только снижение активности щелочной фосфатазы: 27,3 Ед/л при колебаниях нормы для лаборатории 42-98 Ед/л. Наличие перелома тела L1, возникшего без травмы, стало основанием для постановки диагноза: постменопаузальный остеопороз, осложненный патологическим переломом L1 позвонка. Низкий уровень щелочной фосфатазы был ошибочно расценен как проявление низкой интенсивности костеобразования. Так как в тот период в стране не было препаратов, способных стимулировать костеобразование, пациентке назначен альфакальцидол в суточной дозе 0.5 мкг в комбинации с карбонатом кальция (800-1000 мг в сутки). По рекомендации гинеколога больная еще в течение 3-х лет продолжает получать ЗГТ. На протяжении последующих 12 лет и до настоящего времени остается под наблюдением ЦИТО, продолжает получать альфакальцидол, доза которого периодически (в зависимости от уровня кальция крови) увеличивалась до 0,75 мкг в сутки. Также продолжает получать препараты кальция, доза которого периодически снижалась до 300-500 мг в сутки из-за повышенного его выделения с мочой. Уровень щелочной фосфатазы (наряду с показателями гомеостаза кальция контролировался каждые 6-12 месяцев), оставался низким (ни в одном случае не достигал даже нижней границы нормы), хотя исследование за столь длинный период наблюдения выполнялось в разных лабораториях. Что касается данных ДХА, то при динамическом наблюдении отмечено постепенное снижение МПК: в 2005 МПК в L1-4 -2.2 SD по Т-критерию, в 2008 году - 2,4SD, в 2015 году- 2.6SD по Т-критерию. Потеря МПК в шейке бедра увеличилась почти на 15%. Снижение МПК происходило, несмотря на удовлетворительное самочувствие больной и постоянный прием альфакальцидола с препаратами кальция. В 2015 году в связи с неэффективностью лечения альфакальцидолом, отсутствием показаний для назначения антирезорбтивной терапии (маркеры резорбции оставались низкими) и длительным выраженным снижением уровня щелочной фосфа-тазы больная обследована в генетической лаборатории для исключения гипофосфатазии., с876А>C(pro292=). Выявлено 2 замены. 1 замена CM 980072, описанная в базе данных HGMD, приводящая к изменению в аминокислотном ряду р.Tyr263His (c787T>C) в гетерозиготном состоянии. При анализе патогенности замены отмечен полиморфизм этой замены. Вторая замена a61G>A (pGlu21Lys) в гетерозиготном состоянии описана впервые. Анализ патогенности замены подтвердил ее полиморфизм. Известно, что мутация с.6Ю>A (pGlu21Lys) может быть патогенной и влиять на продукт экспрессии указанного гена. Для гипофосфатазии описан доминантно-негативный эффект, при котором 1 патогенная мутация в гетерозиготном состоянии может влиять на общую активность фермента in vivo. Таким образом данные гентического исследования подтвердили диагноз ГФФ. Данное наблюдение подтверждает, что ГФФ взрослых по своему клинико-рентгенологическому проявлению схожа с системным остеопорозом, и единственным отличием является низкий уровень щелочной фосфатазы, который нами длительно не принимался во внимание. По данным различных авторов использование альфакальцидола при ГФФ может привести к гиперкальциемии, мы этого не отметили, хотя пациентка получала препарат в течение 12 лет. Отсутствие ги-перкальциемии мы связываем с Д-недостаточностью, которая была подтверждена только в 2015 уже после подтверждения диагноза ГФФ. У взрослых пациентов накопление неминерализованного остеоида идет гораздо медленнее, чем при детской и инфантильной формах, возможно, именно поэтому у пациентки за 12 лет наблюдения не выявлено новых переломов. Полагаем, что прогрессирование деформации костей, которое приводит к нарушению опороспособности, функции и инвалидизации, и отмеченное почти у половины пациентов, скорее всего, относится к больным ГФФ, у которых заболевание клинически проявляется в детском возрасте [1]. Другое наблюдение. Пациент Н. 45 лет, обратился в поликлинику ЦИТО в феврале 2010 г с жалобами на боль в области левого тазобедренного сустава, нарушение походки. Со слов пациента боль беспокоит в течение 2-лет, начало заболевания связывал с физическим перенапряжением. Проводимое лечение нестероидными противовоспалительными средствами оказалось неэффективным. При обращении в ЦИТО впервые выполнены рентгенограммы левого тазобедренного сустава и диагностирован асептический некроз головки левой бедренной кости в стадии фрагментации головки. Проводилось консервативное лечение, включая сосудистые препараты, хондропротекторы, физиотерапевтическое лечение, массаж ягодичных мышц. Также был рекомендован на 3 месяца ортопедический режим. В течение 4-х последующих лет наблюдался по месту жительства. Повторно в ЦИТО обратился 2015 году для решения вопроса о целесообразности операции эндопротезирования левого тазобедренного сустава. При обращении сохранялись жалобы на выраженные боли в левом тазобедренном суставе, невозможность передвижения без трости, ограничение движений в суставе и формирование приводящей контрактуры. Учитывая высокий риск развития ранней асептической нестабильности при эндопротезировании тазобедренного сустава у пациентов с асептическим некрозом, больному рекомендовано обследование на предмет выявления нарушений метаболизма костной ткани и их коррекции при необходимости. В анализах крови обнаружены гипокальциемия (кальций общий 2.08ммоль/л при нижней границе нормы 2,15), повышение уровня паратгормона до 85,4пг/мл (при норме 11,9-67,0), снижение уровня 25(ОН)Д3 до 8,1нг/мл, при нормальном уровне остеокальцина (44,77нг/мл), повышение уровня дезоксипиридинолина (17,40 м/М/мМ CRE при верхней границе нормы до 5,4 м/М/мМ CRE) и выраженное снижение щелочной фосфатазы (30,3 Ед/л при норме 40-129). По данным ДХА отмечена потеря МПК в L1-L4 -1.3SD (Т-критерий), в шейке правой бедренной кости (на стороне без асептического некроза) потеря МПК составила -1,0 SD (Т-критерий). Выявленные отклонения давали основание для диагноза: дефицит витамина D, вторичный гиперпара-тиреоз, гипофосфатазия. 26 № 2/2015 Остеопороз и остеопатии обзоры литературы Основанием для диагноза - гипофосфатазия являлось выраженное снижение уровня щелочной фосфатазы, которая оставалась сниженной, несмотря на наличие дефицита витамина D и вторичного гиперпаратиреоза. Начато лечение альфакальцидолом в суточной дозе 0,75 мкг и препаратами кальция в суточной дозе 800 мг (карбонат кальция) или потребления продуктов, содержащих эквивалентное количество кальция. Больному был также рекомендован генетический анализ. При проведении полного анализа гена ALPL выявлен полиморфный вариант в гомозиготном состоянии с.330С>Т (pSer110=) и в гетерозиготном состоянии с.472+8delG. Обнаружена 1 замена с.984_966del CTT, описанная в базе данных ALPL-SESER и HGMD (CD971975) в гетерозиготном состоянии. Для гипофосфатазии ранее описан доминантнонегативный эффект при котором 1 патогенная мутация в гетерозиготном состоянии может влиять на общую активность фермента in vivo. Некоторые исследователи [12], полагают, что выявление мутаций гена TNSALP для диагностики ГФФ не требуется. Однако, как следует из приведенных выше собственных клинических наблюдений, данный анализ помогает при постановке диагноза у пациентов с легкими формами ГФФ, у которых, на момент обращения клиническое проявление деминерализации костей скелета отсутствует, нет типичных перестроечных переломов. Наши наблюдения подтверждают мнение [4], что из лабораторных показателей основным диагностическим критерием ГФФ является низкий уровень ЩФ в сыворотке, поэтому важно пользоваться данными сертифицированных лабораторий. которые учитывают половые, возрастные различия нормативных значений щелочной фосфатазы. При ГФФ у взрослых, в отличие от детских вариантов, уровень кальция и фосфора крови сохраняется в пределах нормы, также в норме чаще бывает и уровень 25(ОН)Д3, что позволяет провести дифференциальную диагностику с остеомаляцией. Однако во втором нашем наблюдении из-за выраженного дефицита витамина D (выявлена гетерозиготная мутация в VDR : A-373G(Cdx2) имелись отклонения в виде вторичного гиперпаратиреоза, но при этом кальций крови оставался даже ниже нижней границы нормы, что свидетельствует о возможных вариантах нарушений гомеостаза кальция при ГФФ у взрослых. что касается возможности эндопротезирования по поводу асептического некроза, то учитывая наличие ГФФ, не исключаем целесообразности назначения в послеоперационном периоде асфотазы альфа, которая уже зарегистрирована в Европе и Канаде в виде препарата «Стрензиг». Основанием для проведения такого лечения в послеоперационном периоде является то, что устранение вторичного гиперпаратиреоза и компенсация дефицита витамина D при ГФФ не исключают сохранения неминерализованного остеоида, который может оказать негативное влияние на формирование биологической стабильности и может стать причиной ранней асептической нестабильности. В этой связи у нас вызывает сомнение призыв некоторых авторов [10[ незамедлительно оперировать перестроечные переломы у пациентов с ГФФ, так как известно на примере остеомаляции, что плохо минерализованная кость не может обеспечить формирования прочной мозоли и сращения. Асфотаза альфа (STRENSIG) представляет собой рекомбинантный белок, состоящий из внеклеточной части ТНЩФ, участка константного Fc-региона иммуноглобулина G1 человека и минералосвязывающего мотива дека-аспар-тата, направляющего рекомбинантный белок к поверхности кости [11]. В эксперименте авторами показано, что у животных, получавших асфотазу альфа (ежедневные п/к инъекции в течение 52 дней), наблюдался нормальный рост без дефектов скелета, заболевания зубов и судорог. Уровень кальция, НПФ и ПЛФ оставался в пределах нормы. Мыши, не получавшие лечения, умирали через 18,5 дня (медиана), страдая от тяжелых поражений скелета. Предварительный анализ показал положительные результаты дополнительных клинических исследований с участием подростков с ГФФ. У детей с тяжелой формой заболевания улучшалась минерализация, уменьшались рентгенологические признаки рахита. Однако следует сказать, что клиническое изучение асфотазы альфа в долгосрочных расширенных исследованиях продолжается. Таким образом, своевременная диагностика заболевания и появившаяся возможность консервативного лечения позволит улучшить качество жизни пациентов с ГФФ, в том числе и в случаях ее первого клинического проявления у взрослых.

NM Bonecare

Лэнс А. Рудольф, директор по исследованиям

Лэнс А. Рудольф, доктор медицины, сертифицированный терапевт в Альбукерке, Нью-Мексико. Он является директором по исследованиям Центра клинических исследований остеопороза Нью-Мексико и доцентом кафедры медицины в Медицинской школе Университета Нью-Мексико. В его обязанности входит разработка и контроль программы клинических исследований, интерпретация тестов плотности костной ткани и управление клинической практикой.

Он проводил научные исследования с 1988 года и был главным исследователем по широкому кругу исследований, включая диабет, артрит, гипертензию, хронические легочные заболевания, астму, желудочно-кишечные расстройства, головную боль, остеопороз и амбулаторные инфекционные заболевания. Он сертифицирован по костной денситометрии Международным обществом клинической денситометрии. Его особые интересы включают структуру и обмен веществ костей, а также остеопороз у людей с ограниченными возможностями.

Он является членом Американского колледжа врачей - Американского общества внутренней медицины и работал в совете отделения Нью-Мексико с 1985 по 1998 год.Он занимал пост президента и казначея New Mexico Medical Group, Inc., большой многопрофильной медицинской группы. Находясь в этой группе, он стал соучредителем и руководил Исследовательским образовательным фондом New Mexico Medical Group, некоммерческим фондом для проведения клинических исследований, обучения врачей и пациентов. Он является членом Американского общества исследований костей и минералов, Международного общества костей и минералов и Национального фонда остеопороза.

Доктор Рудольф вырос в Южной Калифорнии.Он получил степень бакалавра в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и медицинскую степень в Университете Южной Калифорнии. Он работал в штате Индийской больницы Альбукерке с 1976 по 1984 год и был медицинским директором амбулаторной медицины в течение 6 лет. В 1984 году он открыл частную практику по внутренним болезням и начал программу клинических исследований. Под его руководством эта программа была преобразована в Центр клинических исследований по остеопорозу Нью-Мексико, одно из крупнейших независимых центров клинических исследований в Нью-Мексико.

Женат, имеет сына. Ему нравятся велосипедные гонки, плавание и бег на длинные дистанции.

Аутофагия в костном гомеостазе и начале остеопороза

  • 1.

    Ламминг Д. В. и Бар-Пелед Л. Лизосома: метаболический сигнальный узел. Трафик 20 , 27–38 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 2.

    Клионский, Д.Дж. Аутофагия: от феноменологии к молекулярному пониманию менее чем за десять лет. Nat. Rev. Mol. Cell Biol. 8 , 931–937 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 3.

    Сарпаранта, Дж., Гарсия-Масиа, М. и Сингх, Р. Аутофагия и митохондрии при ожирении и диабете 2 типа. Curr. Диабет Ред. 13 , 352–369 (2017).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 4.

    Киммельман, А. С. и Уайт, Э. Аутофагия и метаболизм опухолей. Cell Metab. 25 , 1037–1043 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    Чжоу, З., Остин, Г. Л., Янг, Л. Э., Джонсон, Л. А., Сан, Р. Митохондриальный метаболизм при основных неврологических заболеваниях. Ячейки 7 , E229 (2018).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 6.

    Ревуэльта М. и Матеу А. Аутофагия при старении стволовых клеток. Ячейка старения 16 , 912–915 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7.

    Pierrefite-Carle, V., Santucci-Darmanin, S., Breuil, V., Camuzard, O. & Carle, G.F. Аутофагия в кости: самопоедание для поддержания баланса. Aging Res Rev. 24 (Pt B), 206–217 (2015).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 8.

    Смит М. и Уилкинсон С. Гомеостаз и аутофагия. Очерки биохимии. 61 , 625–635 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Пальмитер, Р. Д. Физиология: гормон костного происхождения подавляет аппетит. Природа 543 , 320–322 (2017).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Хусейн А. и Джеффрис М. А. Эпигенетика и ремоделирование костей. Curr. Остеопорос. Отчет 15 , 450–458 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Ли, В. К., Гунтур, А. Р., Лонг, Ф. и Розен, К. Дж. Энергетический метаболизм остеобластов: последствия для остеопороза. Endocr. Ред. 38 , 255–266 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Уда, Ю., Азаб, Э., Сан, Н., Ши, К. и Паевич, П. Д. Механобиология остеоцитов. Curr. Остеопорос. Отчет 15 , 318–325 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Крокетт, Дж. К., Роджерс, М. Дж., Коксон, Ф. П., Хокинг, Л. Дж. И Хелфрич, М. Х. Ремоделирование костей с первого взгляда. J. Cell Sci. 124 (Pt 7), 991–998 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Яга У. и Панта П. Остеопетроз. N. Engl. J. Med. 376 , e34 (2017).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Энсруд, К. Э. и Крэндалл, К. Дж. Остеопороз. Ann Intern Med. 167, ITC17 – ITC32 (2017).

    Google Scholar

  • 16.

    Boyce, B. F. et al. Регулирование костного ремоделирования и новые прорывные препараты для лечения остеопороза и остеолитических метастазов в кости. Kidney Int. Дополнение 85 , S2 – S5 (2003).

    CAS Статья Google Scholar

  • 17.

    Ю, Б. и Ван, К. Ю. Остеопороз: результат «состарившейся» костной микросреды. Trends Mol. Med. 22 , 641–644 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18.

    Nollet, M. et al. Аутофагия в остеобластах участвует в минерализации и гомеостазе костей. Аутофагия 10 , 1965–1977 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Zhu, L. et al. Гормон паращитовидной железы (ПТГ) индуцирует аутофагию для защиты выживания клеток остеоцитов от повреждения дексаметазоном. Med Sci. Монит. 23 , 4034–4040 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Zheng, L. et al. Роль аутофагии в апоптозе клеток остеобластов, индуцированном фактором некроза опухоли альфа. J. Invest. Med. 65 , 1014–1020 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Даллас, С. Л., Придо, М. и Боневальд, Л. Ф. Остеоцит: эндокринная клетка… и многое другое. Endocr. Ред. 34 , 658–690 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 22.

    Шапиро, И. М., Лейфилд, Р., Лотц, М., Сеттембр, К. и Уайтхаус, К. Обладая аутофагией: роль аутофагии в биологии скелета. Аутофагия 10 , 7–19 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Гринхилл, К. Кость: аутофагия регулирует рост костей у мышей. Nat. Rev. Endocrinol. 12 , 4 (2016).

    Google Scholar

  • 24.

    Zhang, L. et al. Анализ ассоциаций на основе всего генома выявил важность пути регуляции аутофагии для МПК на ультрадистальном радиусе. J. Bone Miner. Разр .: Выкл. Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 25 , 1572–1580 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    млн лет назад, Y. et al. Аутофагия контролирует свойства и старение мезенхимальных стволовых клеток во время старения костей. Ячейка старения 17 , e12709 (2018).

    Артикул CAS PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Левин Б. и Клионски Д. Дж. Развитие путем самопереваривания: молекулярные механизмы и биологические функции аутофагии. Dev. ячейка 6 , 463–477 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 27.

    Kroemer, G. Аутофагия: лекарственный процесс, который не регулируется при старении и болезнях человека. J. Clin. Расследование. 125 , 1–4 (2015).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 28.

    Чжан, Х. и Бэреке, Э. Х. Едят заживо: новое понимание аутофагии с помощью многоклеточных модельных систем. Trends Cell Biol. 25 , 376–387 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Гуань, Дж.L. et al. Аутофагия в стволовых клетках. Аутофагия 9 , 830–849 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Куэрво, А. М. и Вонг, Э. Шаперон-опосредованная аутофагия: роль в болезнях и старении. Cell Res. 24 , 92–104 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 31.

    Мэсси А., Киффин Р. и Куэрво А. М. Патофизиология шаперон-опосредованной аутофагии. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 36 , 2420–2434 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 32.

    Мидзусима, Н., Йошимори, Т. и Левин, Б. Методы исследования аутофагии млекопитающих. Ячейка 140 , 313–326 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Ли, В. У., Ли, Дж. И Бао, Дж. К. Микроаутофагия: менее известное самопоедание. Cell. Мол. Life Sci .: CMLS. 69 , 1125–1136 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 34.

    Mijaljica, D., Prescott, M. & Devenish, R.J. Микроаутофагия в клетках млекопитающих: возвращаясь к загадке 40-летней давности. Аутофагия 7 , 673–682 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 35.

    Фэн Ю., Хе Д., Яо З. и Клионски Д. Дж. Механизм макроаутофагии. Cell Res. 24 , 24–41 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 36.

    Левин Б. и Кремер Г. Биологические функции генов аутофагии: перспектива болезни. Ячейка 176 , 11–42 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 37.

    Cinque, L. et al. Передача сигналов FGF регулирует рост костей посредством аутофагии. Природа 528 , 272–275 (2015).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 38.

    Вонг, Э. и Куэрво, А. М. Интеграция механизмов клиренса: протеасома и аутофагия. Колд Спринг Харб. Перспектива. Биол. 2 , а006734 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39.

    Чен, Дж. И Лонг, Ф. Передача сигналов mTOR в развитии и заболеваниях скелета. Bone Res. 6 , 1 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Мидзусима, Н., Левин, Б., Куэрво, А. М. и Клионски, Д. Дж. Аутофагия борется с болезнями посредством клеточного самопереваривания. Природа 451 , 1069–1075 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Simonsen, A. & Tooze, S.A. Координация мембранных событий во время аутофагии множественными комплексами PI3-киназы класса III. J. Cell Biol. 186 , 773–782 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Лэмб, К. А., Йошимори, Т. и Туз, С. А. Аутофагосома: происхождение неизвестно, комплекс биогенеза. Nat. Rev. Mol. Cell Biol. 14 , 759–774 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Ravikumar, B. et al. Регуляция аутофагии млекопитающих в физиологии и патофизиологии. Physiol. Ред. 90 , 1383–1435 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 44.

    Mehrpour, M., Esclatine, A., Beau, I. & Codogno, P. Обзор регуляции макроаутофагии в клетках млекопитающих. Cell Res. 20 , 748–762 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 45.

    Ichimura, Y. et al. Структурная основа механизма сортировки p62 в селективной аутофагии. J. Biol. Chem. 283 , 22847–22857 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 46.

    Филимоненко М. и др. Селективная макроаутофагическая деградация агрегированных белков требует PI3P-связывающего белка Alfy. Мол. клетка. 38 , 265–279 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Рабинович Дж. Д. и Уайт Э. Аутофагия и метаболизм. Наука 330 , 1344–1348 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48.

    Fu, L. L., Cheng, Y.И Лю Б. Беклин-1: аутофагический регулятор и терапевтическая мишень при раке. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 45 , 921–924 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 49.

    Klionsky, D. J. et al. Рекомендации по использованию и интерпретации анализов для мониторинга аутофагии. Аутофагия 8 , 445–544 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 50.

    Geng, J. & Klionsky, D. J. Системы конъюгации, подобные убиквитину Atg8 и Atg12, в макроаутофагии. «Модификации белков: выходящие за рамки обычных обзоров подозреваемых». EMBO Rep. 9 , 859–864 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Лоос, Б., Энгельбрехт, А. М., Локшин, Р. А., Клионски, Д. Дж. И Закери, З. Изменчивость аутофагии и предрасположенности к гибели клеток: вопросы без ответов. Аутофагия 9 , 1270–1285 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Кэдвелл, К. и Дебнат, Дж. Помимо самопоедания: контроль неаутофагических функций и сигнальных путей с помощью белков, связанных с аутофагией. J. Cell Biol. 217 , 813–822 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53.

    Хекманн, Б. Л., Боада-Ромеро, Э., Кунья, Л. Д., Магне, Дж. И Грин, Д. Р. Фагоцитоз и воспаление, ассоциированные с LC3. J. Mol. Биол. 429 , 3561–3576 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 54.

    Скриво, А., Бурденкс, М., Памплиега, О. и Куэрво, А. М. Избирательная аутофагия как потенциальная терапевтическая мишень для нейродегенеративных расстройств. Lancet Neurol. 17 , 802–815 (2018).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55.

    Исаксон П., Холланд П. и Симонсен А. Роль ALFY в селективной аутофагии. Cell Death Differ. 20 , 12–20 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 56.

    Kumar, A. V. et al. Дайте мне SINE: как селективные ингибиторы ядерного экспорта модулируют аутофагию и старение. Мол. Клетка. Онкол. 5 , e1502511 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57.

    Xu, Z., Yang, L., Xu, S., Zhang, Z. & Cao, Y. Рецепторные белки: ключевые роли в избирательной аутофагии. Acta Biochim. et. Биофиз. Грех. 47 , 571–580 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 58.

    Тилль А., Лахани Р., Бернетт С. Ф. и Субрамани С. Пексофагия: селективная деградация пероксисом. Внутр. J. Cell Biol. 2012 г. , 512721 (2012 г.).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Вайдберг, Х., Швец, Э. и Элазар, З. Биогенез и селективность грузов аутофагосом. Annu. Rev. Biochem. 80 , 125–156 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 60.

    Ли, Дж., Джордано, С. и Чжан, Дж. Аутофагия, митохондрии и окислительный стресс: перекрестные помехи и редокс-сигналы. Biochem. J. 441 , 523–540 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 61.

    Lippai, M. & Low, P. Роль селективного адаптера p62 и убиквитин-подобных белков в аутофагии. BioMed. Res. Int. 2014 , 832704 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62.

    Weil, R., Laplantine, E., Curic, S. & Genin, P. Роль оптинейрина в митохондриальной дисфункции: потенциальные последствия нейродегенеративных заболеваний и рака. Фронт. Иммунол. 9 , 1243 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 63.

    Киркин В. и др. Роль NBR1 в аутофагосомной деградации убиквитинированных субстратов. Мол. Клетка. 33 , 505–516 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 64.

    Паулюс, Г. Л. и Ксавьер, Р. Дж. Аутофагия и контрольные точки для внутриклеточной защиты от патогенов. Curr. Opin. Гастроэнтерол. 31 , 14–23 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 65.

    Шарма В., Верма С., Серанова Э., Саркар С. и Кумар Д.Избирательная аутофагия и ксенофагия при инфекциях и болезнях. Front Cell Dev. Биол. 6 , 147 (2018).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 66.

    Луо, М. и Чжуан, X. Обзор: селективная деградация пероксисомы путем аутофагии в растениях: механизмы, функции и перспективы. Plant Sci .: Int. J. Exp. Plant Biol. 274 ​​, 485–491 (2018).

    CAS Статья Google Scholar

  • 67.

    Йокота, С. и Дариуш Фахими, Х. Деградация избыточных пероксисом в клетках печени млекопитающих посредством аутофагии и других механизмов. Histochem. Cell Biol. 131 , 455–458 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 68.

    Юл Р. Дж. И Нарендра Д. П. Механизмы митофагии. Nat. Rev. Mol. Cell Biol. 12 , 9–14 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 69.

    Tal, R., Winter, G., Ecker, N., Klionsky, D. J. & Abeliovich, H. Aup1p, гомолог митохондриальной протеинфосфатазы дрожжей, необходим для эффективной митохондриальной фазы митофагии и выживания клеток. J. Biol. Chem. 282 , 5617–5624 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 70.

    Schweers, R. L. et al. NIX необходим для запрограммированного клиренса митохондрий во время созревания ретикулоцитов. Proc. Natl Acad. Sci. США. 104 , 19500–19505 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 71.

    Ким И., Родригес-Энрикес С. и Лемастерс Дж. Дж. Избирательная деградация митохондрий митофагией. Arch. Биохим. Биофиз. 462 , 245–253 (2007).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 72.

    Kundu, M. et al. Ulk1 играет критическую роль в аутофагическом очищении митохондрий и рибосом во время созревания ретикулоцитов. Кровь 112 , 1493–1502 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 73.

    Mortensen, M. et al. Нарушение аутофагии в эритроидных клетках приводит к неправильному удалению митохондрий и тяжелой анемии in vivo. Proc. Natl Acad. Sci.США 107 , 832–837 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 74.

    Zhang, J. et al. Клиренс митохондрий регулируется Atg7-зависимыми и независимыми механизмами во время созревания ретикулоцитов. Кровь 114 , 157–164 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 75.

    Ксилури, М.И Стефанис, Л. Аутофагические пути при болезни Паркинсона и родственных расстройствах. Expert Rev. Mol. Med. 13 , e8 (2011).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 76.

    Кан, Р., Се, Ю., Це, Х. Дж., Клионски, Д. Дж. И Тан, Д. Контроль качества митохондрий, опосредованный PINK1 и PRKN: связь с метаболизмом железа и иммунитетом к опухоли. Аутофагия 15 , 172–173 (2018).

  • 77.

    Lee, J. Y. et al. HDAC6 контролирует созревание аутофагосом, необходимое для убиквитин-селективной аутофагии контроля качества. EMBO J. 29 , 969–980 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Haspel, J. et al. Характеристика макроаутофагического потока in vivo с использованием анализа на основе лейпептина. Аутофагия 7 , 629–642 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 79.

    Мидзусима, Н. и Левин, Б. Аутофагия в развитии и дифференциации млекопитающих. Nat. Cell Biol. 12 , 823–830 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 80.

    Мортимор, Г. Э. и Посо, А. Р. Катаболизм внутриклеточного белка и его контроль во время дефицита питательных веществ и снабжения им. Annu. Rev. Nutr. 7 , 539–564 (1987).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 81.

    Йоримицу, Т. и Клионски, Д. Дж. Аутофагия: молекулярные машины для самоедания. Cell Death Differ. 12 (Приложение 2), 1542–1552 (2005).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 82.

    He, C. & Klionsky, D. J. Механизмы регуляции и сигнальные пути аутофагии. Annu. Преподобный Жене. 43 , 67–93 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 83.

    Стефан, Дж. С., Йе, Ю. Ю., Рамачандран, В., Деминофф, С. Дж. И Герман, П. К. Тор и пути передачи сигналов цАМФ-зависимой протеинкиназы координированно контролируют аутофагию у Saccharomyces cerevisiae. Аутофагия 6 , 294–295 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 84.

    Будовская, Ю. В., Стефан, Дж. С., Реджиори, Ф., Клионски, Д. Дж. И Герман, П. К. Рас / цАМФ-зависимый сигнальный путь протеинкиназы регулирует раннюю стадию процесса аутофагии у Saccharomyces cerevisiae. J. Biol. Chem. 279 , 20663–20671 (2004).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 85.

    Cherra, S.J. 3rd et al. Регулирование белка аутофагии LC3 путем фосфорилирования. J. Cell Biol. 190 , 533–539 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 86.

    Sancak, Y. et al. ГТФазы Rag связываются с хищником и опосредуют передачу сигналов аминокислот с mTORC1. Наука 320 , 1496–1501 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Ким, Э., Горакша-Хикс, П., Ли, Л., Нойфельд, Т. П. и Гуан, К. Л. Регулирование TORC1 с помощью Rag GTPases в ответ на питательные вещества. Nat. Cell Biol. 10 , 935–945 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 88.

    Stephan, J. S., Yeh, Y. Y., Ramachandran, V., Deminoff, S. J. & Herman, P. K. Пути передачи сигналов TheTor и PKA независимо нацелены на комплекс протеинкиназы Atg1 / Atg13 для контроля аутофагии. Proc. Natl Acad. Sci. США. 106 , 17049–17054 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 89.

    Pedruzzi, I. et al. Пути передачи сигналов TOR и PKA сходятся на протеинкиназе Rim15, чтобы контролировать вход в G0. Мол. Клетка. 12 , 1607–1613 (2003).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 90.

    Martin, D. E., Soulard, A. & Hall, M. N. TOR регулирует экспрессию гена рибосомного белка через PKA и фактор транскрипции Forkhead FHL1. Cell 119 , 969–979 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 91.

    Blancquaert, S. et al. цАМФ-зависимая активация рапамицина (mTOR) млекопитающих в клетках щитовидной железы. Участие в митогенезе и активации CDK4. Мол.Эндокринол. 24 , 1453–1468 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 92.

    Mavrakis, M., Lippincott-Schwartz, J., Stratakis, CA & Bossis, I. Истощение регуляторной субъединицы типа IA (RIalpha) протеинкиназы A (PKA) в клетках и тканях млекопитающих активирует mTOR и вызывает аутофагическую недостаточность. Гум. Мол. Genet. 15 , 2962–2971 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 93.

    Djouder, N. et al. PKA фосфорилирует и инактивирует AMPKalpha, способствуя эффективному липолизу. EMBO J. 29 , 469–481 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 94.

    Meley, D. et al. АМФ-активированная протеинкиназа и регуляция аутофагического протеолиза. J. Biol. Chem. 281 , 34870–34879 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 95.

    Алерс С., Лоффлер А. С., Вессельборг С. и Сторк Б. Роль AMPK-mTOR-Ulk1 / 2 в регуляции аутофагии: перекрестные разговоры, ярлыки и обратная связь. Мол. Клетка. Биол. 32 , 2–11 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 96.

    Харди, Д. Г. AMP-активированные / SNF1 протеинкиназы: консервативные хранители клеточной энергии. Nat. Rev. Mol. Cell Biol. 8 , 774–785 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 97.

    Inoki, K., Zhu, T. & Guan, K. L. TSC2 опосредует энергетический ответ клеток для контроля роста и выживания клеток. Cell 115 , 577–590 (2003).

    CAS Статья Google Scholar

  • 98.

    Янг З. и Клионски Д. Дж. Аутофагия млекопитающих: основные молекулярные механизмы и регуляция передачи сигналов. Curr. Opin. Cell Biol. 22 , 124–131 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 99.

    Hailey, D. W. et al. Митохондрии поставляют мембраны для биогенеза аутофагосом во время голодания. Cell 141 , 656–667 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 100.

    Kim, J., Kundu, M., Viollet, B. & Guan, K. L. AMPK и mTOR регулируют аутофагию посредством прямого фосфорилирования Ulk1. Nat. Cell Biol. 13 , 132–141 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 101.

    Lee, J. W., Park, S., Takahashi, Y. & Wang, H. G. Связь AMPK с ULK1 регулирует аутофагию. PloS ONE 5 , e15394 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 102.

    Shang, L. et al. Недостаток питательных веществ вызывает острую аутофагическую реакцию, опосредованную дефосфорилированием Ulk1 и его последующей диссоциацией от AMPK. Proc. Natl Acad. Sci. США. 108 , 4788–4793 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 103.

    Egan, D. F. et al. Фосфорилирование ULK1 (hATG1) активированной АМФ протеинкиназой связывает восприятие энергии с митофагией. Наука 331 , 456–461 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 104.

    Lum, J. J. et al. Регулирование факторами роста аутофагии и выживаемости клеток в отсутствие апоптоза. Ячейка 120 , 237–248 (2005).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 105.

    Аршам, А. М., Хауэлл, Дж. Дж. И Саймон, М. С. Новый индуцируемый гипоксией фактор-независимый гипоксический ответ, регулирующий мишень рапамицина у млекопитающих и его мишени. J. Biol. Chem. 278 , 29655–29660 (2003).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 106.

    Hoyer-Hansen, M. et al. Контроль макроаутофагии с помощью кальция, кальмодулин-зависимой киназы, киназы-бета и Bcl-2. Мол. клетка. 25 , 193–205 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 107.

    Ding, W. X. et al. Дифференциальные эффекты аутофагии, вызванной стрессом эндоплазматического ретикулума, на выживаемость клеток. J. Biol. Chem. 282 , 4702–4710 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 108.

    Дре, М., Гастаминза, П., Wieland, S. F. & Chisari, F. V. Механизм аутофагии необходим для инициации репликации вируса гепатита С. Proc. Natl Acad. Sci. США. 106 , 14046–14051 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 109.

    Starr, T. et al. Избирательное нарушение комплексов аутофагии способствует завершению внутриклеточного цикла Brucella. Клеточный микроб-хозяин 11 , 33–45 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 110.

    Wirawan, E., Vanden Berghe, T., Lippens, S., Agostinis, P. & Vandenabeele, P. Аутофагия: к лучшему или к худшему. Cell Res. 22 , 43–61 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 111.

    де Паула, Ф. Дж. И Розен, К. Дж. Ремоделирование костей и энергетический метаболизм: новые перспективы. Bone Res. 1 , 72–84 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 112.

    Wu, M., Chen, G. & Li, Y. P. Передача сигналов TGF-бета и BMP в остеобластах, развитии скелета и формировании костей, гомеостазе и заболеваниях. Bone Res. 4 , 16009 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 113.

    Lai, X. et al. Зависимость остеоцитарной сети от костного компартмента, возраста и заболевания. Bone Res. 3 , 15009 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 114.

    Фенг, X. и Тейтельбаум, С. Л. Остеокласты: новые идеи. Bone Res. 1 , 11–26 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 115.

    Xu, X. et al. Преобразование бета-фактора роста в стволовые клетки и гомеостаз тканей. Bone Res. 6 , 2 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 116.

    Qiu, T. et al. Индуцированное IGF-I фосфорилирование рецептора ПТГ усиливает переход остеобластов в остеоциты. Bone Res. 6 , 5 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 117.

    Chen, L. et al. Инсулиноподобный фактор роста 2 (IGF-2) усиливает индуцированную BMP-9 остеогенную дифференцировку и образование костей. J. Bone Miner. Разр .: Выкл. Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 25 , 2447–2459 (2010).

    CAS Статья Google Scholar

  • 118.

    Chen, G., Deng, C. & Li, Y. P. Передача сигналов TGF-бета и BMP в дифференцировке остеобластов и формировании костей. Внутр. J. Biol. Sci. 8 , 272–288 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 119.

    Pan, F. et al. Путь регуляции аутофагии может влиять на изменение роста в Китае: данные пожилых людей. J. Hum. Genet. 55 , 441–447 (2010).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 120.

    Yang, Y.H. et al. Окислительное повреждение остеобластов может быть уменьшено ранней аутофагией через путь стресса эндоплазматического ретикулума - последствия для лечения остеопороза. Free Radic. Биол. Med. 77 , 10–20 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 121.

    Нарита, М. и др. Пространственная связь mTOR и аутофагии увеличивает секреторные фенотипы. Наука 332 , 966–970 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 122.

    Гао, К.и другие. Аутофагия негативно регулирует передачу сигналов Wnt, способствуя деградации Disheveled. Nat. Cell Biol. 12 , 781–790 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 123.

    Colleran, A. et al. Аутофагосомная деградация IkappaB-альфа играет роль в долгосрочном контроле активности ядерного фактора-альфа-фактора некроза опухолей-альфа (NF-kappaB). J. Biol. Chem. 286 , 22886–22893 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 124.

    Кума, А., Комацу, М. и Мидзусима, Н. Мониторинг аутофагии и мышей с дефицитом аутофагии. Аутофагия 13 , 1619–1628 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 125.

    Sbrana, F. V. et al. Роль аутофагии в поддержании стволовости и дифференцировке мезенхимальных стволовых клеток. Stem Cell Rev. 12 , 621–633 (2016).

    CAS Статья Google Scholar

  • 126.

    Nuschke, A. et al. Мезенхимальные стволовые клетки / мультипотентные стромальные клетки человека потребляют накопленные аутофагосомы на ранней стадии дифференцировки. Stem Cell Res Ther. 5 , 140 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 127.

    Pantovic, A. et al. Скоординированная зависимая от времени модуляция передачи сигналов AMPK / Akt / mTOR и аутофагия контролируют остеогенную дифференцировку мезенхимальных стволовых клеток человека. Кость 52 , 524–531 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 128.

    Li, D. Y. et al. Аутофагия ослабляет индуцированный окислительным стрессом апоптоз остеобластов Mc3T3-E1. Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 21 , 5548–5556 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 129.

    Yang, Y.H. et al. Эстрадиол подавляет апоптоз остеобластов за счет стимулирования аутофагии через путь ER-ERK-mTOR. Апоптоз: Int. J. Программа. Смерть клетки. 18 , 1363–1375 (2013).

    CAS Статья Google Scholar

  • 130.

    Lv, X. H. et al. Аутофагия играет защитную роль в гибели клеток остеобластов от воздействия хлорида свинца. Toxicol. Lett. 239 , 131–140 (2015).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 131.

    Zahm, A. M., Bohensky, J., Adams, C. S., Shapiro, I. M. & Srinivas, V. Аутофагия костных клеток регулируется факторами окружающей среды. Клетки, ткани, органы 194 , 274–278 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 132.

    DeSelm, C.J. et al. Белки аутофагии регулируют секреторный компонент резорбции костной ткани остеокластами. Dev. Клетка. 21 , 966–974 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 133.

    Liu, F. et al. Подавление аутофагии путем делеции FIP200 приводит к остеопении у мышей из-за ингибирования терминальной дифференцировки остеобластов. J. Bone Miner. Разр .: Выкл.Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 28 , 2414–2430 (2013).

    CAS Статья Google Scholar

  • 134.

    Li, H. et al. Нарушение аутофагии в остеобластах вызывает стресс эндоплазматического ретикулума и вызывает заметную потерю костной массы. Аутофагия 14 , 1726–1741 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 135.

    Piemontese, M. et al. Низкая костная масса и изменения в сети остеоцитов у мышей, лишенных аутофагии в линии остеобластов. Sci. Отчетность 6 , 24262 (2016).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 136.

    Xi, G., Rosen, C.J. и Clemmons, D. R. IGF-I и IGFBP-2 стимулируют активацию AMPK и аутофагию, которые необходимы для дифференцировки остеобластов. Эндокринология 157 , 268–281 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 137.

    Ozeki, N. et al. Дифференцировка клеток, индуцированная морфогенетическим белком костей, вовлекает Atg7 и Wnt16 последовательно в остеобластные клетки, полученные из стволовых клеток человека. Exp. Cell Res. 347 , 24–41 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 138.

    Берендсен, А. Д. и Олсен, Б.Р. Развитие костей. Кость 80 , 14–18 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 139.

    Vuppalapati, K. K. et al. Нацеленная делеция генов аутофагии Atg5 или Atg7 в хондроцитах способствует каспазозависимой гибели клеток и приводит к умеренной задержке роста. J. Bone Miner. Разр .: Выкл. Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 30 , 2249–2261 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 140.

    Янагита М. Антагонисты BMP: их роль в развитии и участии в патофизиологии. Cytokine Growth Factor Rev. 16 , 309–317 (2005).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 141.

    Whitehouse, C. A. et al. Сосед гена Brca1 (Nbr1) действует как негативный регулятор постнатального образования остеобластической кости и активности p38 MAPK. Proc. Natl Acad. Sci. США. 107 , 12913–12918 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 142.

    Waters, S., Marchbank, K., Solomon, E. & Whitehouse, C.A. Аутофагические рецепторы Nbr1 и p62 корегулируют ремоделирование скелета. Аутофагия 6 , 981–983 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 143.

    Demontis, F. & Perrimon, N. Передача сигналов FOXO / 4E-BP в мышцах дрозофилы регулирует протеостаз всего организма во время старения. Ячейка 143 , 813–825 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 144.

    Алмейда, М. Раскрытие роли FoxOs в изучении костей на моделях мышей. Кость 49 , 319–327 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 145.

    Carames, B. et al. Глюкозамин активирует аутофагию in vitro и in vivo. Arthritis Rheum. 65 , 1843–1852 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 146.

    Yang, X. & Karsenty, G. ATF4, накопление остеобластов которого определяется посттрансляционным путем, может индуцировать экспрессию специфичных для остеобластов генов в неостеобластных клетках. J. Biol. Chem. 279 , 47109–47114 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 147.

    Elefteriou, F. et al. Посредничество ATF4 функций NF1 в остеобластах выявляет питательную основу врожденной дисплазии скелета. Cell Metab. 4 , 441–451 (2006).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 148.

    Manolagas, S.C. & Parfitt, A.M. Что старое означает для костей. Trends Endocrinol. Метаб .: Tem. 21 , 369–374 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 149.

    Даллас, С. Л., Боневальд, Л. Ф. Динамика перехода от остеобласта к остеоциту. Ann. Новый Ю. акад. Sci. 1192 , 437–443 (2010).

    CAS Статья Google Scholar

  • 150.

    Хокинг, Л. Дж., Уайтхаус, К. и Хелфрич, М. Х. Аутофагия: новый игрок в поддержании скелетов? J. Bone Miner. Разр .: Выкл. Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 27 , 1439–1447 (2012).

    CAS Статья Google Scholar

  • 151.

    Onal, M. et al. Подавление аутофагии в остеоцитах имитирует старение скелета. J. Biol. Chem. 288 , 17432–17440 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 152.

    Jia, J. et al. Доза глюкокортикоидов определяет судьбу клеток остеоцитов. FASEB J .: Выкл. Publ. Кормили. Являюсь. Soc. Exp. Биол. 25 , 3366–3376 (2011).

    CAS Статья Google Scholar

  • 153.

    Pampliega, O. et al. Функциональное взаимодействие аутофагии и цилиогенеза. Природа 502 , 194–200 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 154.

    Zhou, Z., Shi, G., Zheng, X., Jiang, S. & Jiang, L. Активация аутофагии облегчает дифференцировку остеобластов, вызванную механической стимуляцией, и уменьшает потерю костной массы, вызванную разгрузкой задних конечностей. Biochem Biophys. Res. Commun. 498 , 667–673 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 155.

    Inaba, N., Kuroshima, S., Uto, Y., Sasaki, M. & Sawase, T. Циклическое механическое растяжение способствует развитию сети остеоцитоподобных клеток с морфологическими изменениями и стимулированием аутофагии, но без преимущественное выравнивание клеток у крысы. Biochem Biophys. Отчет 11 , 191–197 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 156.

    Jaber, F. A. et al. Аутофагия играет важную роль в гомеостазе костей. J. Cell Physiol. 234 , 12105–12115 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 157.

    Cao, X. Передача сигналов RANKL-RANK регулирует дифференцировку остеобластов и формирование кости. Bone Res. 6 , 35 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 158.

    Shin, N. Y. et al. Для слияния остеокластов и миобластов необходимы динамин и эндоцитоз. J. Cell Biol. 207 , 73–89 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 159.

    Cao, Y., Jansen, I. D. C., Sprangers, S., de Vries, T. J. & Everts, V. TNF-альфа оказывает как стимулирующее, так и ингибирующее действие на остеокластогенез, происходящий из моноцитов мыши. J. Cell Physiol. 232 , 3273–3285 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 160.

    Берд, М. К., Гарсайд, Д. и Джонс, Х. Б. Многоядерные гигантские клетки в первичных культурах, полученных из костного мозга собак, - свидетельство образования предполагаемых остеокластов. Cell Tissue Res. 268 , 17–30 (1992).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 161.

    Ван, К., Ниу, Дж., Ким, Х. и Колаттукуди, П. Е. Дифференциация предшественников остеокластов с помощью MCPIP посредством окислительного стресса, стресса эндоплазматического ретикулума и аутофагии. J. Mol. Cell Biol. 3 , 360–368 (2011).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 162.

    Zhao, Y. et al. Аутофагия регулирует индуцированный гипоксией остеокластогенез через сигнальный путь HIF-1alpha / BNIP3. J. Cell Physiol. 227 , 639–648 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 163.

    Shi, J. et al. Глюкокортикоиды: дозозависимое влияние на образование и функцию остеокластов посредством активных форм кислорода и аутофагии. Кость 79 , 222–232 (2015).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 164.

    Park, C. W. et al. BNIP3 разрушается ULK1-зависимой аутофагией через MTORC1 и AMPK. Аутофагия 9 , 345–360 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 165.

    Chang, C. W. et al. BNIP3 разрушается ULK1-зависимой аутофагией через MTORC1 и AMPK. Аутофагия. 9 , 345-360 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 166.

    Collins, F. L. et al. CCL3 и MMP-9 индуцируются TL1A во время зависимой от рецептора смерти 3 (TNFRSF25) функции остеокластов и системной потери костной массы. Кость 97 , 94–104 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 167.

    Sundquist, K. T. & Marks, S. C. Jr. Бафиломицин A1 ингибирует резорбцию костей и прорезывание зубов in vivo. J. Bone Miner. Разр .: Выкл. Варенье. Soc. Костяной шахтер. Res. 9 , 1575–1582 (1994).

    CAS Статья Google Scholar

  • 168.

    Chung, Y.H. et al. Легкая цепь 3 белка, ассоциированного с микротрубочками, регулирует Cdc42-зависимое образование актинового кольца в остеокласте. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 44 , 989–997 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 169.

    Lin, N. Y. et al. Аутофагия регулирует TNF-опосредованное разрушение суставов при экспериментальном артрите. Ann. Реум. Дис. 72 , 761–768 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 170.

    Ральстон, С. Х. Клиническая практика. Костная болезнь Педжета. New Engl.J. Med. 368 , 644–650 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 171.

    Daroszewska, A. et al. Точечной мутации в ассоциированном с убиквитином домене SQSMT1 достаточно, чтобы вызвать заболевание Педжета у мышей. Гум. Мол. Genet. 20 , 2734–2744 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 172.

    Ким, К. Х. и Ли, М. С. Аутофагия - ключевой фактор в клеточном и телесном метаболизме. Nat. Rev. Endocrinol. 10 , 322–337 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 173.

    Телла, С. Х. и Галлахер, Дж. С. Профилактика и лечение постменопаузального остеопороза. J. Steroid Biochem. Мол. Биол. 142 , 155–170 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 174.

    Лернер, У. Х. Ремоделирование костей при постменопаузальном остеопорозе. J. Dent. Res. 85 , 584–595 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 175.

    Дас, С. и Крокетт, Дж. К. Остеопороз - современный взгляд на фармакологическую профилактику и лечение. Drug Des., Dev. Ther. 7 , 435–448 (2013).

    CAS Google Scholar

  • 176.

    Канис, Дж. А. и Джонелл, О. Требования к DXA для лечения остеопороза в Европе. Остеопорос. Int .: a J. Establ. результат Coop. Евро. Нашел. Остеопорос. Natl. Остеопорос. Нашел. США. 16 , 229–238 (2005).

    CAS Статья Google Scholar

  • 177.

    Сэмбрук П. и Купер К. Остеопороз. Ланцет 367 , 2010–2018 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 178.

    Кляйн-Нуленд, Дж., Ван Оерс, Р. Ф., Баккер, А. Д. и Бакабак, Р. Г. Механочувствительность костных клеток, дефицит эстрогена и остеопороз. J. Biomech. 48 , 855–865 (2015).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 179.

    Флоренсио-Силва, Р., Сассо, Г. Р., Сассо-Черри, Э., Симоес, М. Дж. И Черри, П. С. Биология костной ткани: структура, функция и факторы, влияющие на костные клетки. BioMed.Res. Int. 2015 , 421746 (2015).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 180.

    Мосли, Дж. Р. Остеопороз и функциональная адаптация кости: механобиологическая регуляция архитектуры кости в растущей и взрослой кости, обзор. J. Rehabil. Res. Dev. 37 , 189–199 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 181.

    Daci, E., van Cromphaut, S. & Bouillon, R. Механизмы, влияющие на метаболизм костей при хронических заболеваниях. Horm. Res. 58 (Приложение 1), 44–51 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 182.

    Шанкар Ю. У., Мисра С. Р., Винит Д. А. и Баскаран П. Болезнь костей Педжета: классический случай. Contemp. Clin. Вмятина. 4 , 227–230 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 183.

    Shao, B. et al. Эстроген сохраняет уровни лиганда Fas путем ингибирования микроРНК-181a в мезенхимальных стволовых клетках костного мозга для поддержания баланса ремоделирования кости. FASEB J .: Выкл. Publ. Кормили. Являюсь. Soc. Exp. Биол. 29 , 3935–3944 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 184.

    Qiu, S. et al. Гиперактивная аутофагия - это патологический механизм, лежащий в основе преждевременного окостенения швов при несиндромальном краниосиностозе. Sci. Отчетность 8 , 6525 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 185.

    Рахнер, Т. Д., Хосла, С. и Хофбауэр, Л. К. Остеопороз: настоящее и будущее. Ланцет 377 , 1276–1287 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 186.

    Хаббард В.М., Вальдор, Р., Мэйсиан, Ф. и Куэрво, А. М. Избирательная аутофагия в поддержании клеточного гомеостаза у стареющих организмов. Биогеронтология 13 , 21–35 (2012).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 187.

    Cuervo, A. M. et al. Аутофагия и старение: важность поддержания «чистых» клеток. Аутофагия 1 , 131–140 (2005).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 188.

    Рубинштейн Д. К., Марино Г. и Кремер Г. Аутофагия и старение. Cell 146 , 682–695 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 189.

    Флинн, М. Г., Маркофски, М. М. и Каррилло, А. Э. Повышенный воспалительный статус и повышенный риск хронических заболеваний при хронологическом старении: воспаление-старение или воспаление-бездействие? Aging Dis. 10 , 147–156 (2019).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 190.

    Chang, J. et al. Подавление остеобластического образования костей ядерным фактором-каппаВ. Nat. Med. 15 , 682–689 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 191.

    Park, B. K. et al. NF-kappaB в клетках рака молочной железы способствует остеолитическому метастазированию в кости, индуцируя остеокластогенез через GM-CSF. Nat. Med. 13 , 62–69 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 192.

    Лин, Н. Ю., Стефаника, А. и Дистлер, Дж. Х. Аутофагия: ключевой путь вызванной TNF воспалительной потери костной ткани. Аутофагия 9 , 1253–1255 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 193.

    Jounai, N. et al. Конъюгат Atg5 Atg12 ассоциируется с врожденными противовирусными иммунными ответами. Proc. Natl Acad. Sci. США. 104 , 14050–14055 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 194.

    Конно, Х., Конно, К. и Барбер, Г. Н. Циклические динуклеотиды запускают фосфорилирование ULK1 (ATG1) STING для предотвращения устойчивой передачи сигналов врожденного иммунитета. Cell 155 , 688–698 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 195.

    Konno, H. et al. Провоспалительное действие, связанное с мутацией усиления функции (R284S) в сенсоре врожденного иммунитета STING. Cell Rep. 23 , 1112–1123 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 196.

    Liang, Q. et al. Перекрестные помехи между датчиком ДНК cGAS и белком аутофагии Beclin-1 формируют врожденные противомикробные иммунные ответы. Клеточный микроб-хозяин 15 , 228–238 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 197.

    Saitoh, T. et al. Atg9a контролирует управляемую дцДНК динамическую транслокацию STING и врожденный иммунный ответ. Proc. Natl Acad. Sci. США. 106 , 20842–20846 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 198.

    Деретик В. и Левин Б. Аутофагия уравновешивает воспаление при врожденном иммунитете. Аутофагия 14 , 243–251 (2018).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 199.

    Тан, Н., Чжао, Х., Чжан, Х. и Донг, Ю. Влияние гена аутофагии DRAM на пролиферацию, клеточный цикл, апоптоз и аутофагию остеобластов у крыс с остеопорозом. J. Cell Physiol. 234 , 5023–5032 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 200.

    Чен К., Ян Ю. Х., Цзян С. Д. и Цзян Л. С. Снижение активности аутофагии остеоцитов с возрастом может способствовать потере костной массы у старческого населения. Histochem Cell Biol. 142 , 285–295 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 201.

    Луо, Д., Рен, Х., Ли, Т., Лиан, К. и Лин, Д. Рапамицин снижает тяжесть старческого остеопороза за счет активации аутофагии остеоцитов. Остеопорос. Int. 27 , 1093–1101 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 202.

    Selman, C. et al. Передача сигналов рибосомного протеина S6 киназы 1 регулирует продолжительность жизни млекопитающих. Наука 326 , 140–144 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 203.

    Yang, Y., Zheng, X., Li, B., Jiang, S. & Jiang, L. Повышенная активность аутофагии остеоцитов у овариэктомированных крыс и ее корреляция со статусом окислительного стресса и потерей костной массы. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 451 , 86–92 (2014).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 204.

    Lin, N. Y. et al. Инактивация аутофагии улучшает потерю костной массы, вызванную глюкокортикоидами и овариэктомией. Ann. Реум. Дис. 75 , 1203–1210 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 205.

    Yao, W. et al. Лечение склеростин-антителами остеопороза, вызванного глюкокортикоидами, поддерживало костную массу и прочность. Остеопорос. Int. 27 , 283–294 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 206.

    Хан, Т. С. и Фрейзер, Л. А. Диабет 1 типа и остеопороз: от молекулярных путей к фенотипу костей. J. Osteoporos. 2015 , 174186 (2015).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 207.

    Lim, H. et al. Новый усилитель аутофагии как терапевтическое средство против метаболического синдрома и диабета. Nat. Commun. 9 , 1438 (2018).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 208.

    Zhou, B.O., Yue, R., Murphy, M.M., Peyer, J.G. & Morrison, S.J. Мезенхимальные стромальные клетки, экспрессирующие лептин-рецептор, представляют собой основной источник кости, образованный взрослым костным мозгом. Cell. Стволовая клетка. 15 , 154–168 (2014).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 209.

    Чжан Ю., Соуэрс, Дж. Р. и Рен, Дж. Нацеливание на аутофагию при ожирении: от патофизиологии к управлению. Nat. Rev. Endocrinol. 14 , 356–376 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 210.

    Wang, T. et al. Аутофагия: многообещающая цель при возрастном остеопорозе. Curr. Цели по наркотикам 20 , 354–365 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 211.

    Shoji-Kawata, S. et al.Идентификация потенциального терапевтического пептида, индуцирующего аутофагию. Природа 494 , 201–206 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 212.

    Harrison, C. Запатентованные часы: дополнительная эксклюзивность для новых медицинских целей. Nat. Rev. Drug Discov. 11 , 666 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 213.

    Spilman, P. et al. Ингибирование mTOR рапамицином устраняет когнитивный дефицит и снижает уровни бета-амилоида на мышиной модели болезни Альцгеймера. PloS ONE 5 , e9979 (2010 г.).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 214.

    Yin, Z. Y. et al. Рапамицин способствует заживлению переломов, вызывая аутофагию клеток и подавляя апоптоз клеток в костных тканях. Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 21 , 4989–4998 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 215.

    Shen, G. et al. Аутофагия как мишень для терапии остеопороза, индуцированного глюкокортикоидами. Cell Mol. Life Sci. 75 , 2683–2693 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 216.

    Ван, Л., Хекманн, Б.Л., Янг, X. и Лонг, Х. Аутофагия остеобластов при остеопорозе, вызванном глюкокортикоидами. J. Cell Physiol. 234 , 3207–3215 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 217.

    Han, Y. et al. Аутофагия снимает подавление функции и эффекты, стимулирующие апоптоз, на остеобласты, вызванные глюкокортикоидом. Int J. Mol. Med. 41 , 800–808 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 218.

    Fang, E. F. Митофагия и НАД (+) подавляют болезнь Альцгеймера. Аутофагия 15 , 1112–1114 (2019).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 219.

    Vannini, N. et al. Никотинамид рибозид, усиливающий НАД, сильно стимулирует кроветворение за счет увеличения клиренса митохондрий. Cell. Стволовая клетка 24 , 405–418 e407 (2019).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 220.

    Jakovljevic, J. et al. Модуляция аутофагии как новый подход в терапии на основе мезенхимальных стволовых клеток. Biomed. Фармакотер. 104 , 404–410 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 221.

    Wang, X. Y., Jiao, L. Y., He, J. L., Fu, Z. A. & Guo, R. J. Паратироидный гормон 134 ингибирует старение в клетках пульпозного ядра крысы путем активации аутофагии через путь mTOR. Мол.Med. Отчет 18 , 2681–2688 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 222.

    Маупин, К. А., Дроша, К. Дж. И Уильямс, Б. О. Исчерпывающий обзор фенотипов скелета, связанных с изменениями передачи сигналов Wnt / бета-катенин у людей и мышей. Bone Res. 1 , 27–71 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 223.

    Рахман, М. С., Ахтар, Н., Джамил, Х. М., Баник, Р. С. и Асадуззаман, С. М. Передача сигналов TGF-бета / BMP и других молекулярных событий: регуляция остеобластогенеза и образования кости. Bone Res. 3 , 15005 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 224.

    Ким, Х. Ю. и Мохан, С. Роль и механизмы действия гормона щитовидной железы на развитие скелета. Bone Res. 1 , 146–161 (2013).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 225.

    Левин Б. и Кремер Г. Аутофагия в патогенезе болезней. Cell 132 , 27–42 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 226.

    Москат, Дж. И Диас-Меко, М.T. p62 на перекрестке аутофагии, апоптоза и рака. Ячейка 137 , 1001–1004 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 227.

    Gao, J. et al. Глюкокортикоид нарушает межклеточную коммуникацию из-за опосредованной аутофагией деградации коннексина 43 в остеоцитах. Oncotarget 7 , 26966–26978 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 228.

    Zhang, X. et al. Лечение рапамицином усиливает дегенерацию двигательных нейронов в мышиной модели бокового амиотрофического склероза SOD1 (G93A). Аутофагия 7 , 412–425 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 229.

    Camuzard, O. et al. Специфическая для пола модуляция аутофагии в линии остеобластов: критическая функция для противодействия потере костной массы у женщин. Oncotarget 7 , 66416–66428 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Центр метаболических костей и остеопороза Джонса Хопкинса

    Добро пожаловать в Центр метаболических костей и остеопороза Джонса Хопкинса

    Центр метаболических костей и остеопороза Джонса Хопкинса - один из немногих академических центров в США, занимающихся вопросами здоровья скелета. стремится предоставлять пациентам и их семьям помощь, необходимую для диагностики и лечения заболеваний костей.Мы понимаем, что каждый случай пациента - от остеопороза до гиперпаратиреоза до редких заболеваний костей - уникален и заслуживает внимательного и индивидуального ухода. Мы надеемся работать с нашими пациентами, учитывая их конкретные потребности и предпочтения, предлагая при этом экспертные заключения по изменению образа жизни, факторам питания и фармакотерапии, которые могут способствовать оптимальному здоровью скелета. Мы не используем «учебников» или «один размер для всех»; скорее, каждый пациент, который входит в наши двери, приносит с собой конкретную жизненную историю, которая должна быть включена в наш план обследования и лечения.

    Наш центр уникален тем, что он поддерживает новейшие достижения в области исследований, технологий и ухода за пациентами в области метаболических заболеваний костей или нарушений прочности костей, обычно вызванных аномалиями минералов (таких как кальций или фосфор), витамина D, костная масса или костная структура. Остеопороз является наиболее распространенным метаболическим заболеванием костей, хотя существует множество состояний, которые могут привести к разрушению костей, переломам или другим биохимическим аномалиям, которые мы видим в наших стенах (см. «Условия, которые мы лечим»).С осознанием того, что кость не является неодушевленным предметом, область постоянно меняется в отношении того, как мы думаем о ремоделировании и качестве костей, а также о том, как наилучшим образом ориентироваться на то, что мы изучаем каждый год, чтобы наши пациенты лучше управлялись (образ жизни, фармакотерапия, др.).

    Объединяя специалистов по костям, ресурсы, оборудование и процедуры, Центр метаболизма костей и остеопороза является удобным местом для пациентов, где они могут получить всестороннюю и заботливую помощь. Наша многопрофильная команда экспертов занимается профилактикой и лечением заболеваний и переломов скелета.В команду входят эндокринологи, гериатры, ортопеды, нейрохирурги, диетологи, физиотерапевты, эрготерапевты, врачи физиотерапии и реабилитации. С философией ухода, основанной на комплексном подходе к здоровью костей, команда сотрудничает, чтобы обеспечить индивидуальный план лечения для каждого пациента и обеспечить наилучший результат.

    Почему стоит выбрать Johns Hopkins для лечения нарушений метаболизма костей, кальция и паращитовидных желез?

    Наши врачи разбираются в метаболических нарушениях костей и имеют многолетний клинический опыт в эндокринологии, нарушениях обмена веществ костей, остеопорозе, дефиците витамина D и нарушениях кальция и фосфора.Они опубликовали множество статей и глав учебников, основанных на своих исследованиях метаболических нарушений костей, и им нравится работать с пациентами, чтобы индивидуально разработать эффективную диету, образ жизни и схемы лечения для улучшения здоровья скелета.

    Границы | Иммунопороз: иммунология остеопороза - роль Т-клеток

    Введение

    Остеопороз приводит к увеличению количества переломов и ломкости костей, наблюдаемых как у мужчин, так и у женщин. Было подсчитано, что более 50% женщин и 30% мужчин старше 50 лет подвержены таким переломам и потере костной массы (1).Треть женщин и четверть мужчин будут страдать от остеопороза, что приведет к значительному увеличению смертности (на 20–30% связано с первым переломом бедра) и заболеваемости (2). Остеопороз является причиной более девяти миллионов переломов ежегодно (2). Согласно последнему отчету Международного фонда остеопороза (3), предполагается, что к 2040 году количество пациентов с остеопорозом в возрасте старше 50 лет во всем мире удвоится по сравнению с 158 миллионами в 2010 году (3, 4). По оценкам, к концу 2025 года экономическое бремя остеопороза достигнет 25 долларов.3 миллиарда только в США (5, 6).

    Из-за своей общей ниши развития и кость, и иммунная система работают как сплоченная функциональная единица (остеоиммунная система), что приводит к постоянным взаимодействиям в различных анатомических и сосудистых областях (7). Это взаимодействие иммунной и костной систем теперь дало понять научному сообществу, что между этими дуо-системами действительно существует связь. Эта запутанная взаимосвязь между костью и иммунной системой увлекала ученых с начала 1970-х годов, открывая путь к рождению специальной области современной биологии под названием «остеоиммунология» (8).Нарушение регуляции иммунной системы уже связано с инициированием различных воспалительных аутоиммунных заболеваний, приводящих к неблагоприятным последствиям для целостности костей (9). Это влияет на кость либо локальным образом, как в случае ревматоидного артрита (РА), либо через , модулируя метаболизм кости, который регулирует деятельность ключевых костных клеток, включая дифференцировку. В других случаях иммунные клетки вызывают изменения ключевых факторов или функциональных компонентов регуляторов костной массы, тем самым влияя на здоровье костей.Однако до сих пор взаимодействие между костью и иммунной системой, которое не является однонаправленным, в значительной степени не изучено. Действительно, в недавнем прошлом в различных исследованиях было замечено, что Т-лимфоциты играют важную роль в процессе ремоделирования костей (10).

    Ремоделирование кости - это динамическое равновесие, возникающее в результате взаимодействия между костными клетками и клетками костного мозга (КМ). Следовательно, лимфоциты, находящиеся в BM, образуют важный компонент для такого процесса.Т-клетки, которые составляют ~ 5% от общего количества клеток КМ, эффективно обнаруживаются как в стромальной, так и в паренхимальной частях КМ (11). Т-клетки представлены как популяциями CD4 + T, так и CD8 + T-клеток. CD4 + T-клетки играют жизненно важную роль в функционировании и поддержании иммунной системы, помогая B-клеткам увеличивать выработку антител наряду с управлением CD8 + T-клетками и другими функциями иммунных клеток (12). Наивные CD4 + Т-клетки дифференцируются в Th2, Th3, Th9, Th27, Th32, регуляторный T (Treg) и фолликулярный помощник T (T FH ) в зависимости от их соответствующих стимулов окружающей среды (13–16).Клетки Th27 в первую очередь ответственны за инициирование и стимуляцию резорбции кости (остеокластогенез) (17, 18), в то время как клетки Treg специфически связаны с ингибированием резорбции кости (18–21). Поразительно, что не все Т-клетки являются остеокластогенными, поскольку недавно сообщалось, что Т-клетки CD8 + обладают функцией защиты костей, тем самым подавляя потерю костной массы. CD8 + Т-клетки ингибируют процесс остеокластогенеза посредством секреции различных растворимых факторов, таких как остеопротегерин (OPG) (18) и интерферон (IFN) -γ для регуляции костной массы (22).Кроме того, в нескольких исследованиях было высказано предположение, что Т-клетки могут одновременно функционировать как активатор образования кости (остеобластогенез), поскольку они связаны с активацией сигнального пути Wnt в остеобластических клетках (18). В настоящем обзоре мы специально сосредоточимся на роли различных субпопуляций Т-лимфоцитов, их пластичности и связанных с ними нераскрытых возможностях будущих клинических последствий при различных костных патологиях, с особым акцентом на остеопороз, то есть «иммунопороз».

    Костные клетки

    Кость, динамический орган подвергается постоянному ремоделированию на протяжении всей жизни организма. Эта задача ремоделирования кости тщательно достигается с помощью скоординированного синергизма между тремя различными типами костных клеток, а именно . остеокласты (клетки, поедающие кость), остеобласты (клетки, образующие кость) и остеоциты (клетки отложения и резорбции костей). Остеобласты происходят из мезенхимальных стволовых клеток (МСК) в костном мозге, которые также дают начало хондроцитам, миоцитам и адипоцитам.Связанный с Runt фактор транскрипции 2 и его ген-мишень, фактор транскрипции Sp7 (известный как остерикс), в первую очередь ответственны за дифференцировку МСК в остеобласты (23). Кроме того, передача сигналов Wnt также играет важную роль в дифференцировке остеобластов (24). Остеоциты образуются в результате кальцификации остеобластов матрикса под действием фермента щелочной фосфатазы. Любое механическое напряжение костей передается остеоцитами, посылая сигналы через клеточные отростки (канальцы) к взаимосвязанным остеоцитам, а также к остеобластам на поверхности костей (25).Остеокласты - это многоядерные костные клетки, которые в первую очередь отвечают за резорбцию кости. Они дифференцируются от моноцитарных клеточных линий, таких как дендритные клетки, макрофаги, гранулоциты и микроглия. Колониестимулирующий фактор макрофагов (MCSF) является важным фактором, необходимым для пролиферации и выживания остеокластов, наряду с лигандом RANK (RANKL), действующим на через его связывающую молекулу, фактор 6, связанный с рецептором TNF (TRAF-6), что приводит к их конечному результату. индукция и дифференцирование (23).Для поддержания целостности кости необходимо динамическое равновесие между остеобластами, образующими кость, и остеокластами, резорбирующими кость. С другой стороны, костные макрофаги (остеомаки) представляют собой особую популяцию макрофагов, находящихся в костных тканях. Термин «остеомаки» дал австралийский исследователь Эллисон Петтит. Эти клетки имеют звездчатую форму и составляют примерно одну шестую часть клеток костного мозга, что дает начало сложной сетевой системе (26). Обычно они происходят из клеток типа CD68 + макрофагального происхождения (27).Остеомаки отвечают за полную функциональную дифференциацию и минерализацию остеобластов в течение культур in vitro и формируют навес в месте ремоделирования кости в условиях in vivo . Было замечено, что любое уменьшение / изменение макрофагов приводит к полной потере эндостальных остеомаков и соответствующих остеобластов, что позволяет сделать вывод о том, что остеомаки играют важную роль в поддержании зрелости остеобластов (12, 26, 28–30).

    Ремоделирование костей

    Ремоделирование кости - это динамическое равновесие, являющееся результатом различных физиологических / механических нагрузок, сопровождаемых различными функциональными адаптациями кости (31).Эта динамичность приводит к многомодовым взаимодействиям между резорбирующими костную ткань остеокластами и остеобластами, образующими костную ткань (32, 33). Ремоделирование приводит к восстановлению микроповреждений костей и целостности костей. через балансирует высвобождение кальция и фосфора в организме хозяина. Фактически, ремоделирование подтверждает важную взаимосвязь между формированием кости (остеобластогенез) и резорбцией кости (остеокластогенез) (рис. 1), регулируемой на различных этапах из-за воздействия иммунной системы на костные клетки, нейроэндокринных отношений с костью или прямого контакта остеокластов. и остеобласты.Ремоделирование кости состоит из следующих четырех этапов, , а именно . активация, резорбция, обращение и образование (34). Ремоделирование сигналов, которые возникают из прямых или косвенных сигналов, из-за действия гормонов [эстрогена и паратироидного гормона (ПТГ)] или структурного повреждения, приводит к началу фазы активации. Этот этап отмечен более высокой скоростью апоптоза остеоцитов и усилением остеокластогенеза, что усиливает повреждение костей (35). Снижение уровня трансформирующего фактора роста бета (TGF-β) в результате апоптоза остеокластов многократно усиливает остеокластогенез (36).Во время фазы активации активация предшественника остеокластов происходит в результате повышенной активности протеинкиназы (C / A) и передачи сигналов кальция, которая в основном отвечает за резорбцию кости (37). За этой фазой следует фаза резорбции, когда предшественники остеокластов рекрутируются остеобластами в месте ремоделирования кости из-за различных эндокринных сигналов или остеоцитами. Во время этой фазы остеобласты сверхэкспрессируют хемоаттрактантный белок-1 моноцитов, что приводит к усилению регуляции RANKL-индуцированного остеокластогенеза (38).RANKL в основном отвечает за дифференциацию и пролиферацию предшественников остеокластов в многоядерные остеокласты, тем самым увеличивая продолжительность жизни зрелых остеокластов (38). Это приводит к появлению изолированной среды, называемой «закрытой зоной», из-за непрерывной адгезии остеокластов к сайтам связывания интегрина (α v β 3 молекул интегрина) на поверхности кости (39). Общий результат - формирование лакуны резорбции Ховшипа с повышенной концентрацией ионов водорода (кислая среда), способствующей растворению минерализованных и органических компонентов кости (40).Накопление фермента катепсина К еще больше увеличивает скорость резорбции кости (41).

    Рисунок 1 . Ремоделирование костей. Кость подвергается постоянному ремоделированию в результате взаимодействия между костеобразующими остеобластами и резорбирующими костную ткань остеокластами. И остеокласты, и остеобласты приводят к тонкой настройке остеоцитов, что, в свою очередь, модулирует ремоделирование. Остеобласты являются производными МСК и продуцируют внеклеточный костный матрикс из коллагена I типа и неколлагеновых белков, включая остеокальцин, остеонектин и остеопонтин.Многоядерные остеокласты образуются в результате дифференциации макрофагов и моноцитов. RANKL в присутствии MCSF в первую очередь отвечает за функционирование и активацию остеокластов, что приводит к потере костной массы. С другой стороны, остеобласты продуцируют OPG, который ингибирует потерю костной массы, подавляя остеокластогенез. МСК, мезенхимальные стволовые клетки; HSC, гемопоэтические стволовые клетки; RANKL, активатор рецепторов ядерного фактора каппа; ОПГ, Остеопротегерин.

    Макрофаги усиливают экспрессию остеопонтина, что приводит к отложению коллагенового матрикса в лакунах Ховшипа (42).Затем поверхность кости подготавливается для образования кости с помощью остеобластов и остеомаков, которые в первую очередь отвечают за удаление различных остатков коллагена. Различные механизмы, ответственные за этот феномен сцепления и за распространение этого перехода от образования кости к резорбции кости, всегда были предметом споров, поскольку в более ранних исследованиях сообщалось, что кость функционирует как хранилище этих связывающих молекул и соответственно высвобождает их на различных этапах резорбция кости. Во время фазы обращения предшественники остеобластов дифференцируются и секретируют различные молекулы, которые ответственны за развитие новых поверхностей кости.На этой фазе различные факторы, такие как IGF (I и II) и TGF-β, привлекаются МСК к участкам резорбции кости (43). Наконец, чтобы достичь окончательной формы вновь сформированной кости, гидроксиапатит интегрируется в эти недавно разработанные остеоиды (43). Фаза ремоделирования кости подходит к фазе завершения, когда достигается равновесие между образованием кости и резорбцией кости посредством сигналов , инициированных остеоцитами. Потеря экспрессии склеростина в конце цикла ремоделирования запускает остеокластогенез.Зрелые остеобласты возвращаются к фенотипу выстилки кости или подвергаются апоптозу и впоследствии дифференцируются в остеоциты. Для поддержания структурной целостности скелета кости (как кортикальные, так и трабекулярные) нуждаются в постоянном ремоделировании, включая восстановление различных микротрещин, образовавшихся в результате естественного износа. Таким образом, важными аспектами ремоделирования кости являются восстановление, развитие и поддержание костей, а также функционирование в качестве хранилища кальция для хозяина.

    Т-лимфоциты и остеопороз (иммунопороз)

    Активированные Т-лимфоциты являются основными источниками RANKL (44) и TNF-α (45), ответственных за разрушение костей, наблюдаемое при различных патологических (45) и воспалительных состояниях (2, 44) (Рисунок 2).Интересно, что Т-клетки также обладают антиостеокластогенными свойствами, поскольку истощение как CD4 + T, так и CD8 + T-лимфоцитов приводит к снижению продукции OPG (46–48). Различные исследования показали, что голые мыши с дефицитом Т-лимфоцитов имеют нормальную или повышенную минеральную плотность костей (45). Эти исследования предполагают, что Т-клетки играют важную роль в ремоделировании костей, но точная связь между Т-клетками и остеокластогенезом, особенно при остеопорозе, до сих пор полностью не выяснена и требует дополнительных исследований, что дает мощный импульс для появления специальной новой области для конкретного изучения роль иммунной системы при остеопорозе, т.е.е. иммунопороз (с акцентом на роль Т-лимфоцитов).

    Рисунок 2 . Разнообразие Т-хелперных (Th) клеток. Сигнатурные цитокины, продуцируемые соответствующими Th-клетками, показаны вместе с их иммуномодулирующими свойствами в прямоугольниках. STAT, преобразователь сигналов и активатор транскрипции; RORγ, орфанный гамма-рецептор, связанный с RAR; Foxp3, вилочная коробка P3; BCL6, В-клеточная лимфома 6.

    Клетки Th2 и остеопороз

    Термин Th2 был впервые дан Тада в 1978 г., но четкая демонстрация существования клетки Th2 была предоставлена ​​Мосманном в 1986 г. (49, 50).Наивные CD4 + Т-клетки дифференцируются в клетки Th2 при стимуляции интерлейкином (IL) -12, что приводит к продукции IFN-γ, IL-2, лимфотоксинов, TNF-α и фактора, стимулирующего колонию гранулоцитов-макрофагов (38, 51 ). Продукция высоких уровней IFN-γ клетками Th2 индуцирует активацию как фагоцитарной активности, так и белков комплемента, тем самым играя важную роль в защите от различных внутриклеточных патогенов (52). Помимо защиты от вторжения патогенов, лимфоциты Th2 связаны с развитием органоспецифических аутоиммунных заболеваний (53).Первоначально многие воспалительные состояния, такие как экспериментальный аутоиммунный энцефаломиелит (EAE), воспалительные заболевания кишечника (IBD), аутоиммунный артрит и коллаген-индуцированный артрит, были связаны с неконтролируемыми ответами Th2 (52, 54). Интересно, что клетки Th2 не обладают такими характеристиками, что дает понять, что остеокластогенные клетки Th могут принадлежать к еще неизвестной субпопуляции (17, 54). Недавно было подтверждено, что еще одно недавно определенное подмножество хелперных Т-клеток (, а именно .Th27 клетки), в основном, ответственны за эти костные патологии, связанные с воспалением (55, 56). Таким образом, эта новая подгруппа стала предвестником модуляции и регулирования здоровья костей. Кроме того, большинство цитокинов, продуцируемых клетками Th2, ингибируют остеокластогенез (57), даже небольшие количества IFN-γ могут ингибировать остеокластогенез за счет деградации молекулы TRAF6 (9), тем самым подавляя потерю костной массы. Вместе эти убедительные открытия устанавливают остеопротекторную роль ответов Th2 в патогенезе остеопороза.

    Клетки Th3 и остеопороз

    Как и Th2, термин Th3 также был дан Тада в 1978 г., а позже Мосманн в 1986 г. (49, 50) предоставил полное описание клеток Th3. Клетки Th3 играют важную роль в защите хозяина от многоклеточных паразитов и в защите от аллергии и атопических заболеваний. Клетки Th3 продуцируются путем стимуляции наивных CD4 + Т-клеток в присутствии IL-4, что приводит к выработке цитокинов IL-4, IL-5, IL-10 и IL-13 (12, 34, 51, 57) .Первоначально считалось, что клетки Th3 ответственны за противовоспалительную активность при различных заболеваниях, опосредованных Th2-клетками, или модельных Th2-заболеваниях (57). Также было замечено, что в случае тяжести экспериментального аутоиммунного миокардита ингибирование ИЛ-4 моноклональными антителами против ИЛ-4 снижает тяжесть заболевания (57). Сообщалось, что сигнатурные цитокины Th3 IL-4, IL-5 и IL-13 связаны с ингибированием остеокластогенеза (58). Было замечено, что активация клеток Th3 увеличивает выработку ПТГ, что приводит к поддержанию анаболической активности остеобластов при различных воспалительных состояниях (59).Одновременно сообщалось, что мыши, лишенные Т-лимфоцитов, не защищены катаболической активностью ПТГ (59). Интересно, что лимфоциты Th3 также ингибируют потерю костной массы за счет значительного снижения отношения RANKL / OPG (59). Было обнаружено, что IL-4 ингибирует резорбцию костей как в условиях in vivo, и in vitro, (60, 61)). Низкие концентрации цитокинов Th3, таких как IL-4 и IL-10, наблюдались как в синовиальной жидкости, так и в периферической крови пациентов с остеоартритом (ОА) (62).Таким образом, эти данные четко устанавливают остеопротекторную роль лимфоцитов Th3 в патофизиологии остеопороза.

    Клетки Th9 и остеопороз

    Клетки

    Th9 представляют собой недавно определенную субпопуляцию Th-клеток, продуцирующих IL-9, и были связаны с иммунными ответами против кишечных червей и иммунопатологией различных аллергических и аутоиммунных заболеваний, а именно . системный склероз, системная красная волчанка (СКВ) и EAE (38, 63). Считается, что клетки Th9 в сочетании с клетками Th3 способствуют воспалению при аллергических заболеваниях, но это все еще не подтверждено полностью (64).В других случаях наблюдалась тесная связь между IL-9 и развитием клеток Th27, поскольку IL-9 в присутствии TGF-β инициирует дифференцировку наивных CD4 + Т-клеток в клетки Th27 (65). Кроме того, сообщалось, что IL-9 усиливает развитие клеток Th27 во время положительной аутокринной петли (66). Кроме того, было обнаружено, что сывороточные уровни IL-9 или общей популяции клеток Th9 значительно увеличиваются в случае артрита и ОА (38). Вместе эти исследования указывают на роль клеток Th9 в различных состояниях костей, таких как РА, но все еще отсутствуют доказательства его корреляции с остеопорозом, что требует дальнейших исследований в этой области.

    Клетки Th27 и остеопороз

    Клетки

    Th27 связаны с защитой от бактериальной инфекции и в первую очередь ответственны за индукцию различных аутоиммунных заболеваний через привлечение сигнальных клеток, особенно нейтрофилов (34, 38). Дифференцировка и развитие клеток Th27 в основном осуществляется TGF-β, IL-6, IL-1β и IL-23. Первичные цитокины, секретируемые Th27, - это IL-17A, IL-17F, IL-21 и IL-22 (67). Сообщалось также, что клетки Th27 постоянно присутствуют на поверхностях слизистых оболочек, включая собственную пластинку кишечника (68).Клетки Th27 играют важную роль в различных воспалительных состояниях, таких как остеопороз, псориаз, пародонтоз, РА и ВЗК (55, 56). Таким образом, клетки Th27 теперь часто называют остеокластогенными субпопуляциями Т-лимфоцитов (17, 69). Клетки Th27 усиливают остеокластогенез, секретируя более высокие уровни IL-1, IL-6, IL-17, RANKL и TNF в дополнение к низким уровням IFN-γ (18, 70, 71). IL-17 усиливает остеокластогенез за счет стимуляции остеоцитов и остеобластов и потенцирует остеокластогенную активность за счет активации активатора рецептора выработки NF-κB (RANK) для выработки более высоких уровней RANKL (57, 72).IL-17 действует как центральная точка связи между Т-лимфоцитами и остеоцитами, модулируя выработку RANKL (73). Хотя профиль лимфоцитов Th27 в различных лимфоидных тканях требует дальнейшего анализа, его роль в патогенезе остеопороза в настоящее время хорошо документирована, поскольку было обнаружено, что у пациентов с остеопорозом популяция клеток Th27 увеличивается во много раз (34, 38). Кроме того, клетки Th27 в крови и периферических тканях могут служить важным маркером остеопороза.В целом, эти наблюдения и исследования раскрывают четкую и всеобъемлющую роль клеток Th27 в остеопорозе.

    Treg-клетки и остеопороз

    Регуляторные Т-клетки

    (CD4 + CD25 + Foxp3 + Т-клетки) представляют собой особую подгруппу Th-клеток, которые в основном используются для предотвращения аутоиммунных заболеваний, поддержания периферической толерантности и ограничения хронических воспалительных заболеваний путем подавления и регулирования эффекторная функция Th-клеток (74).Сообщалось, что Foxp3 + Treg представлены популяциями как природных Treg (nTreg), так и адаптивных или индуцированных Treg (iTreg). Клетки nTreg развиваются в тимусе, тогда как клетки iTreg образуются на периферии (75, 76). nTreg представляют собой популяцию CD4 + Т-лимфоцитов, находящихся в тимусе, и составляют примерно 5-10% периферического наивного пула CD4 + Т-лимфоцитов как у мышей, так и у людей. Они играют важную роль в поддержании иммунологической толерантности и модуляции иммунных ответов (77).iTreg находятся в периферических лимфоидных тканях и происходят из наивных Т-клеток (78). Цитокины IL-10 и TGF-β в основном задействованы для развития и дифференцировки iTreg (79). Фактор транскрипции Forkhead (Foxp3), обычно экспрессируемый Tregs, играет важную роль в развитии и функциях Tregs (77). Клетки Treg предполагают важную роль в иммунной регуляции при различных воспалительных и аутоиммунных заболеваниях, поскольку Treg регулируют секрецию и экспрессию провоспалительных и противовоспалительных цитокинов (18, 34, 80).

    Treg также секретируют цитотоксический Т-лимфоцитарный антиген 4, который контролирует иммунную функцию при связывании с CD80 / CD86, присутствующими на мононуклеарных клетках остеокластов, что приводит к ингибированию воспалительных реакций (34). Кроме того, сообщалось, что ингибирование индуцированного коллагеном артрита у мышей подавляется Treg-клетками (81). Сообщалось, что Treg-клетки напрямую ингибируют остеокластогенез, подавляя продукцию RANKL и M-CSF, что приводит к увеличению объема кости (20, 82). Недавно была обнаружена CD8-противоположная часть Treg-клеток как индуцированные остеокластами FoxP3 + CD8 + Treg-клетки, которые подавляют как образование, так и активность остеокластов посредством подавления образования кольца актина, что приводит к ингибированию остеокластогенеза ( 22).Интересно, что этот регуляторный двунаправленный механизм не требует присутствия различных провоспалительных цитокинов. В целом, в настоящее время без сомнения установлено, что любое нарушение регуляции популяции или функционирования Tregs приведет к усилению потери костной массы, о которой сообщается при остеопорозе. Таким образом, изучение новых путей и молекулярных механизмов, регулирующих перекрестную связь между Treg и костными клетками, очень желательно для будущих клинических применений.

    T

    FH Клетки и остеопороз

    Фолликулярные Т-лимфоциты-помощники обычно обнаруживаются в фолликулах лимфоидной ткани и вызывают выработку иммуноглобулинов из В-клеток (83).Клетки T FH экспрессируют различные отличительные гены, такие как хемокиновый рецептор CXC типа 5 (CXCR5), индуцибельный Т-клеточный костимулятор (ICOS), CD40L, запрограммированная гибель клеток-1 (PD-1), белок B-клеточной лимфомы 6 и IL. -21 (84). Растущее количество данных показало, что клетки T FH влияют на тяжесть различных аутоиммунных заболеваний, таких как RA и SLE, путем усиления образования реактивных аутоантител из B-клеток (85). Сообщалось об увеличении количества циркулирующих лимфоцитов T FH (, а именно .CXCR5 + PD-1 + CD4 + или CXCR5 + ICOS + CD4 + ) у пациентов с СКВ, что коррелирует с количеством аутоантител и тяжестью СКВ (86). Специфический иммуногистохимический анализ дополнительно подтвердил присутствие лимфоцитов T FH (CD4 + CXCR5 + ICOS + ) в синовиальных тканях пациентов с РА (38). Кроме того, у пациентов с РА наблюдалось повышение уровня В-лимфоцитов CD19 + и повышение уровня сывороточного IL-21, что положительно связано с показателями заболевания и присутствием анти-цитруллинированных антител (87, 88).Сообщалось о повышенных уровнях клеток T FH как у пациентов с синдромом Шегрена, так и у пациентов с РА (88, 89). Эти исследования предоставляют убедительные доказательства потенциально важной роли клеток T FH в патогенезе и прогрессировании аутоиммунных заболеваний различными путями. В совокупности эти исследования устанавливают роль клеток T FH в RA, тем самым открывая новые возможности в области иммунопороза для дальнейшего анализа и определения роли лимфоцитов T FH в патогенезе остеопороза.

    Природные киллерные Т (NKT) клетки и остеопороз

    Естественные Т-клетки-киллеры представляют собой гетерогенную группу Т-лимфоцитов, которые обладают свойствами как естественных клеток-киллеров, так и Т-клеток. NKT-клетки в первую очередь участвуют в удалении трансформированных и инфицированных вирусом клеток (90). NKT-клетки модулируют инициирование и развитие иммунных ответов, опосредованных как Т-, так и В-клетками , посредством продукции различных факторов роста и цитокинов (16). Было обнаружено, что NKT-клетки регулируют развитие и функцию макрофагов, моноцитов и миелоидных дендритных клеток (91, 92).Недавно было обнаружено, что подмножество NKT-клеток, называемое инвариантными NKT, регулирует развитие и дифференцировку остеокластов (93). Сообщалось также о наличии NKT-клеток в синовиальных тканях пациентов с РА, где они составляют до 20% всех лимфоцитов (94). Сообщалось о субпопуляции NKT-клеток CD56 bright с повышенной экспрессией различных хемокиновых рецепторов и молекул адгезии, ответственных за усиленный набор NKT-клеток (95), тем самым задействуя и активируя моноциты для усиленного остеокластогенеза в синовиальной оболочке пациентов с РА (94).Т-клетки и макрофаги, активируемые IFN-γ, производным от NKT-клеток, также приводят к повышенной секреции TNF-α (96), сильного проостеокластогенного цитокина. TNF-α усиливает остеокластогенез зависимым от RANKL образом либо напрямую, либо путем стимулирования приверженности предшественников к клону и дифференцировке остеокластов, либо косвенно, стимулируя секрецию RANKL и M-CSF остеобластами (97, 98). Кроме того, RANKL и MCSF также продуцируются NKT-клетками и, таким образом, вызывают остеокластогенез, который дополнительно регулируется IL-15 (99).В целом эти отчеты раскрывают важную роль NKT в патогенезе воспалительных заболеваний костей. Таким образом, регуляция NKT-клеток может быть важным аспектом регулирования потери костной массы при остеопорозе.

    γδ-Т-клетки и остеопороз

    Т-клетки, присутствующие в кровотоке, в основном экспрессируют цепи рецепторов αβ-Т-клеток (TCR) вместе с небольшим подмножеством Т-клеток, которые однозначно экспрессируют TCR, содержащих гамма (γ) цепь и дельта (δ) цепь, называемую γδ-Т-клетками. . Около 1–10% Т-лимфоцитов на периферии кровообращения человека состоят из γδ-Т-клеток, однако кожа и другие ткани имеют более многочисленную популяцию γδ-Т-клеток (99).γδ-Т-клетки более похожи на врожденные, в отличие от своих аналогов αβ-Т-клеток, которые являются адаптивными. Кроме того, специфичность TCR γδ-Т-клеток однозначно направлена ​​на непептидные антигены. В настоящее время γδ-Т-клетки все чаще связывают с аутоиммунитетом, аллергией, гематологическими опухолями (100) и инфекционными заболеваниями (101). Недавно сообщалось, что γδ-Т-клетки продуцируют факторы, которые важны для заживления различных переломов скелета (102). Было замечено, что стимулированные анти-CD3 / CD28 γδ Т-клетки приводят к ингибированию образования остеокластов человека и одновременной резорбтивной активности in vitro .Кроме того, стимулированные γδ-Т-клетки приводят к увеличению продукции IFN-γ и подавляют экспрессию продукции IL-17 (103). γδ-Т-клетки представляют собой довольно уникальную и гетерогенную популяцию Т-лимфоцитов и легко теряются у пациентов, проходящих лечение амино-бисфосфонатами по поводу различных патологий, связанных с костями (104). γδ-Т-клетки связаны с особым свойством иммуномодуляции и, таким образом, являются многообещающим кандидатом для лечения различных воспалительных состояний, включая патологии костей.

    CD8

    + Т-клетки и остеопороз

    CD8 + Т-клетки представляют собой еще одну установленную подгруппу Т-лимфоцитов, которые играют ключевую роль в клеточно-опосредованных ответах в иммунной системе. CD8 + Т-клетки также называют цитотоксическими Т-лимфоцитами, которые помогают защитить хозяина от чужеродных организмов как литическими, так и нелитическими способами. CD8 + Т-клетки отвечают за регулирование иммунных ответов и одновременное удаление трансформированных опухолевых клеток (104, 105).Еще одна недавно определенная регуляторная подгруппа T-клеток CD8 + , названная Foxp3 + Tregs CD8 + , как было обнаружено, подавляет образование и активность остеокластов, секретируя различные антиостеокластогенные цитокины (22). Foxp3 + CD8 + Tregs-клетки не только регулируют выживание остеокластов, но также влияют на созревание остеокластов, подавляя их образование актинового кольца. Недавно обнаруженное уникальное свойство остеокластов, индуцирующее образование клеток FoxP3 + CD8 + Treg, и способность клеток FoxP3 + CD8 + Treg впоследствии регулировать функцию остеокластов, создает двунаправленную регуляторную петлю между этими двумя типы клеток в BM (22).Сообщалось также, что Т-клетки CD8 + играют важную роль в патогенезе ОА (38). Таким образом, эти отчеты четко устанавливают важную роль Т-лимфоцитов CD8 + в здоровье костей, но до сих пор доказательства их роли в остеопорозе недостаточно изучены и требуют дальнейших исследований.

    Заключение и перспективы на будущее

    Воспалительные состояния костей, включая RA, OA и остеопороз, возникают из-за нарушения регуляции гомеостатической связи между костью и иммунной системой, что приводит к усилению потери костной массы.В настоящее время разрабатываются различные стратегии для подавления потери костной массы, вызванной воспалением. Одним из прямых подходов к ингибированию остеокластогенеза может быть вмешательство в воспалительные пути, тем самым обеспечивая альтернативный метод управления воспалительной потерей / повреждением костной ткани. Появление «иммунопороза» в качестве независимой области исследований, таким образом, дало бы новое и уникальное представление о лежащих в основе иммуно-скелетных взаимодействиях между иммунными клетками (Т-клетками) и костными клетками (рис. 3). Поскольку роль иммунной системы в целом была задействована в выяснении патогенеза многих воспалительных заболеваний, однако, аспект иммунопороза, т.е.е., роль определенных субпопуляций Т-лимфоцитов в остеопорозе до сих пор неясна. Таким образом, будет важно увидеть ход различных субпопуляций Т-клеток в развитии и прогрессировании остеопороза. И CD4 + (Th2, Th3, Th9, Th27, Treg, NKT, γδ Т-клетки) и CD8 + Т-клетки играют важную роль в регулировании здоровья костей. Клетки Th27 являются одними из основных индукторов потери костной массы через экспрессию более высоких уровней RANKL и TNF-α (17, 106, 107).С другой стороны, Treg являются основными ингибиторами потери костной массы (108, 109) за счет продукции цитокинов IL-4, IL-10 и TGF-β1 (108, 109). Tregs также подавляют эффекторное функционирование клеток Th27 при потере костной массы, вызванной воспалением (109, 110). Tregs также приводят к подавлению потери костной массы путем ингибирования дифференцировки моноцитов в остеокласты как в условиях in vitro , так и in vivo (20, 75, 111) (Таблица 1).

    Рисунок 3 . Роль Т-клеток в иммунопорозе.Т-клетки, включая Т-хелперные (Th) клетки, цитотоксические Т-клетки играют ключевую роль в индукции связанной с остеопорозом потери костной массы. Сообщалось, что внутри Т-хелперных (Th) клеток, Th9-клетки, Th27-клетки, NK-Т-клетки и фолликулярные хелперные Т-клетки (T FH ) усиливают потерю костной массы при остеопорозе. С другой стороны, клетки Th2, Th3, Treg и CD8T связаны с остеопротекторными свойствами, тем самым подавляя остеопороз. Роль γδ Т-клеток требует дополнительных исследований, чтобы связать их с остеопорозом.

    Таблица 1 . Роль различных цитокинов Т-клеток в остеокластогенезе.

    Поскольку остеопороз поражает более 50% женского населения и четверть мужчин старше 50 лет (3, 20), количество пациентов с остеопорозом намного выше, чем количество пациентов с остеопорозом и остеопорозом (3). Современные методы лечения остеопороза: , а именно . бисфосфонаты, ранелат стронция, селективные модуляторы рецепторов эстрогена, ПТГ (терипаратид) и др. обеспечивают ремиссию воспаления с небольшим облегчением для пациентов (112).Следовательно, потребность в новых и эффективных терапевтических средствах будущего является неотложной задачей для долгосрочного облегчения различных патологий, опосредованных потерей костной массы. Это станет возможным только при наличии ясного и лучшего понимания иммуно-скелетной биологии, которая может быть четко определена и очерчена в новой области иммунопороза. Таким образом, передовые исследования и исследования под эгидой иммунопороза откроют новые возможности и направления для разработки улучшенных методов лечения. Недавно включение пробиотиков ( через модуляцию иммунной системы хозяина) в качестве дополнительной терапии потери костной массы представляет собой один из таких классов (20, 113, 114).Таким образом, лучшее понимание взаимосвязи между обеими системами должно лежать в основе будущих исследований в этой области. Утверждение «иммунопороза» как независимой области современной биологии с учетом последних достижений в этой области, таким образом, предоставит новые парадигмы для разработки целенаправленных новых терапевтических стратегий для лечения остеопороза.

    Авторские взносы

    RS предложил фокус и план обзора вместе с написанием обзора. HD участвовал в написании обзора, а также в создании иллюстраций к рисункам.PM внес ценный вклад в подготовку рукописи.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта работа финансировалась проектом UGC-FRPS (30–12 / 2014), Govt. Индии, под санкциями в отношении РС. RS и HD благодарит кафедру зоологии Центрального университета доктора Харисингха Гура, Сагар (член парламента), Индия за предоставление инфраструктуры.RS также благодарит Департамент биотехнологии Всеиндийского института медицинских наук (AIIMS), Нью-Дели, Индия, за предоставление необходимых помещений. HD благодарит UGC за исследовательскую стипендию.

    Сокращения

    IFN, интерферон; MCSF, макрофагальный колониестимулирующий фактор; NF-κB, ядерный фактор κB; BM - костный мозг; T FH , фолликулярный помощник T; NKT-клетки, естественные Т-клетки-киллеры; ОПГ, остеопротегерин; TRAF, фактор, связанный с рецептором TNF; TRAF-6, фактор 6, связанный с рецептором TNF; RANK, активатор рецептора NF-κB; RANKL, лиганд RANK; МСР-1, хемоаттрактантный белок-1 моноцитов; TGF-β, трансформирующий фактор роста бета; МПК, минеральная плотность кости; TCR, рецептор Т-клеток; Th, Т-помощник; DC, дендритная клетка; РА, ревматоидный артрит; О.А., Остеоартроз.

    Список литературы

    1. Eisman JA, Bogoch ER, Dell R, Harrington JT, McKinney RE Jr, McLellan A, et al. Превращение первой трещины в последнюю: отчет рабочей группы ASBMR по предотвращению вторичных переломов. J Bone Miner Res (2012) 27: 2039–46. DOI: 10.1002 / jbmr.1698

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Кейтс С.Л., Кейтс О.С., Мендельсон Д.А. Достижения в лечении остеопороза. Травма (2007) 38: S17–23.DOI: 10.1016 / j.injury.2007.08.007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Johnell O, Kanis JA. Оценка распространенности и инвалидности остеопоротических переломов во всем мире. Osteoporos Int (2006) 17: 1726–33. DOI: 10.1007 / s00198-006-0172-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Yu B, Wang CY. Остеопороз: результат «состарившейся» костной микросреды. Trends Mol Med (2016) 22 (8): 641–4.DOI: 10.1016 / j.molmed.2016.06.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Чжу Дж., Яманэ Х., Пол У. Дифференциация популяций эффекторных Т-лимфоцитов CD4. Annu Rev Immunol (2010) 28: 445–89. DOI: 10.1146 / аннурев-иммунол-030409-101212

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Харрингтон Л. Е., Хаттон Р. Д., Манган П. Р., Тернер Х., Мерфи Т. Л., Мерфи К. М. и др. Эффекторные Т-клетки CD4 +, продуцирующие интерлейкин 17, развиваются по клону, отличному от клонов Т-хелперов 1 и 2 типа. Nat Immunol (2005) 6: 1123–32. DOI: 10.1038 / ni1254

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Мартин-Фонтеча Л.Л., Томсен С., Бретт С., Жерар М., Липп А., Ланзавеккья Ф. и др. Индуцированное привлечение NK-клеток к лимфатическим узлам обеспечивает IFN-гамма для прайминга T (H) 1. Nat Immunol (2004) 5: 1260–5. DOI: 10.1038 / ni1138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Сато К., Суэмацу А., Окамото К., Ямагути А., Моришита Ю., Кадоно Ю. и др.Th27 функционирует как подмножество остеокластогенных хелперных Т-клеток, которое связывает активацию Т-клеток и разрушение костей. J Exp Med (2006) 203: 2673–82. DOI: 10.1084 / jem.20061775

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Дар Х.Й., Сингх А., Шукла П., Раджаниш А., Мондал Р.К., Мишра П.К. и др. Высокое потребление соли с пищей коррелирует с модулированным балансом клеток Th27-Treg, что приводит к усилению потери костной массы и нарушению костной микроархитектуры у самцов мышей. Научный журнал (2018) 8: 2503.DOI: 10.1038 / s41598-018-20896-у

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Заисс М.М., Аксманн Р., Зверина Дж., Пользер К., Гюкель Э., Скапенко А. и др. Клетки Treg подавляют образование остеокластов: новое звено между иммунной системой и костью. Arthritis Rheum (2007) 56: 4104–12. DOI: 10.1002 / art.23138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Дар Х.Й., Шукла П., Мишра П.К., Анупам Р., Мондал Р.К., Томар ГБ и др. Lactobacillus acidophilus подавляет потерю костной массы и увеличивает гетерогенность костной ткани у мышей с остеопорозом за счет модуляции баланса клеток Treg-Th27. Bone Rep (2018) 8: 46–56. DOI: 10.1016 / j.bonr.2018.02.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Kelchtermans H, Geboes L, Mitera T, Huskens D, Leclercq G, Matthys P. Активированные CD4 + CD25 + регуляторные Т-клетки ингибируют остеокластогенез и коллаген-индуцированный артрит. Ann Rheum Dis (2009) 68: 744–50. DOI: 10.1136 / ard.2007.086066

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Шашкова Е.В., Триведи Дж., Клайн-Смит А.Б., Феррис С., Бухвальд З.С., Гибб Дж. И др.Примированные остеокластом Т-клетки Foxp3 + CD8 индуцируют T-bet, эомезодермин и IFN-γ для регулирования резорбции кости. J Immunol (2016) 197 (3): 726–35. DOI: 10.4049 / jimmunol.1600253

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Schett G, David JP. Множество лиц аутоиммунной потери костной массы. Nat Rev Endocrinol (2010) 6: 698–706. DOI: 10.1038 / nrendo.2010.190

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Уолш М.К., Ким Н., Кадоно Й., Ро Дж., Ли С.И., Лоренцо Дж. И др.Остеоиммунология: взаимодействие иммунной системы и костного метаболизма. Annu Rev Immunol (2006) 24: 33–63. DOI: 10.1146 / annurev.immunol.24.021605.0

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Чанг М.К., Раггатт Л.Дж., Александр К.А., Куливаба Д.С., Фаззалари Н.Л., Шредер К. и др. Макрофаги костной ткани внедряются в ткани выстилки костей человека и мыши и регулируют функцию остеобластов in vitro и in vivo . J Immunol (2008) 181: 1232–44.DOI: 10.4049 / jimmunol.181.2.1232

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Cho SW, Soki FN, Koh AJ, Eber MR, Entezami P, Park SI, et al. Костные макрофаги поддерживают физиологическое ремоделирование скелета и анаболическое действие паратироидного гормона в кости. Proc Natl Acad Sci U S A (2014) 111: 1545–50. DOI: 10.1073 / pnas.1315153111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Николаиду ​​В., Вонг М.М., Редпат А.Н., Эрсек А., Бабан Д.Ф., Уильямс Л.М. и др.Моноциты индуцируют активацию STAT3 в мезенхимальных стволовых клетках человека, способствуя образованию остеобластов. PLoS One (2012) 7: e39871. DOI: 10.1371 / journal.pone.0039871

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Ви Л, Бат GS, Уетстон Х, Нг А, Вей Кью, Пун Р. и др. Макрофаги способствуют дифференцировке остеобластов in vivo: их влияние на восстановление переломов и гомеостаз кости. J Bone Miner Res (2014) 30: 1090–102. DOI: 10.1002 / jbmr.2422

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31.Вольф Дж. Das Gesetz der Transformation des Knochens . Берлин: Август Хиршвальд (1892).

    Google Scholar

    33. Родан Г.А., Мартин Т.Дж. Роль остеобластов в гормональном контроле резорбции кости - гипотеза. Calc Tissue Int (1981) 33: 349–51. DOI: 10.1007 / BF02409454

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Дар Х.Й., Азам З., Анупам Р., Мондал РК, Шривастава РК. Остеоиммунология: связь между костью и иммунной системой. Front Biosci (2018) 23: 464–92.DOI: 10.2741 / 4600

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Канис Я.А. Обмен кальция. Prog Basic Clin Pharmacol (1990) 4: 1-27.

    Google Scholar

    36. Heino TJ, Hentunen TA, Vnnen HK. Остеоциты подавляют резорбцию костной ткани остеокластами за счет трансформации фактора роста β: усиление эстрогеном. J Cell Biochem (2002) 85: 185–97. DOI: 10.1002 / jcb.10109

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37.Swarthout JT, D’Alonzo RC, Selvamurugan N, Partridge NC. Зависимые от паратироидного гормона сигнальные пути, регулирующие гены в костных клетках. Ген (2002) 282: 1–17. DOI: 10.1016 / S0378-1119 (01) 00798-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Ли Х, Цинь Л., Бергеншток М., Бевлок Л.М., Новак Д.В., Партридж, Северная Каролина. Гормон паращитовидной железы стимулирует остеобластическую экспрессию MCP-1 для рекрутирования и увеличения слияния пре / остеокластов. J Biol Chem (2007) 282: 33098–106.DOI: 10.1074 / jbc.M611781200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. МакХью К.П., Ходивала-Дилке К., Чжэн М.Х., Намба Н., Джонатан Л., Новак Д. и др. Мыши, лишенные интегринов β3, остеосклеротичны из-за дисфункциональных остеокластов. J Clin Invest (2000) 105: 433–40. DOI: 10.1172 / JCI8905

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Saftig P, Hunziker E, Wehmeyer O, Jones S, Boyde A, Rommerskirch W., et al. Нарушение резорбции остеокластической кости приводит к остеопетрозу у мышей с дефицитом катепсина К. Proc Natl Acad Sci U S. A (1998) 95: 13453–8. DOI: 10.1073 / pnas.95.23.13453

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Такахаши Ф., Такахаши К., Симидзу К., Цуй Р., Тада Н., Такахаши Х. и др. Остеопонтин сильно экспрессируется альвеолярными макрофагами в легких при остром респираторном дистресс-синдроме. Легкое (2004) 182: 173–85. DOI: 10.1007 / s00408-004-0309-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43.Тан И, Ву Х, Лей В., Панг Л., Ван Ц., Ши Зи и др. Миграция костных мезенхимальных стволовых клеток, индуцированная TGF-бета1, сочетает резорбцию кости с образованием. Nat Med (2009) 15: 757–65. DOI: 10,1038 / нм.1979

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Kong YY, Feige U, Sarosi I., Bolon B, Tafuri A, Morony S, et al. Активированные Т-клетки регулируют потерю костной массы и разрушение суставов при адъювантном артрите через лиганд остеопротегерина. Nature (1999) 402: 304–9.DOI: 10.1038 / 46303

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Ченчи С., Вайцманн М.Н., Роггиа С., Намба Н., Новак Д., Вудринг Дж. И др. Дефицит эстрогена вызывает потерю костной массы за счет увеличения выработки TNF-альфа Т-клетками. J Clin Invest (2001) 06: 1229–37. DOI: 10.1172 / JCI11066

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Грчевич Д., Ли С.К., Марусич А., Лоренцо Дж.А. Истощение CD4 и CD8 Т-лимфоцитов у мышей in vivo усиливает стимулированное 1,25-дигидроксивитамином D3 образование остеокластоподобных клеток in vitro по механизму, который зависит от синтеза простагландинов. J Immunol (2000) 165: 4231-8. DOI: 10.4049 / jimmunol.165.8.4231

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Чой Й, Ву К.М., Ко Ш., Ли Й.Дж., Пак С.Дж., Ким Х.М. и др. Остеокластогенез усиливается активированными В-клетками, но подавляется активированными CD8 + Т-клетками. Eur J Immunol (2001) 31: 2179–88. DOI: 10.1002 / 1521-4141 (200107) 31: 7 <2179 :: AID-IMMU2179> 3.0.CO; 2-X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Toraldo G, Roggia C, Qian WP, Pacifici R, Weitzmann MN.IL-7 вызывает потерю костной массы in vivo за счет индукции активатора рецептора ядерного фактора, лиганда каппа B, и фактора некроза опухоли альфа из Т-клеток. Proc Natl Acad Sci U S. A (2003) 100: 125–30. DOI: 10.1073 / pnas.0136772100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Тада Т., Такемори Т., Окумура К., Нонака М., Токухиса Т. Два разных типа Т-хелперов, участвующих во вторичном ответе антител: независимые и синергические эффекты Т-хелперов Ia- и Ia +. J Exp Med (1978) 147: 446–58. DOI: 10.1084 / jem.147.2.446

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Мосманн Т.Р., Червински Х., Бонд М.В., Гедлин М.А., Коффман Р.Л. Два типа клона мышиных хелперов Т-лимфоцитов. I. Определение в соответствии с профилями активности лимфокинов и секретируемых белков. J Immunol (1986) 136: 2348–57.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    53. Хирахара К., Похолек А., Вахеди Г., Лоуренс А., Канно И., Милнер Дж. Д. и др.Механизмы, лежащие в основе пластичности хелперных Т-клеток: последствия для иммуноопосредованных заболеваний. J Allergy Clin Immunol (2013) 131: 1276–87. DOI: 10.1016 / j.jaci.2013.03.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Такаянаги Х., Огасавара К., Хида С., Чиба Т., Мурата С., Сато К. и др. Т-клеточная регуляция остеокластогенеза посредством передачи сигналов между RANKL и IFN-γ. Nature (2000) 408: 600–5. DOI: 10.1038 / 35046102

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55.Miossec P, Korn T, Kuchroo VK. Интерлейкин-17 и хелперные Т-клетки 17-го типа. N Engl J Med (2009) 361: 888–98. DOI: 10.1056 / NEJMra0707449

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Мартинес Г.Дж., Нуриева Р.И., Ян ХО, Донг С. Регуляция и функция провоспалительных клеток Th27. Ann N Y Acad Sci (2008) 1143: 188–211. DOI: 10.1196 / анналы.1443.021

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Рафаэль I, Налаваде С., Игар Т.Н., Форстхубер Т.Г.Подмножества Т-клеток и их характерные цитокины при аутоиммунных и воспалительных заболеваниях. Цитокин (2015) 74: 5–17. DOI: 10.1016 / j.cyto.2014.09.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Палмквист П., Лундберг П., Перссон Е., Йоханссон А., Лундгрен И., Ли А. и др. Ингибирование стимулированного гормонами и цитокинами остеокластогенеза и резорбции костей интерлейкином-4 и интерлейкином-13 связано с повышенным содержанием остеопротегерина и снижением RANKL и RANK в STAT6-зависимом пути. J Biol Chem (2006) 281: 2414–29. DOI: 10.1074 / jbc.M510160200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Pacifici R. T-клетки: критические регуляторы костей в здоровье и болезни. Кость (2010) 47: 461–71. DOI: 10.1016 / j.bone.2010.04.611

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Miossec P, Chomarat P, Dechanet J, Moreau JF, Roux JP, Delmas P, et al. Интерлейкин-4 ингибирует резорбцию кости за счет воздействия на остеокласты и провоспалительные цитокины в модели ex vivo резорбции кости при ревматоидном артрите. Arthritis Rheum (1994) 37: 1715–22. DOI: 10.1002 / art.1780371202

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Riancho JA, Zarrabeitia MT, Gonzalez-Macias J. Интерлейкин-4 модулирует дифференцировку остеокластов и ингибирует образование ямок резорбции в культурах остеокластов мышей. Biochem Biophys Res Commun (1993) 196: 678–85. DOI: 10.1006 / bbrc.1993.2303

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62.Партч Г., Вагнер Э, Лееб Б.Ф., Бролл Х, Данки А., Смолен Дж. С.. Цитокины, полученные из Т-клеток в синовиальной жидкости псориатического артрита. Ann Rheum Dis (1998) 57: 691–3. DOI: 10.1136 / ard.57.11.691

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Новак Е.С., Уивер К.Т., Тернер Х., Бегум-Хак С., Бехер Б., Шрайнер Б. и др. IL-9 как медиатор воспалительного заболевания, вызванного Th27. J Exp Med (2009) 206: 1653–60. DOI: 10.1084 / jem.200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68.Иванов И.И., Маккензи Б.С., Чжоу Л., Тадокоро К.Э., Лепелли А., Лафай Дж. Дж. И др. Орфанный ядерный рецептор ROR гамма T управляет программой дифференцировки провоспалительных Т-хелперных клеток IL-17 +. Cell (2006) 126: 1121–33. DOI: 10.1016 / j.cell.2006.07.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Чуччи Т., Ибаньес Л., Букоиран А., Бирджи-Барелли Е., Пен Дж., Абу-Эцци Дж. И др. Клетки Th27 TNFα костного мозга индуцируют дифференцировку остеокластов и связывают разрушение кости с ВЗК. Кишечник (2015) 64: 1072–81. DOI: 10.1136 / gutjnl-2014-306947

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Адамопулос И.Е., Чао С.К., Гейсслер Р., Лафас Д., Блюменшейн В., Ивакура Ю. и др. Интерлейкин-17A активирует активатор рецептора NF-kappaB на предшественниках остеокластов. Arthritis Res Ther (2010) 12: R29. DOI: 10.1186 / ar2936

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Xiong J, Piemontese M, Thostenson JD, Weinstein RS, Manolagas SC, O’Brien CA.RANKL, полученный из остеоцитов, является важным медиатором повышенной резорбции костной ткани, вызванной дефицитом кальция в пище. Кость (2014) 66C: 146–54. DOI: 10.1016 / j.bone.2014.06.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Юань Ф.Л., Ли Х, Лу В.Г., Сюй Р.С., Чжао YQ, Ли К.В. и др. Регуляторные Т-клетки как мощная мишень для контроля потери костной массы. Biochem Biophys Res Commun (2010) 402: 173–6. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2010.09.120

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76.Lan Q, Fan H, Quesniaux V, Ryffel B, Liu Z, Zheng SG. Индуцированные Foxp3 (+) регуляторные Т-клетки: новое потенциальное оружие для лечения аутоиммунных и воспалительных заболеваний? J Mol Cell Biol (2012) 4: 22–8. DOI: 10.1093 / jmcb / mjr039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Curotto de Lafaille MA, Lafaille JJ. Природные и адаптивные регуляторные Т-клетки Foxp3 +: больше одного и того же или разделение труда? Иммунитет (2009) 30: 626–35. DOI: 10.1016 / j.иммунитет.2009.05.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Шривастава Р.К., Томар Г.Б., Барханпуркар А.П., Гупта Н., Поте, С.Т., Мишра, Г.К. IL-3 ослабляет индуцированный коллагеном артрит, модулируя развитие Foxp3 + регуляторных Т-клеток. J Immunol (2011) 186: 2262–72. DOI: 10.4049 / jimmunol.1002691

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. Окамото К., Накашима Т., Шинохара М., Негиси-Кога Т., Комацу Н., Терасима А. и др.Остеоиммунология: концептуальная основа, объединяющая иммунную и скелетную системы. Physiol Rev (2017) 97: 1295–349. DOI: 10.1152 / Physrev.00036.2016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Симпсон Н., Гейтенби П.А., Уилсон А., Малик С., Фулчер Д.А., Танге С.Г. и др. Увеличение циркулирующих Т-клеток, напоминающих фолликулярные Т-хелперы, является фиксированным фенотипом, который определяет подмножество тяжелой системной красной волчанки. Arthritis Rheum (2010) 62 (1): 234–44.DOI: 10.1002 / art.25032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87. Ма Дж., Чжу С., Ма Б., Тиан Дж., Байду С.Е., Мао С. и др. Повышенная частота циркулирующих фолликулярных хелперных Т-клеток у пациентов с ревматоидным артритом. Clin Dev Immunol (2012) 2012: 827480. DOI: 10.1155 / 2012/827480

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    88. Ван Дж., Шань Й., Цзян З., Фенг Дж., Ли К., Ма Л. и др. Высокая частота активированных В-клеток и Т-фолликулярных хелперов коррелирует с активностью заболевания у пациентов с впервые возникшим ревматоидным артритом. Clin Exp Immunol (2013) 174: 212–20. DOI: 10.1111 / cei.12162

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Ли XY, Wu ZB, Ding J, Zheng ZH, Li XY, Chen LN и др. Роль частоты CD4 (+) CXCR5 (+) CCR6 (+) Т-клеток в крови в аутоиммунитетах у пациентов с синдромом Шегрена. Biochem Biophys Res Commun (2012) 422: 238–44. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2012.04.133

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91. Fujii S, Shimizu K, Smith C, Bonifaz L, Steinman RM.Активация естественных Т-клеток-киллеров альфа-галактозилцерамидом быстро вызывает полное созревание дендритных клеток in vivo и, таким образом, действует как адъювант для комбинированного иммунитета Т-клеток CD4 и CD8 к совместно вводимому белку. J Exp Med (2003) 198: 267–79. DOI: 10.1084 / jem.20030324

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Германс И.Ф., Шелк Д.Д., Гилеади Ю., Салио М., Мэтью Б., Риттер Г. и др. NKT-клетки усиливают ответы CD4 + и CD8 + Т-клеток на растворимый антиген in vivo за счет прямого взаимодействия с дендритными клетками. J Immunol (2003) 171: 5140-7. DOI: 10.4049 / джиммунол

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93. Hu M, Bassett JHD, Danks L, Howell PGT, Xu K, Spanoudakis E, et al. Активированные инвариантные NKT-клетки регулируют развитие и функцию остеокластов. J Immunol (2011) 186: 2910–7. DOI: 10.4049 / jimmunol.1002353

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    94. Де Матос К. Т., Берг Л., Микаэльссон Дж., Фелландер-Цай Л., Карре К., Сёдерстрём К.Активирующие и ингибирующие рецепторы на естественных киллерах синовиальной жидкости пациентов с артритом: роль CD94 / NKG2A в контроле секреции цитокинов. Иммунология (2007) 122: 291–301. DOI: 10.1111 / j.1365-2567.2007.02638.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95. Soler UD, Butcher EC. Уникальные субпопуляции CD56 + NK и лимфоцитов периферической крови, идентифицированные по репертуару экспрессии хемокиновых рецепторов. J Immunol (2001) 166: 6477–82.DOI: 10.4049 / jimmunol.166.11.6477

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96. Бибургер М., Тигс Г. Повреждение печени у мышей, вызванное альфа-галактозилцерамидом, опосредуется TNF-альфа, но не зависит от клеток Купфера. J Immunol (2005) 175: 1540–50. DOI: 10.4049 / jimmunol.175.3.1540

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97. Лам Дж., Такешита С., Баркер Дж. Э., Канагава О., Росс Ф. П., Тейтельбаум С. Л.. TNF-альфа индуцирует остеокластогенез путем прямой стимуляции макрофагов, подверженных допустимым уровням лиганда RANK. J Clin Invest (2000) 106: 1481–8. DOI: 10.1172 / JCI11176

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    99. Hayday C. γδ Т-клетки и лимфоидный стресс-контроль ответа. Иммунитет (2009) 31: 184–96. DOI: 10.1016 / j.immuni.2009.08.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100. Стрид Дж., Робертс С.Дж., Филлер Р.Б., Льюис Дж.М., Квонг Б.А., Шперо В. и др. Острая активация лиганда NKG2D способствует быстрой реорганизации местного иммунного компартмента с плейотропным действием на канцерогенез. Nat Immunol (2008) 9: 146–54. DOI: 10.1038 / ni1556

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    101. Erlandsson MC, Jonsson CA, Islander U, Ohlsson CH, Carlsten H. Специфичность рецептора эстрогена в опосредованных эстрадиолом эффектах на B-лимфопоэз и продукцию иммуноглобулинов у самцов мышей. Иммунология (2003) 108: 346–51. DOI: 10.1046 / j.1365-2567.2003.01599.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    102.Phalke SP, Chiplunkar SV. Статус активации γδ Т-клеток определяет их влияние на образование остеокластов и резорбцию кости. Bone Rep (2015) 3: 95–103. DOI: 10.1016 / j.bonr.2015.10.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    103. Паппалардо А., Томпсон К. Активированные γδ Т-клетки ингибируют дифференцировку остеокластов и резорбтивную активность in vitro. Clin Exp Immunol (2003) 174: 281–91. DOI: 10.1111 / cei.12165

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    104.Kalyan S, Quabius ES, Wiltfang JHM, Kabelitz D. Могут ли ϒδ Т-клетки периферической крови предсказать остеонекроз челюсти? Иммунологический взгляд на побочные эффекты терапии аминобисфосфонатами. J Bone Miner Res (2013) 28: 728–35. DOI: 10.1002 / jbmr.1769

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    105. Либерман С.М., Эванс А.М., Хан Б., Такаки Т., Винницкая Ю., Колдуэлл Дж. А. и др. Идентификация антигена бета-клеток, нацеленного на преобладающую популяцию патогенных CD8 + Т-клеток при аутоиммунном диабете. Proc Natl Acad Sci U S. A (2003) 100: 8384–8. DOI: 10.1073 / pnas.0

    8100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    106. Котаке С., Удагава Н., Такахаши Н., Мацудзаки К., Ито К., Исияма С. и др. IL-17 в синовиальной жидкости пациентов с ревматоидным артритом является мощным стимулятором остеокластогенеза. J Clin Invest (1999) 103: 1345–52. DOI: 10.1172 / JCI5703

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    107.Поланчик М.Дж., Карсон Б.Д., Субраманиан С., Афентулис М., Ванденбарк А.А., Циглер С.Ф. и др. Эстроген управляет экспансией CD4 + CD25 + регуляторных Т-клеточных компартментов. J Immunol (2004) 173: 2227-30. DOI: 10.4049 / jimmunol.173.4.2227

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    108. Buchwald ZS, Kiesel JR, Yang C, DiPaolo R, Novack DV, Aurora R. Т-клетки Foxp3 + CD8, индуцированные остеокластами, ограничивают потерю костной массы у мышей. Кость (2013) 56: 163–73. DOI: 10.1016 / j.bone.2013.05.024

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    109. Glowacki AJ, Yoshizawa S, Jhunjhunwala S, Vieira AE, Garlet GP, Sfeir C, et al. Предотвращение потери костной массы, опосредованной воспалением, при заболеваниях пародонта у мышей и собак путем привлечения регуляторных лимфоцитов. Proc Natl Acad Sci U S. A (2013) 110: 18525–30. DOI: 10.1073 / pnas.1302829110

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    110. Заисс М.М., Фрей Б., Гесс А., Зверина Дж., Лютер Дж., Ниммерьян Ф. и др.Регуляторные Т-клетки защищают от местного и системного разрушения костей при артрите. J Immunol (2010) 184: 7238–46. DOI: 10.4049 / jimmunol.0

  • 1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    111. van Amelsfort JM, Jacobs KM, Bijlsma JW, Lafeber FP, Taams LS. CD4 + CD25 + регуляторные Т-клетки при ревматоидном артрите: различия в наличии, фенотипе и функции периферической крови и синовиальной жидкости. Arthritis Rheum (2004) 50: 2775–85.DOI: 10.1002 / art.20499

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    112. Boskey AL. Состав костей: связь с хрупкостью костей и действием антиостеопоротических препаратов. Bonekey Rep (2013) 4: 1–11. DOI: 10.1038 / bonekey.2013.181

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    113. Yousf H, Tomar GB, Srivastava RK. Пробиотики и здоровье костей: требуется GUTS для улучшения плотности костей. Int J Immunother Cancer Res (2015) 1 (1): 018–022. DOI: 10.17352 / 2455-8591.000005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    114. Ли Дж. Й., Чассайн Б., Тьяги А. М., Ваккаро С., Луо Т., Адамс Дж. И др. Потеря костной массы, связанная с дефицитом половых стероидов, зависит от микробиоты и предотвращается пробиотиками. J Clin Invest (2016) 126: 1–15. DOI: 10.1172 / JCI86062

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    115. Мангашетти Л.С., Хапли С.М., Вани М.Р. IL-4 подавляет активность зрелых остеокластов по резорбции костей, влияя на передачу сигналов NF-каппа B и Ca2 +. J Immunol (2005) 175: 917-25. DOI: 10.4049 / jimmunol.175.2.917

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    116. Юн Т.Дж., Чаудхари П.М., Шу Г.Л., Фрейзер Дж.К., Юингс М.К., Шварц С.М. и др. OPG / FDCR-1, член семейства рецепторов TNF, экспрессируется в лимфоидных клетках и активируется путем лигирования CD40. J Immunol (1998) 161: 6113–21.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    117. Wing K, Yamaguchi T, Sakaguchi S. Автономные и неавтономные роли CTLA-4 в иммунной регуляции. Trends Immunol (2011) 32: 428–33. DOI: 10.1016 / j.it.2011.06.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    118. Арболея Л., Кастаньеда С. Остеоиммунология: изучение взаимосвязи между иммунной системой и костной тканью. Reumatol Clin (2013) 9: 303–15. DOI: 10.1016 / j.reuma.2013.02.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    119. Симс Н.А., Грин Дж. Р., Глатт М., Шлик С., Мартин Т. Дж., Гиллеспи М. Т. и др. Нацеливание на остеокласты золедроновой кислоты предотвращает разрушение костей при артрите, вызванном коллагеном. Arthritis Rheum (2004) 50: 2338–46. DOI: 10.1002 / art.20382

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    120. Вудворд Дж. Регулирование пролиферации и выживания гематопоэтических клеток-предшественников. Cell Adh Migr (2010) 4 (1): 4–6. DOI: 10.4161 / cam.4.1.10106

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Аспирация и биопсия костного мозга

    Источники, использованные в текущем обзоре

    Радхакришнан и Н.Захер, Р. (18 апреля 2017 г., обновлено). Аспирация костного мозга и биопсия. Медицинские процедуры. Доступно на сайте https://emedicine.medscape.com/article/207575-overview. Проверено 18.03.18.

    Персонал клиники Мэйо. (12 января 2018 г., обновлено). Биопсия и аспирация костного мозга. Клиника Майо. Доступно на сайте https://www.mayoclinic.org/tests-procedures/bone-marrow-biopsy/about/pac-203

    . Проверено 18.03.18.

    Герстен Т. (обновлено 20 мая 2016 г.). Биопсия костного мозга.Медицинская энциклопедия MedlinePlus. Доступно на сайте https://medlineplus.gov/ency/article/003934.htm. Проверено 18.03.18.

    Кальвет, Л. (4 декабря 2017 г.). Вклад в диагностику и лечение аспирата костного мозга приводит к тяжелобольным пациентам, перенесшим аспирацию костного мозга: ретроспективное исследование 193 последовательных пациентов. J Интенсивная терапия . 2017; 5: 67. Доступно в Интернете по адресу https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5715543/. Проверено 18.03.18.

    Гупта, Р.(Август 2015 г., обновлено). Аспирация и биопсия: костный мозг. KidsHealth от Nemours. Доступно в Интернете по адресу http://kidshealth.org/en/parents/aspiration.html. Проверено 18.03.18.

    (6 сентября 2016 г., обновлено). Аспирация костного мозга и биопсия. Мемориальный онкологический центр им. Слоуна Кеттеринга. Доступно на сайте https://www.mskcc.org/cancer-care/patient-education/bone-marrow-aspiration-and-biopsy. Проверено 18.03.18.

    Тесты костного мозга. Общество лейкемии и лимфомы. Доступно в Интернете по адресу https: // www.lls.org/managing-your-cancer/lab-and-imaging-tests/bone-marrow-tests. Проверено 18.03.18.

    Источники, использованные в предыдущих обзорах

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

    Нанда Р. (3 февраля 2005 г., обновлено). Аспирация костного мозга. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003658.htm.

    Вергидис Д. (28 июня 2004 г.). Аспирация костного мозга и биопсия. EMedicine [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.emedicine.com/med/topic2971.htm#section~procedure.

    Нанда Р. (1 февраля 2005 г., обновлено). Биопсия костного мозга. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003934.htm.

    (© 1999-2003). Аспирация и биопсия костного мозга. Медицинская библиотека доктора Джозефа Ф. Смита [он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://chclibrary.org/micromed/00040370.html.

    Falck, T. (© 2003). Биопсия костного мозга. Emedicine Consumer Health [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.emedicinehealth.com/articles/4945-1.asp#.

    (© 1995-2005). Исследование костного мозга. Руководство Merck Manual Second Home Edition [Электронная информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.merck.com/mmhe/sec14/ch270/ch270c.html?qt=%22bone%20marrow%22&alt=sh#fg170_1.

    (© 1995-2005). Трансплантация стволовых клеток.Руководство Merck Manual Second Home Edition [Электронная информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.merck.com/mmhe/print/sec16/ch287/ch287h.html.

    Sondheimer, N. (20 апреля 2005 г.). Аспирация костного мозга и биопсия. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Ранее доступно на сайте http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/print/ency/article/003935.htm.

    (апрель 2002 г.). Трансплантация костных и стволовых клеток костного мозга: лейкемия, лимфома и миелома. Общество лейкемии и лимфомы [он-лайн информация].PDF-файл доступен для загрузки по адресу http://www.leukemia-lymphoma.org/attachments/National/br_1018986496.pdf.

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (© 2007). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 8-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 183-188.

    Corinne Goldberg, C. et. al (7 апреля 2008 г., обновлено). Аспирация костного мозга и биопсия. eMedicine [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/207575-overview. Доступно 4 января 2009 г.

    Дагдейл, Д., обновлено (11 июля 2008 г., обновлено). Аспирация костного мозга. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003658.htm. Доступно 4 января 2009 г.

    Дагдейл, Д., обновлено (11 июля 2008 г., обновлено). Биопсия костного мозга. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003934.htm. Доступно 4 января 2009 г.

    Персонал клиники Мэйо (15 ноября 2007 г.).Биопсия и аспирация костного мозга. MayoClinic.com [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayoclinic.com/health/bone-marrow-biopsy/MY00305. Доступно 4 января 2009 г.

    Riley, R. et. al Иллюстрированное руководство по выполнению аспирации и биопсии костного мозга. Отделение патологии Университета Содружества Вирджинии [Он-лайн информация]. PDF-файл доступен для загрузки по адресу http://www.pathology.vcu.edu/education/lymph/How%20to%20Marrow.pdf. Доступно 4 января 2009 г.

    Томас, Клейтон Л., Редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание]. Стр. 1163.

    Клиническая гематология Винтроба. 12-е изд. Грир Дж., Ферстер Дж., Роджерс Дж., Параскевас Ф., Глэдер Б., Арбер Д., Средство Р., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс: 2009, стр. 10-16.

    Харменнинг Д. Клиническая гематология и основы гемостаза., Пятое издание, F.A. Davis Company, Филадельфия, 2009 г., стр. 47-52, 54-57.

    Клиническая диагностика и лечение Генри с помощью лабораторных методов.22-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2011, стр. 531-535.

    (Обновление от 21 февраля 2013 г.) Уайз-Дрейпер Т. Аспирация и биопсия костного мозга. Справочная статья Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/207575-overview. По состоянию на октябрь 2013 г.

    (Обновлено 22 августа 2013 г.) Панчбхави В. Анатомия костного мозга. Справочная статья Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/1968326-overview. По состоянию на октябрь 2013 г.

    (20 декабря 2011 г.) Национальный институт сердца, легких, крови. Что такое тесты костного мозга? Доступно в Интернете по адресу http://www.nhlbi.nih.gov/health/health-topics/topics/bmt/. По состоянию на октябрь 2013 г.

    HSSFlowCore

    HSSFlowCore

    Добро пожаловать в ядро ​​проточной цитометрии HSS Средство!

    Центр проточной цитометрии HSS обеспечивает проточную цитометрию услуги анализа и сортировки активированных флуоресценцией клеток для Сообществу исследователей УСЗ и исследователям из других столичные исследовательские университеты и учреждения.Наш основная цель - продвигать использование проточной цитометрии в качестве инструмент для исследования артрита и других нарушения опорно-двигательного аппарата, подпадающие под задачу и экспертиза больницы специальной хирургии. И HSS, и приглашенные исследователи могут воспользоваться нашими услугами в разумная стоимость.

    Помимо предоставления услуг проточной цитометрии, мы также поддерживать внутреннюю исследовательскую программу, направленную на развитие потока цитометрические технологии в поддержку исследователей, которые использовать наш объект.Наша цель - сделать этот объект активным соавтор в ваших биомедицинских исследовательских проектах. Мы представляем мощный ресурс как с точки зрения приборов, так и с точки зрения опыта. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам с ваши исследовательские вопросы и потребности.

    Информация о Flow Core ...

    Временно не хватает финансирования исследований? У нас есть программа для «одалживать» инструментальное время новым исследователям готовят свой первый грант, или признанным исследователям, которые потеряли финансирование и находятся в процессе его повторного приобретения.Для получения дополнительной информации нажмите здесь.

    Наш B-D Подсветка проточного сопла сортировщика ячеек FACSVantage и потока пробы аргоновым лазером. Для получения дополнительной информации о нашем B-D Vantage щелкните здесь.

    Проекты и сотрудничество, осуществляемые в Сердечник потока ...

    • Цитоэнзимология и проточная цитометрия. Разработка анализов потока для кислот и щелочей. фосфатазы, НАДФН дегидрогеназы и другие ферменты имеет отношение к клеточной дифференциации.

    Последние разработки объектов ...

    • Скорость изменения. В связи с увеличением эксплуатационных расходов мы увеличиваем наши почасовые расценки на инструменты как для УСЗ, так и для внешних пользователей, как от 1 января 1998 г. Щелкните здесь, чтобы получить обновленную информацию тарифный план.
    • Теперь мы включаем протоколы потока и образцы данных на нашей странице, многие из них разработаны в сотрудничестве с нашими пользователями.Если вы хотите внести свой вклад в один из протоколы или некоторые типичные экспериментальные данные, иллюстрирующие дайте нам знать, для чего вы используете объект.
    • B-D FACSCalibur полностью готов к работе и обычно используется для четырехцветного анализа. Позволять мы поможем вам с разработкой протокола. Нажмите здесь, чтобы пример четырехцветного анализа на FACSCalibur. Мы также имеют ограниченное количество PerCP, APC, Cy5 и Реагенты, конъюгированные с AMCA, доступны для пилотных четырех- и пятицветные эксперименты - нажмите здесь, чтобы узнать более.
    • Наша система архивирования CD-ROM оперативный. Каждый месяц ваши данные будут постоянно заархивированы на записываемый компакт-диск. Это представляет собой значительное улучшение по сравнению с нашей старой ленточной системой, оба в простоте доступа и долговечности. Вы также можете подготовить ваш собственный архивный компакт-диск с предыдущими данными. Поговорите с нами для подробности.

    Ссылки ...

    ... в центры проточной цитометрии в США и Канада...

    • Веб-сайт лаборатории цитометрии Purdue в Purdue Университет (один из первых и лучшие домашние страницы центров проточной цитометрии, где находится Dr. Дж. Пол Робинсон и компания)
    • Список адресов электронной почты Purdue Cytometry (лучший источник информации о потоках, модель для всех дискуссионных групп по электронной почте)
    • Страница программного обеспечения для цитометрии TSRI (блок-страница Института Скриппса, главная страница Dr. Джо Троттер и его бесплатная программа анализа потоков WinMDI)
    • Массачусетский университет в Амхерсте Flow Центр цитометрии (дом доктора В.Эрик Марц)
    • Каталог бесплатного программного обеспечения для проточной цитометрии (Dr. Эрик Марц, Массачусетский университет) (здесь много бесплатного программного обеспечения)
    • Salk Лаборатория проточной цитометрии
    • Центр количественной цитометрической информации Сеть
    • Домашняя страница цитометрии Купера (Университет Медицина и стоматология Нью-Джерси)
    • Университет Джонса Хопкинса: Центр Аналитическая цитология
    • Проточная цитометрия и визуализация Корнельского университета Домашняя страница объекта (Итака)
    • Университет Калифорнийско-Сан-Франциско отдела молекулярной медицины Цитометрия
    • Веб-страница Консорциума проточной цитометрии (NIH)
    • Анализ клеток Вашингтонского университета Объект
    • Центр клеточного анализа Университета Джорджии
    • Лос-Аламосская национальная лаборатория наук о жизни Подразделение - Лаборатория проточной цитометрии L-5 (национальное хранилище проточной цитометрии. информация)
    • Лос Национальная проточная цитометрия национальных лабораторий Аламоса Домашняя страница ресурса (протоколы, образцы данных и т. д.)
    • Молекулярная цитометрия медицинского отделения Техасского университета Объект
    • Техасский университет A&M, факультет Основная лаборатория проточной цитометрии ветеринарной патобиологии
    • The University of Florida Cytometry Core (хорошая образовательная страница - они начинают перечень видов перекрестной реактивности антител)
    • Дана-Фарбер Центр цитометрии Института рака
    • Основная лаборатория проточной цитометрии Массачусетского технологического института
    • EOHSI / Институт рака Нью-Джерси Flow Основная лаборатория цитометрии / анализа изображений (Rutgers)
    • Общий маркер клеток Университета Алабамы Объект
    • Центр Университета Мэриленда Флуоресцентная спектроскопия
    • Лаборатория Атей (The Центр цифровой микроскопии Мичиганского университета, главная доктораБрайан Эти)
    • Клетка и гибридома Университета штата Айова Объект (у них новый Coulter Elite-ESP (5 лазеров, 7 цветов), счастливчики!)
    • Центр здоровья Университета Коннектикута Центр проточной цитометрии (главная Джина Пиццо)
    • Центр биомедицинской визуализации Университета Коннектикута Технологии
    • Центр клеточной визуализации Йельского университета
    • Йельский онкологический центр Проточная цитометрия / сортировка клеток Общий ресурс
    • Центр FACS Университета Альберта Эйнштейна
    • Медицинская школа Маунт Синай Проточная цитометрия Ядро
    • Лаборатория проточной цитометрии Розуэлл Парк, Буффало, штат Нью-Йорк (дом Карлтона С.Стюарт)
    • Проточная цитометрия Университета штата Мичиган Объект (дом Луи Кинга)
    • Ядро проточной цитометрии Принстонского университета (Beavis on-line!)
    • Тулейнский университет проточной и визуальной цитометрии Объект
    • Комплексный онкологический центр Университета Дьюка Цитометрическая установка
    • Проточная цитометрия Университета Иллинойса Объект
    • SUNY Центр микроскопии и визуализации Университета Стоуни-Брук
    • Медицинский центр Университета Питтсбурга Лаборатория клинической проточной цитометрии
    • Гематологические исследования Медицинского центра штата Мэн
    • Центр проточной цитометрии Института Вистар На главную Стр. Решебника
    • Университет Британской Колумбии Лаборатория физиологии конфокальной микроскопии

    ...по центрам проточной цитометрии в Европе и Азия ...

    ... обществам цитометрии (как в Северной Америка и зарубежье) ...

    ... компаниям, связанным с цитометрией ...

    • Точная (тонны антитела и другие реагенты, в том числе много необычных вещи, часто продающиеся для других компаний)
    • Аффинные биореагенты (антитела и зонды к стероидным и стрессовым белкам)
    • Aldrich (химикаты)
    • Amersham (вторичные антитела и серия Cy из флуорохромы, включая наборы для конъюгации)
    • Атто Инструменты, Inc.(аналитический микроскопия)
    • Бахем (реагенты, в том числе ингибиторы каспаз)
    • Бектон-Дикинсон Системы иммуноцитометрии (инструменты и клинические антитела, поставщик Реагенты, конъюгированные с PerCP)
    • Biomeda (антитела, конъюгированные с флуорохромом, особенно фикоэритрин)
    • Biomol (множество реагентов для передачи сигнала)
    • Bio-Rad (не особо для потока, но странный вид цитометра для анализа бактерий (Bryte))
    • BioSource (антитела для определения цитокинов потоком, у них также есть продукты Tago Immunochemicals)
    • Calbiochem (реагенты для передачи сигналов - высокое качество индо-1 и флуо-3 для обнаружения кальция)
    • Caltag (антитела против человека и мыши - они имеют конъюгаты APC, Cy5 и Cy3)
    • Когерентный (лазеры, лазеры, лазеры)
    • Coulter (проточные цитометры и сортировщики - у них новый линия флуоресцентных цитоэнзимологических реагентов для протока - интересная штука)
    • Cytek (они делают надстройки проточного цитометра, в том числе наш кинетический модуль Time Zero, устройства абсолютного счета и автоматическая машина для отмывания клеток)
    • Cytomation (производители системы сортировки MoFlo - может сортировать до 25000 событий в секунду! - они также продают Проточные цитометры Partec)
    • Dako (много антител против человека)
    • Фермент Системные продукты (флуорогенные ферментные субстраты, ингибиторы каспаз и др.)
    • Exalpha (антитела против человека, включая панели)
    • FlowJo (новая программа проточной цитометрии, разработанная в г. Стэнфорд)
    • Fluka (химикаты)
    • Gibco-BRL (источник зеленого флуоресцентного белка для потока, Конъюгаты PE-Texas Red и др.)
    • Иммунный Источник (много антител к цитокины, СПИД, многоцветные панели)
    • Immunotech (они принадлежат Коултеру, хороший выбор античеловеческие антитела)
    • Джексон Иммуноисследования (хорошо охарактеризованные вторичные антитела к многоцветному мечение, обнаружено много конъюгатов Cy2, Cy3, Cy5 и AMCA почти нигде и хорошая техническая информация)
    • Лаборатория Vision, Inc.(источник для необычные и труднодоступные антитела)
    • Лазер Инновации (продают и сервис Когерентные лазеры)
    • Leinco (антитела для проточной цитометрии, включая Image Синие конъюгаты (флуорохром, подобный Cascade Blue))
    • Leica (люди-микроскопы)
    • Медицинский Science Associated (программное обеспечение для проточной цитометрии)
    • Меллес Грио (делают фильтры для флуоресцентные микроскопы и проточные цитометры)
    • Молекулярный Зонды (все флуоресцентные! - их каталог сам по себе является образованием, и доступно он-лайн)
    • Nikon (некоторые другие микроскоп человек)
    • Olympus (подробнее микроскопы)
    • Omega (фильтры для поток, включая полезную техническую информацию о лазерном возбуждении длины волн, длины волн фильтра, GFP и т. д.)
    • Онкоиммунин (роман флуоресцентные субстраты каспаз для проточной цитометрии - мы тестируем эти)
    • Opti-Scan (системы конфокальной микроскопии)
    • Partec (немецкий производитель проточных цитометров)
    • Pharmingen (один из последние великие производители антимышиных антител, они содержат конъюгаты CyChrome (PE-Cy5) и APC и большое количество антитела, связанные с апоптозом, и хорошие TUNEL и аннексин Тесты апоптоза V - теперь филиал Becton-Dickinson, а теперь и PerCP-конъюгированные антитела в качестве результат)
    • Феникс Системы потока (они восстанавливают старые проточные цитометры Орто и программное обеспечение для продажи, наборы для апоптоза и др.)
    • Политические науки (флуоресцентные шарики и твердые белковые субстраты для анализ потока на основе гранул)
    • ProZyme (PE и APC наборы для конъюгации антител и других белков)
    • Research Diagnostics, Inc. (антитела и исследовательские препараты)
    • Исследовательская органика (Наборы линкеров XRITC, Cy3 и Cy5)
    • Ризе Предприятия (продают Буфер для оболочки BioSource, стандарты эритроцитов и т. Д.)
    • Санта-Крус Биохимические вещества (клеточный цикл антитела)
    • Scanalytics (микроскопы флуоресцентные)
    • Sigma (биохимия, хороший подбор вторичных антител, продают ПКх3 и ПКх36, те липофильные мембранные маркеры, разработанные Zynaxis Cell Наук)
    • SoftFlow Венгрия (a компания по разработке программного обеспечения для проточной цитометрии, Восточная Европе они написали программное обеспечение для анализа расхода FCAP для Мак, довольно неплохая программа)
    • Spherotech (калибровочные частицы, в том числе Rainbow бусины)
    • Синтетическая генетика (флуоресцентные олигонуклеотиды)
    • Verity Программное обеспечение (несколько хороших программ пакеты, включая WinList и ModFit, оба из которых мы имеют)
    • Zeiss (и еще микроскопы, в том числе конфокальные)
    • Zymed (антитела к апоптозу и сигнальной трансдукции, больше ориентировано на иммуноцитохимию)

    ...и на другие полезные сайты.

    • Руководство OSHA по обращению с переносчиками крови Патогены (обязательно к прочтению, если вы анализируете биологически опасные образцы)
    • Спектры излучения / возбуждения флуорохромов (из Израиля, думаю, полезная информация по характеристики возбуждения / излучения некоторых менее распространенных флуорохромы)
    • Журнал флуоресценции (часто на первом месте появляются новые флуорохромы)
    • Bioconjugate Chemistry (an Журнал ACS)
    • ESACP Analytical Cellular Pathology (европейский патологический журнал с большим количеством расход)
    • Американский Коллекция типовых культур (ATCC)
    • Меню коллекций материалов и культур (спонсируется MRC, Великобритания, коллекция клеток и тканевые хранилища)
    • Frontiers в списке биологических мышей-нокаутов
    • Стол CD-антигенов (любезно предоставлено Департаментом Кристаллография, Бирбек-колледж, Лондон, Великобритания)
    • Антитело Страница ресурсов (источник информации об антителах, источники, изображения и т. д. - у них есть исчерпывающий список он-лайн указателей поиска реагентов)
    • МГУ
    • Российская академия наук
    • Институт протеиновых исследований, Пущино, Российская Федерация

    Центр остеопороза | Специализированный центр

    Услуги центра остеопороза доступны всем людям, независимо от того, поставлен ли им новый или давно установленный диагноз, по самостоятельному направлению или по направлению врача.

    Наши врачи имеют сертификаты в области скелетной (ревматология) или эндокринологии (эндокринология) и следуют передовым методам лечения всех форм остеопороза и остеопении как у мужчин, так и у женщин. Простого приема правильных лекарств недостаточно для полного лечения остеопороза.

    В то время как все случаи остеопороза решаются агрессивно, программа остеопороза в клинике Батон-Руж уникальна для оценки и лечения 1) остеопороза, устойчивого к лечению, или 2) людей, у которых показатели плотности костной ткани продолжают ухудшаться, несмотря на их текущее состояние. План лечения.

    Услуги, которые предлагает персонал нашего центра остеопороза:

    • Профилактическая помощь
    • Вмешательство при остеопорозе
    • Лечебно-устойчивый остеопороз
    • Непереносимость лекарств от остеопороза

    Врачи центра остеопороза клиники Батон-Руж

    Анджеле Д.Бург, Мэриленд, FACR

    Ревматология, Центр остеопороза клиники Батон-Руж

    Подробнее

    Рональд П. Черути, MD, FACR

    Ревматология, Центр остеопороза клиники Батон-Руж

    Подробнее

    Елена К. Кукурулл, MD, FACR

    Ревматология, Центр остеопороза клиники Батон-Руж

    Подробнее

    Жаннемари Д.Хинкль, доктор медицины, лицо

    Эндокринология, Центр остеопороза клиники Батон-Руж

    Подробнее

    Стивен М. Поллет, MD, FACR

    Ревматология, Центр остеопороза клиники Батон-Руж

    Подробнее

    Джоэл Д.