Возраст ирины антоновой музей пушкина: Биография президента ГМИИ имени Пушкина Ирины Антоновой – Биографии и справки

Содержание

Биография президента ГМИИ имени Пушкина Ирины Антоновой - Биографии и справки

1 декабря стало известно о смерти президента Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Ирины Антоновой. Ей было 98 лет.

Она родилась 20 марта 1922 года в Москве. Ее отец Александр Александрович Антонов был инженером, возглавлял Государственный экспериментальный институт стекла. Мать Ида Михайловна Розенблюм работала в Министерстве транспорта СССР. В 1930–1933 годах Ирина Антонова с семьей проживала в Берлине (Германия), куда ее отца направили на работу в советское торгпредство.

В 1940 году поступила на искусствоведческое отделение филологического факультета Института философии, литературы и истории (ИФЛИ). В 1941 году, после слияния ИФЛИ с Московским государственным университетом (МГУ) им. М.В. Ломоносова, стала студенткой искусствоведческого отделения исторического факультета МГУ. Окончила его с отличием в 1945 году.

Во время Великой Отечественной войны работала упаковщицей снарядов на заводе и медсестрой в московских госпиталях.

С апреля 1945 года была научным сотрудником отдела Запада Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) им. А.С. Пушкина. До 1949 года Ирина Антонова обучалась в существовавшей при музее аспирантуре, ее научные исследования были связаны с итальянским искусством эпохи Возрождения.

После окончания Великой Отечественной войны принимала участие в каталогизации экспонатов Дрезденской галереи, вывезенных в Советский Союз. Впоследствии работала методистом в отделе популяризации, принимала участие в организации различных выставок. Была старшим научным сотрудником Пушкинского музея.

В 1960-е годы читала для студентов-искусствоведов исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова курс "Музееведение и музеи мира".

Во главе ГМИИ имени Пушкина

В феврале 1961 года Ирина Антонова стала директором ГМИИ им. А.С. Пушкина, сменив Александра Замошкина.

Ее работа включала в себя несколько магистральных направлений: проектирование и капитальное строительство, издательскую и выставочную программу, информационное обеспечение музейной деятельности и др.

По инициативе Ирины Антоновой с 1967 года в Пушкинском музее ежегодно проводится научная конференция "Випперовские чтения", посвященная памяти одного из создателей отечественной школы историков западноевропейского искусства Бориса Виппера.

В 1974 году под ее руководством была осуществлена реорганизация экспозиции музея. В том же году в ГМИИ впервые в СССР была выставлена знаменитая картина Леонардо да Винчи "Мона Лиза". В дальнейшем при участии Ирины Антоновой в Пушкинском музее состоялся ряд важных выставок: "Москва — Париж. 1900–1930" (1981), "Москва — Берлин. 1900–1950" (1996), "Сокровища Трои из раскопок Генриха Шлимана" (1996), "Пикассо" (2010) и др.

В 1981 году Ирина Антонова вместе с пианистом Святославом Рихтером стала инициатором проведения в ГМИИ ежегодного фестиваля музыки и живописи "Декабрьские вечера".

В конце 1980-х годов при ее участии была разработана государственная программа развития музея, в рамках которой в 1994 году в ГМИИ состоялось открытие Музея личных коллекций.

В 1996 году по инициативе Ирины Антоновой был основан Учебный художественный музей им. И.В. Цветаева (является отделом ГМИИ, развернут в здании Российского государственного гуманитарного университета в Москве). В его залах находится 750 слепков и копий с памятников античного, средневекового и ренессансного искусства, хранящихся в зарубежных музеях.

В 1998 году в основном здании ГМИИ был открыт Зал истории музея, экспозиция которого отражает важнейшие вехи создания музейных коллекций. Через год при участии Ирины Антоновой был создан еще один отдел музея — Мемориальная квартира Святослава Рихтера (Москва, ул. Большая Бронная, д. 2/6, кв. 58).

В 2006 году в зданиях рядом с основным корпусом музея открыты Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков и Центр эстетического воспитания детей и юношества "Мусейон", вошедшие в общее экспозиционное пространство.

В апреле 2013 года Ирина Антонова была назначена главным куратором государственных музеев России. В июле того же года освобождена от должности директора Пушкинского музея, одновременно заняла специально учрежденный для нее пост президента ГМИИ.

Академические должности, общественная деятельность

Антонова была членом Российской академии образования (1989) и Российской академии художеств (2001), а также членом-корреспондентом Королевской академии изящных искусств святого Фердинанда (1979, Мадрид, Испания).

В 1971–1977 и 1986–1992 годах Ирина Антонова была вице-президентом Международного совета музеев (International Council of Museums, ICOM; ИКОМ) при ЮНЕСКО, с 1992 года являлась почетным членом данной организации. В 1977 году на XI генеральной конференции ИКОМ, проходившей в Советском Союзе, выступила с предложением учредить профессиональный праздник — Международный день музеев. С тех пор он ежегодно отмечается 18 мая, в мероприятиях участвуют более 35 тыс. музеев в 145 странах мира.

В 1980-е годы была членом редакционной коллегии сборника научных трудов "Музейное дело в СССР".

С 1997 года входила в состав совета Всероссийского общественно-политического движения "Наш дом — Россия".

В 2012 году была доверенным лицом кандидата в президенты РФ Владимира Путина.

В 2013–2015 годах являлась членом Общественного совета при Министерстве культуры РФ.

Была членом президиума Всероссийского общественного движения "Матери России", попечительского совета фонда "Академия российского телевидения".

Являлась автором и ведущей документального цикла "Пятое измерение" (с 2002 года выходит на телеканале "Россия — Культура").

Звания, награды

Антонова была заслуженным деятелем искусств РСФСР (1979).

Полный кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством" (1997 — III степень, 2002 — II степень, 2007 — I степень, 2012 — IV степень). Награждена орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов (1980), "За заслуги перед Итальянской Республикой" (2001), Почетного легиона (2007, Франция), Восходящего солнца (2013, Япония). Имеет знак отличия "За благодеяние" (2017).

Была удостоена Государственной премии РФ в области литературы и искусства в 1995 году и Государственной премии РФ за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2017 года.

Лауреат премии "Своя колея" им. В.С. Высоцкого (2013), общественной премии Юрия Любимова (2016), премии Федерации еврейских общин России "Скрипач на крыше" (2017) и др.

Почетный доктор Российского государственного гуманитарного университета (1996).

Публикации, признание

Ирина Антонова являлась автором книги "Веронезе" (1957) и более 100 публикаций научного и научно-просветительского характера.

Свободно владела итальянским, немецким и французским языками.

Жизни и деятельности Ирины Антоновой посвящены документальные фильмы "Командор искусств" (2007, режиссер Мария Николаева), "Одиночество на вершине" (2017, Елена Якович) и др.

Семья

Ирина Антонова была замужем за искусствоведом Евсеем Ротенбергом (скончался в 2011 году). Сын — Борис (род. 1954).

Антонова Ирина Александровна

Вечером 30 ноября 2020 года в возрасте 98 лет скончалась Ирина Александровна Антонова, президент ГМИИ им. А.С. Пушкина.

English version | Version française | Deutsche Version | Versione italiana

Ирина Александровна посвятила Пушкинскому музею 75 лет своей жизни и стала его подлинным символом. В годы ее руководства музей превратился в важнейший культурный центр страны и завоевал широкое международное признание, здесь прошли десятки важнейших выставок, легендарным стал фестиваль «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», созданный Ириной Александровной вместе с великим музыкантом сорок лет назад.

В годы Великой Отечественной войны, пройдя курсы медицинских сестер, И.А. Антонова работала в госпитале на Красной Пресне. Окончив МГУ, 10 апреля 1945 года она начала свой путь в ГМИИ им. А.С. Пушкина в должности научного сотрудника отдела западноевропейского искусства. В 1946–1949 годах Ирина Александровна училась в аспирантуре при музее. В ту пору областью ее научных интересов стало итальянское искусство эпохи Возрождения. С февраля 1961 по июль 2013 года она занимала должность директора, а затем – президента музея.

В минувшие десятилетия Пушкинскому музею под руководством И.А. Антоновой выпала уникальная миссия открыть нескольким поколениям отечественных зрителей сокровища мировой художественной культуры. Именно смелое решение Ирины Александровны сделало возможным проведение в ГМИИ эпохальной выставки «Москва — Париж. 1900–1930» (1981), которая в условиях жесткого идеологического контроля стала важнейшим прорывом к воссозданию подлинной картины русской художественной культуры ХХ века. Международный авторитет директора ГМИИ им. А.С. Пушкина сделал возможным показ в Москве самого знаменитого произведения мирового искусства – «Джоконды» Леонардо да Винчи (1974).

Среди других выставок, организованных под руководством Ирины Антоновой, необходимо упомянуть «Сокровища гробницы Тутанхамона» (1973), «Марк Шагал. К 100-летию со дня рождения художника» (1987), «Мир этрусков» (1990 и 2004), «Москва — Берлин. 1900–1950» (1996), «В сторону Пруста» (2001), «Россия — Италия. Сквозь века. От Джотто до Малевича» (2005), «Встреча с Модильяни» (2007), «Тёрнер. 1775–1851» (2008), «Альберто Джакометти» (2008) и многие другие.

В 1974 году, после капитального ремонта музея, Ирина Александровна инициировала крупнейший проект новой экспозиции музея. Преодолев критику профессионального сообщества, она приняла решение значительно сократить экспозицию слепков на втором этаже, чтобы расширить показ живописной коллекции, в том числе, произведений импрессионистов и постимпрессионистов.

За годы руководства музеем Ирины Антоновой его площадь значительно расширилась благодаря передаче целого ряда зданий в прилегающих кварталах. Это началось в далеком 1961 году, когда ГМИИ им. А.С. Пушкина получил нынешний Дом графики. Впоследствии Ирина Александровна выступила инициатором создания Музейного городка, о котором мечтал основатель музея Иван Владимирович Цветаев. Активные работы по реконструкции целого ряда зданий ведутся сейчас, и мечта Ирины Александровны найдет свое осуществление в ближайшие годы.

По инициативе Ирины Александровны с 1967 года в ГМИИ имени А.С. Пушкина ежегодно проводится научная конференция «Випперовские чтения», посвященная памяти выдающегося искусствоведа Бориса Робертовича Виппера. Особенность этого симпозиума — комплексное рассмотрение проблем искусства и культуры на основе материалов самых значительных выставок музея.

Ирина Александровна активно способствовала возвращению забытых имен коллекционеров, в частности Сергея Ивановича Щукина и Ивана Абрамовича Морозова, а также поддержала инициативу Ильи Самойловича Зильберштейна, открыв в январе 1994 года Музей личных коллекций (ныне — Отдел личных коллекций) в составе ГМИИ.

И.А. Антонова являлась почетным членом Международного совета музеев, академиком Российской академии художеств, Российской академии образования, почетным доктором Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), заслуженным деятелем искусств РФ.

Ирина Александровна – полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», она была удостоена ряда государственных наград Советского Союза – орденов Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, а также стала лауреатом Государственной премии РФ 1995 и 2017 годов.

И.А. Антонова является командором ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», командором ордена Искусств и литературы (Франция), кавалером ордена Почетного легиона. За вклад, внесенный в развитие культурного сотрудничества между Японией и Россией, она была удостоена ордена Восходящего солнца (Золотая и Серебряная звезды).

В течение многих десятилетий музей было невозможно представить без Ирины Антоновой – ее непреклонной воли и вдохновенного энтузиазма. До последних своих дней Ирина Александровна жила жизнью музея, постоянно участвовала в обсуждении долгосрочных задач и текущих проектов, со свойственными ей страстью и последовательностью отстаивая свою точку зрения.

Для товарищей и коллег уход Ирины Александровны – колоссальная личная потеря, сравнимая с потерей родного человека. Для многих и многих посетителей музея, зрителей ее программ на канале «Культура», для всех просвещенных людей страны уход Ирины Александровны – окончание целой эпохи в культурной жизни России. За полвека своего руководства она сформировала современный облик ГМИИ им. А.С. Пушкина, воспитала поколения его сотрудников, и теперь миссия Пушкинского музея – продолжать ее благородное дело служения высокому искусству, поддержания связи времен и культур.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А.С. Пушкина:

Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной составляющей, его лицом, его символом частью мифа Пушкинского во всех его проявлениях. Она пришла в музей в 1945 году, будучи юной девушкой, и до сегодняшнего дня, за исключением нескольких месяцев этого года, связанных с коронавирусом, практически каждый день приходила в музей, и мы привыкли ощущать ее рядом. Даже когда не разговаривали с ней о делах, даже когда просто слышали шуршание бумаг или звук ее голоса за дверью ее кабинета, мы понимали, что она есть и ощущали ее присутствие. Присутствие человека очень эмоционального, очень открытого, любящего не на показ и очень строгого в своем отношении к жизни. Мне трудно назвать подобную нам институцию, которая так плотно срослась бы с образом человека, как Пушкинский музей и Ирина Александровна Антонова. Ирина Александровна была человеком абсолютно бесстрашным бесстрашным как профессионал, бесстрашным как личность. Она на протяжении своей профессиональной жизни демонстрировала очень яркие шаги, сделанные навстречу новому, шаги человека, который готов рисковать. Это были поступки человека, который понимает, что дело и принципы важнее всего остального. Это происходило в довольно сложное время работы Ирины Александровны в музее в советские годы, когда многое из того, к чему мы сейчас привыкли, было под запретом, поэтому особенно ценны ее завоевания: выставка «Москва — Париж. 1900–1930» (1981), выставка «Москва — Берлин. 1900–1950» (1996), выставки, связанные с именами крупнейших художников мира, приезд «Моны Лизы» в музей. Предшествовала всему этому и ее работа в период пребывания в ГМИИ коллекции Дрезденской галереи. Судьба этого человека каждым своим моментом жизни связана непосредственно с музейной историей, победной и уникальной. Нам, сотрудникам музея, будет очень недоставать ее, ее бескомпромиссного отношения к жизни, ее честного мнения, ее открытого забрала перед опасностью, ее умения отстраниться от сиюминутного и продемонстрировать отвагу. Нам будет не хватать этого человека, который, безусловно, часть нас и часть наших собственных жизней.

Причиной смерти Ирины Александровны послужила острая сердечно-сосудистая недостаточность, осложненная коронавирусной инфекцией. Ирина Александровна, согласно ее желанию, будет похоронена на Новодевичьем кладбище рядом c матерью и мужем. В связи со сложной эпидемиологической ситуацией прощание состоится в закрытом формате в музее в узком кругу близких людей.

Все желающие выразить соболезнования, могут отправить письмо на почту [email protected] Они будут опубликованы на «Стене памяти» на сайте музея (pushkinmuseum.art).


Скачать пресс-релиз в формате pdf

Пресс-служба ГМИИ им. А.С. Пушкина
ул. Волхонка, 12, Москва, 119019
[email protected]
pushkinmuseum.art

Ольга Бравая (Базуева)
руководитель отдела по связям с общественностью
+7 917 553 96 63
[email protected]

Мария Тихонова
+7 916 142 96 38
[email protected]

Анна Малыгина 
+7 919 965 35 00 
[email protected]

Агния Надеждина
+ 7 977 517 15 74
[email protected]

 

В 98 лет не стало президента Пушкинского музея Ирины Антоновой

На 99-м году жизни от коронавируса скончалась президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова. Большую часть своей жизни она посвятила музею: в 1945 году Антонова была одним из научных сотрудников, а в 1961-м возглавила учреждение. Отойдя от руководства в 2013 году, Антонова стала президентом музея.

Президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова скончалась вечером 30 ноября. Об этом ТАСС рассказала директор музея Марина Лошак.

В пресс-службе ГМИИ им. Пушкина сообщили, что причиной смерти Антоновой стал коронавирус.

По данным Telegram-канала Mash, о положительном тесте на Covid-19 бывший директор узнала 23 ноября. Антонова проходила лечение в больнице в Коммунарке. Из-за ухудшения состояния ее подключили к ИВЛ, но врачам не удалось спасти пациентку.

Одна из влиятельных женщин в мире искусства мечтала стать балериной или цирковой наездницей, но получила диплом искусствоведа со знанием итальянского языка. Свой путь в Пушкинском музее Антонова начала в 1945 году, став научным сотрудником отдела Запада ГМИИ им. Пушкина. Областью ее исследований было искусство Италии эпохи Возрождения.

После окончания Второй мировой войны Антонова занималась популяризацией искусства. В частности, она принимала участие в каталогизации экспонатов Дрезденской галереи, вывезенных в Советский Союз.

В феврале 1961 года Антонова стала директором ГМИИ им. Пушкина, сменив на посту Александра Замошкина. Она стала первой женщиной, возглавившей музей за всю его историю. Позднее в интервью Ирина Антонова признавалась, что и подумать не могла, что пробудет бессменным главой учреждения 52 года.

С назначением Антоновой на должность директора для музея наступил «золотой век», в первую очередь связанный с международным сотрудничеством. В советские годы здесь проходили знаменитые гастрольные выставки Модильяни, Матисса, Леже и Пикассо и реализовывались совместные проекты вроде легендарных показов «Москва–Париж». Под руководством Антоновой в СССР впервые была выставлена картина Леонардо да Винчи «Мона Лиза». В 1981 году вместе с пианистом Святославом Рихтером был основан музыкальный фестиваль «Декабрьские вечера», проходящий в стенах музея и поныне.

В постсоветский период Ирина Александровна продолжала развивать тему международного сотрудничества, а во «внутренней политике» ее задачей стало расширение музейных владений. Руководствуясь принципом Ивана Цветаева, инициатора и первого директора Музея изящных искусств в Москве, Антонова добилась перевода в собственность ГМИИ близлежащих строений и использовала свое влияние для получения бюджетного финансирования на их реконструкцию.

По инициативе Антоновой при Пушкинском музее заработал Учебный художественный музей им. И. В. Цветаева, были открыты Галерея искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков, Центр эстетического воспитания детей и юношества «Мусейон» и Зал истории музея.

В апреле 2013 года Антонова была назначена главным куратором государственных музеев России. Спустя три месяца ее освободили от должности директора Пушкинского музея. Специально для Антоновой был учрежден пост президента ГМИИ. Музей же возглавила Марина Лошак — куратор, галерист и бывший директор музейно-выставочного объединения «Манеж».

«Я люблю музей, я благодарна музею за свою жизнь в музее во все эти годы и благодарна всем вам — с кем в течение многих лет мы успешно работали», — комментировала свой уход с поста Антонова.

У Антоновой множество наград и званий. В их числе — звание заслуженного деятеля искусства (1979), две Государственные премии России. Наряду с балериной Майей Плисецкой и оперной певицей Галиной Вишневской она была одной из трех женщин — полных кавалеров ордена «За заслуги перед Отечеством».

Умерла бывший директор Пушкинского музея Ирина Антонова

Автор фото, Mikhail Tereshchenko/TASS

Президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова умерла в возрасте 98 лет. В музее она работала с 1945 года, а возглавляла его с 1961 года.

"Ирина Александровна скончалась", - заявили в пресс-службе музея. Позже там сообщили, что причиной смерти стали хронические заболевания, которые были отягчены коронавирусом. Covid-19 был диагностирован у нее 26 ноября.

Антонову похоронят на Новодевичьем кладбище, где захоронен прах ее супруга Евсея Ротенберга, умершего в 2011 году. Прощание с ней пройдет в закрытом формате.

Известная во всем мире искусствовед была директором Пушкинского музея с февраля 1961-го до июля 2013 года. Отойдя от руководства музеем, она заняла созданный специально для нее пост его президента ГМИИ им. Пушкина.

Она покинула пост директора в возрасте 91 года. Ее сменила галерист Марина Лошак, которая до этого была арт-директором московского музейно-выставочного объединения "Манеж".

Антонова - лауреат государственной премии РФ, кавалер ордена Почетного легиона, командор ордена "За заслуги перед Итальянской Республикой", имеет множество наград. Наряду с балериной Майей Плисецкой и оперной певицей Галиной Вишневской она была одной из трех женщин-полных кавалеров ордена "За заслуги перед Отечеством".

"Символ музейного дела XX века"

Антонова была выпускницей МГУ. Она начала работать в ГМИИ еще в 1945 году. Областью ее научных исследований было искусство Италии эпохи Возрождения.

Став директором музея, она организовала такие масштабные международные выставки, как "Москва-Париж", "Москва-Берлин", "Россия-Италия", "Модильяни", "Пикассо" и другие.

"Она была символом музейного дела XX века, второй половины XX века, примером того, насколько личность имеет значение: репутация ее музея в значительной мере создавалась ею и ее работой", - сказал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

"С ней ушла эпоха, эпоха, без которой я себя не представляю, потому что я пришла в Пушкинский музей, через который я росла, я первый раз пришла в Пушкинский музей в 1961 году, - сказала РИА Новости директор "Мультимедиа арт музея" Ольга Свиблова. - Это гордость русской культуры, это печать нашей культуры, это тот человек, который нам открыл мировую культуру".

"Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной частью, его лицом, символом, которая часть "мифа Пушкинского" во всех его проявлениях. Она провела 75 лет в музее. В 1945 году, будучи юной девушкой, она пришла сюда и до сегодняшнего дня практически, за исключением нескольких месяцев этого года, связанных с коронавирусом, она почти каждый день приходила в музей", - сказала РИА Новости Лошак.

Музей имени Пушкина был создан в 1912 году, его открывали Николай II и императрица-мать Мария Федоровна. К моменту открытия были приобретены или получены в дар около девяти тысяч предметов искусства. В частности, в их число целиком вошла знаменитая коллекция египетских и восточных древностей, собранная сыном богатого купца и первым русским профессиональным египтологом Владимиром Голенищевым.

До 1917 года музей носил имя императора Александра III, потом был просто Государственным музеем изобразительных искусств, а в 1937 году, когда в СССР широко отмечалось 100-летие гибели Пушкина, получил нынешнее название.

После революции собрание пополнили богатые коллекции западной живописи, принадлежавшие семьям предпринимателей Морозовых и Щукиных. В Пушкинский музей передали также некоторые ценные экспонаты Эрмитажа.

ГМИИ первым в СССР организовал масштабные экспозиции Леже, Матисса, Шагала. В 1980 году там были представлены работы Уорхола, Раушенберга, Лихтенштейна, Джаспера Джонса.

Ирина Антонова — биография, личная жизнь, фото, смерть, директор Пушкинского музея, мать Бориса Ротенберга

Биография

Доктор искусствоведения, отдавшая жизнь Государственному музею изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, всегда придерживалась новаторских взглядов, нередко идя вразрез с мнением партии. Старания Ирины Антоновой привели к небывалому расцвету ГМИИ, ставшему в один ряд с Эрмитажем и Лувром.

Детство и юность

Ирина Александровна появилась на свет в начале прошлого века, 20 марта 1922 года. Коренная москвичка росла в доме, где царила атмосфера любви к прекрасному. Ее мать Ида Михайловна Хейфиц в молодости окончила Харьковскую консерваторию, играла на фортепиано. Но из-за Гражданской войны так и не реализовала себя в музыке.

Ирина Антонова в детстве с родителями / «Славия»

Отец Александр Александрович — участник революции 1917 года, дослужившийся до директора Института экспериментального стекла. Однако, несмотря на технический склад ума, обожал театр. Известно, что мужчина даже играл в спектакле, поставленном по произведению Максима Горького «На дне». Будучи ребенком, дочь часто ходила с родителями в театры, знакомилась с балетом и оперой.

Когда девочке исполнилось 7 лет, случился переезд в Германию. Ее отца отправили в Берлин для работы в советском торговом представительстве. В чужой стране школьнице пришлось освоить немецкий язык. После она даже читала классиков Фридриха Шиллера и Иоганна Гете в оригинале.

С приходом к власти нацистов семья вернулась на родину (1933 год). В Москве девушка продолжила учиться в школе. Ей хорошо давались точные науки, и ученица даже думала о поступление в МГУ на механико-математический факультет.

Однако увлечение искусством предопределило дальнейшую биографию выпускницы. Она отдала документы в Институт философии, литературы и истории. Правда, через год вуз закрыли (к слову, он вообще просуществовал только 7 лет), а факультеты присоединили к МГУ.

Во время Великой Отечественной войны Антонова трудилась медсестрой, а после получила диплом и должность в ГМИИ. Параллельно коренная москвичка училась в аспирантуре. Предметом научных исследований стала итальянская живопись эпохи Возрождения.

Карьера

За годы работы в ГМИИ Ирина Александровна поднялась вверх по карьерной лестнице, став старшим научным сотрудником. А в 1961-м заняла пост директора. Руководить Пушкинским музеем в эпоху некоего застоя, связанного с партийной идеологией, было непросто.

Однако новый директор, несмотря на закон цензуры, демонстрировала смелость и новаторство — начала организовывать выставки западноевропейских художников, к примеру, Анри Матисса. Кроме того, с ее легкой руки стали проводиться музыкальные вечера. На них звучали произведения композиторов, творчество которых партия не жаловала, — Сергея Рахманинова, Игоря Стравинского, Альфреда Шнитке. В 60-х годах доктор искусствоведения ввела Випперовские чтения.

В начале 70-х годов Антонова занялась полной реорганизацией экспозиций и залов. В этот период стартовали беспрецедентные для того времени выставки — в одном и том же помещении находились работы как отечественных, так и зарубежных деятелей. Свет увидели забытые и отложенные в запасниках картины из коллекций Сергей Щукина и Ивана Морозова.

Вскоре искусствовед наладила плотное сотрудничество с западными «очагами» культуры. К концу 70-х годов в здании ГМИИ гости впервые увидели картины художников из Нью-Йорка.

Период перестройки в стране совпал с расцветом музея. Выставки «Россия – Италия», «Пикассо», «Москва – Париж», «Модильяни», организованные директором, приобретали масштаб мирового значения. Впервые на территории СССР были представлены картины Казимира Малевича и Василия Кандинского. Гостями ГМИИ становились такие выдающиеся личности, как король и королева Нидерландов, Джон Рокфеллер, Хуан Карлос, Франсуа Миттеран.

Директор и президент Пушкинского музея Ирина Антонова и Владимир Путин

Для привлечения публики Ирина Александровна постоянно генерировала новые идеи. Сюда можно отнести вечера, на которых не только выставляли картины, но и звучала классическая музыка в живом исполнении. Таким интересным синтезом стал фестиваль «Декабрьские вечера».

Самоотверженность и любовь к искусству директора привели к значительным переменам — появлению частных коллекций, возникновению новых музеев и детского центра на территории.

Кроме того, Антонова публиковала статьи, участвовала в телевизионных передачах и преподавала в нескольких столичных вузах и даже в Париже. Научные труды получили признание — в 1979 году знаменитость стала заслуженным деятелем искусств РСФСР, в 1989-м получила звание академика РАО.

В 2011 году вступила в Общественную палату РФ. Годом позже вошла в список доверенных лиц Владимира Путина. В возрасте 91 года Ирина Александровна стала курировать государственные музеи страны. Однако в этом амплуа проработала только 3 месяца.

Закат карьеры Антоновой обозначился выдвижением ею идеи о воссоздании в столице ранее уничтоженного (в 1948 году) Музея нового западного искусства. С точки зрения лауреата двух Государственных премий России, там должны быть представлены экспонаты из Эрмитажа и ГМИИ. Такое предложение привело к конфликту в профессиональном сообществе, и вскоре Ирина Александровна была отстранена от занимаемой должности.

Бывший директор Пушкинского музея заняла пост президента ГМИИ в 2013 году. Приказ о назначении подписал министр культуры Владимир Мединский.

Личная жизнь

Муж Ирины Александровны Евсей Иосифович Ротенберг тоже известный деятель искусства. Ушел из жизни в 2011 году, к тому времени супруги прожили вместе 64 года и необыкновенно сроднились. В интервью о личной жизни Антонова сказала, что с мужем прошла все законы и сроки отношений. И им удалось достигнуть фантастического взаимопонимания и доверия.

Даже болезнь единственного сына Бориса Ротенберга стала не той трагедией, которая разъединяет, а общим горем, только укрепившим любовь. Очень часто, говорила директор Пушкинского музея, мужчина уходит из семьи, если там появляется проблемный ребенок. Но Евсей Иосифович остался рядом, проживая и переживая этот сложный путь вместе с женой. А последними его словами на смертном одре стала фраза: «Я люблю тебя».

Ирина Антонова и муж Евсей Ротенберг / «Инстаграм»

Диагноз сына Антонова так и не раскрыла. До шести лет он рос одаренным мальчиком — интересовался музыкой и литературой, рассказывал наизусть классические произведения. Затем у него стали проявляться психологические проблемы. Мать Бориса Ротенберга тщетно пыталась вылечить наследника, а смирившись, надеялась, что в жизни ее сына возникнет человек, который позаботится о «колясочнике».

Смерть

15 ноября 2020 года у Ирины Александровны случился инсульт. Чуть позже врачи обнаружили у нее коронавирусную инфекцию. В тяжелейшем состоянии пациентку доставили в больницу в Коммунарке. Там подключили к аппарату ИВЛ.

Несмотря на старания медиков, победить COVID-19, который стал причиной смерти президента ГМИИ, не удалось. Заслуженный деятель искусств РСФСР умерла в ночь на 1 декабря, не приходя в сознание.

Награды

  • 1979 — Почётное звание «Заслуженный деятель искусств РСФСР»
  • 1980 — Орден Дружбы народов
  • 1997 — Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени
  • 2000 — Командор ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой»
  • 2001 — Лауреат Национальной премии общественного признания достижений женщин «Олимпия»
  • 2002 — Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени
  • 2007 — Орден «За заслуги перед Отечеством» I степени
  • 2011 — Золотая медаль имени Льва Николаева
  • 2012 — Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени
  • 2012 — Лауреат специальной номинации «За выдающийся вклад в сохранение и развитие российской культуры» в рамках Всероссийской премии финансистов «Репутация»
  • 2013 — Лауреат премии Владимира Высоцкого «Своя колея»
  • 2013 — Императорский Орден Святой Великомученицы Анастасии
  • 2017 — Знак отличия «За благодеяние»
  • Орден Октябрьской Революции
  • Орден Трудового Красного Знамени
  • Командор ордена Почётного легиона (Франция)
  • Командор ордена Искусств и литературы (Франция)

Марина Лошак — о социальной миссии Пушкинского музея и открытых дверях

После смерти бывшего директора Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина Ирины Антоновой сотрудники музея взяли на себя заботу о ее единственном сыне Борисе, имеющем ментальные особенности. Директор музея Марина Лошак рассказала спецкорреспонденту “Ъ” Ольге Алленовой о том, как живет Борис сегодня, а также о доступной среде и политике открытых дверей Пушкинского музея.

Марина Лошак приняла меня в переговорной, примыкающей к Греческому дворику,— сейчас ее рабочее место находится здесь. Кабинет Ирины Антоновой стал мемориальной частью музея — 20 марта его открыли для посетителей. Теперь гости могут увидеть письменный стол, за которым работал еще основатель музея Иван Цветаев.

Во второй части интервью к разговору подключилась специалист музея по доступной среде Евгения Киселева.

«Когда Ирины Александровны не стало, мы включились в жизнь Бориса»


Ученый-искусствовед Ирина Антонова возглавляла Пушкинский музей с 1961 по 2013 год, с 2013 по 2020 год была президентом музея. Она была замужем за доктором искусствоведения, заведующим сектором классического искусства Запада Государственного института искусствознания Евсеем Ротенбергом, с которым прожила в браке 64 года. Ее супруг ушел из жизни в 2011 году, а в ноябре 2020-го умерла Ирина Антонова. Ей было 98 лет. У супругов остался сын Борис, имеющий ментальные особенности, которые не позволяют ему жить самостоятельно.

— О том, что Ирина Антонова воспитывала сына с особенностями развития и что ему нужна посторонняя помощь, стало известно только после ее смерти. Многих эта новость потрясла. Когда такой человек молчит о своей проблеме, это в целом свидетельствует о том, как в стране относятся к людям с особенностями развития. В музее знали о сыне Ирины Александровны?

— Конечно.

— Почему она не говорила о сыне и его особенностях?

— Это же зависит от человека. От его потребности говорить, от той исторической среды, в которой он жил, от контекста времени. Ребенок с особенностями может родиться у каждого, это не зависит от степени известности, и сегодня это понимают практически все. Я думаю, если бы Ирина Александровна родилась позже и если бы у нее сегодня появился ребенок с особенностями, она была бы более открытой. Потому что дух времени — другой.

Но в последние годы она больше говорила об этом, и не только в музее. Мысль о том, что станет с Борисом после ее смерти, беспокоила ее, это было ее болевой точкой. Она ушла от нас в почтенном возрасте, ей было 98 лет. И, сколько я ее помню, она всегда говорила о Борисе. О его благополучии.

— Чего она боялась? Что он попадет в интернат? Погибнет?

— Не думаю, что она боялась чего-то конкретного. На протяжении последних лет она искала для него место, где ему было бы хорошо после того, как ее не станет. Искала в России, искала в Германии, Израиле. Общалась с разными людьми, которые советовали ей какие-то варианты. Ездила, смотрела. У нее был огромный выбор. У нее были собственные сбережения, она откладывала много лет на будущее Бориса.

— То есть она искала место, куда Борис мог бы переехать?

— Да, она искала не возможность оставить его дома, а место, где он мог бы жить. Она все время была в поиске. Иногда эта тема прорывалась в наших разговорах. Когда она выбирала кандидатов на должность директора музея и пригласила меня, она говорила именно об этом, что, наверное, ей придется отойти от дел или меньше времени проводить в музее, потому что Борису, возможно, придется уехать жить в другое место, и она поедет с ним, чтобы находиться неподалеку. Она часто говорила: «Вы же понимаете, я здесь не навсегда, у меня много задач, и главная моя задача еще не осуществлена».

И даже когда она попала в больницу — сначала в одну с инсультом, потом в другую с коронавирусом, мы между собой говорили, что Ирина Александровна многое вынесла и будет держаться дальше, потому что ее главная миссия еще не выполнена. Потому что Боря не устроен.

В больницу мы присылали ей его обращение, его монолог и знаем, что она была счастлива, когда увидела его.

— Она просила помощи у сотрудников музея?

— Я неоднократно говорила Ирине Александровне, что ей не надо что-то искать и тревожиться о судьбе Бориса, потому что он всегда будет под опекой музея,— неважно, кто будет тут директором. Музей — это неизменная вещь. У любого частного пансионата может смениться владелец, измениться устав, с ним может что-то произойти. С музеем же ничего не произойдет, а моральные принципы, которые здесь исповедуются, неизменны. Судьба Бориса — это часть ответственности музея.

— Но эту ответственность нельзя оформить юридически.

— Иногда юридическая ответственность не так важна, как ответственность внутренняя, которая глубже и серьезнее. Так все и произошло. Когда Ирины Александровны не стало, мы включились в жизнь Бориса — выяснили, что ему нужно, обеспечили необходимым.

— Он живет дома?

— Конечно. Для него принципиально важно жить дома. Ему как человеку с эмоциональной сферой такого типа нельзя попадать в иную среду — ему важно оставаться в привычных стенах с человеком, которому он доверяет.

Для него очень важно гулять самостоятельно. Он всегда гулял сам, у него феноменальная способность ориентации на местности. Этот человек мог бы работать шофером в Лондоне. Забросьте его в любую точку Москвы — он найдет самую короткую дорогу домой. Во время одного из последних визитов Ирины Александровны в учреждение, где живут люди с особенностями развития, ей сразу сказали, что Борис там никуда не вышел бы один. И ее это остановило.

Вот этот баланс — когда к человеку относишься по любви, а не по букве — очень важен для Бориса и для нас.

Он очень дисциплинированный человек. У него есть телефон, с ним всегда на связи ассистент и наши сотрудники.

— Вы нашли для него ассистента?

— Да, у него есть помощник, Майя, прекрасный человек, Борис ее тепло принял.

— Он дееспособен?

— Нет.

— Кто будет его опекуном?

— Этот вопрос будет решаться через полгода после смерти Ирины Александровны. Мы очень озабочены этой проблемой и надеемся, что среди ближайших родственников Бориса такие люди отыщутся.

— Если бы был принят закон о распределенной опеке, то музей мог бы стать опекуном Бориса.

— Да, это позволило бы музею заботиться о Борисе, не завися от человеческого фактора. Но мы в любом случае не дадим Бориса в обиду, мы будем с ним рядом.

Бывший директор Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина Ирина Антонова

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ

«Забота о Борисе всегда будет для нас обязательством»

— Как Борис перенес смерть матери?

— Я боялась, что у него будет острое состояние, но он держался стойко. И сейчас он стабилен. Он очень хороший, добрый человек, с которым приятно общаться. Благодаря Ирине Александровне и ее мужу Борис — интеллигентный, образованный, у него прекрасные творческие навыки. Что-то он не может делать в силу своих особенностей, а что-то делает великолепно. Он многое умеет. Очень любит учиться.

Уже после смерти Ирины Александровны, в разгар пандемии я спросила Бориса, чего он хотел бы, и он сказал: «Мне очень хочется продолжать заниматься английским языком, французским языком и с учителем на фортепиано». У него большие способности к языкам, и поначалу, когда не было возможности заниматься офлайн, мы организовали ему уроки при помощи компьютера.

Считалось, кстати, что он не сможет его освоить, но у него получилось.

У музея есть большой друг Сергей Михайлович Шапигузов (президент группы компаний ФБК.— “Ъ”), который дружил с Ириной Александровной и сейчас вместе с нами очень внимательно относится к Борису,— он и помог ему освоить компьютер.

Борис чудесно музицирует. Как-то он попросил гитару — стал играть, петь песни. Он очень любит играть на пианино.

— Музей выделил какого-то сотрудника, который курирует жизнь Бориса?

— Три наших сотрудника регулярно приходят к нему, помогают с делами, которые требуют нашего вмешательства. Помогают с одеждой, с лекарствами.

— То есть ему сложно в быту?

— Когда он в комфорте, ничего сложного нет. Есть зоны, где ему некомфортно. Есть врачи, к которым надо ходить, надо корректировать лекарства. Это не сложная жизнь, это просто жизнь. Вчера у него был день рождения.

— Сколько лет ему исполнилось?

— 67. Наши коллеги пришли, были торт, свечи, подарки. Мы знаем, чего он хочет, он охотно делится с нами своими желаниями. Недавно попросил аккордеон, хочет научиться играть. Сергей Шапигузов подарил ему аккордеон, а теперь ищем учителя. Ирина Александровна ходила с ним в Большой театр, в консерваторию, он любит и хорошо чувствует музыку.

— Выходит, Борис все время развивается.

— Да-да, и он от этого счастлив. Ему важно что-то новое узнавать, важно, чтобы было общение, важно, чтобы мы приходили, а он для нас играл и пел. Он всегда нам рад, он умеет дружить.

У нас есть такой формат — пятницы в Пушкинском, когда в музее вечером, с 18 до 21 часа, собирается определенное количество разных людей, которые за входную плату получают бонусы — лекции с кураторами, к которым обычно трудно попасть, концерты, выставочные события. И вот Борис с Майей пришли на один из таких вечеров, посидели на концерте — не два отделения, правда, а одно, но он до этого походил по музею, увидел любимые вещи. Я тогда подумала, что, если Ирина Александровна это видит, она счастлива.

— Она искала для него варианты, а вариант нашелся сам, когда музей взял на себя такую социальную миссию.

— Да, вы правы, для музея это социальная миссия.

И забота о Борисе всегда будет для нас обязательством. В этом нет ничего особенного, никакого особого усилия — это естественное движение.

И мне очень приятно, что в такие моменты я чувствую присутствие Ирины Александровны. Ничего лучше для нее, мне кажется, не случилось бы. Мы сейчас подготовили документ о готовящихся мероприятиях, связанных с памятью об Ирине Александровне. 20 марта открыли мемориальную доску на здании музея. В нашем директорском кабинете — это кабинет Ирины Александровны — открыли инсталляцию в память о ней. Но все это — для нас и для людей, которые внутри этого мира находятся. По-человечески я считаю, что для нее не было бы ничего важнее, чем наша забота о Борисе. Если она сверху видит нас, то для нее важно только это.

«Мы стараемся, чтобы все наши сотрудники были добры»

— В музее с 2016 года стали создавать программы для людей с особенностями развития, появляются инклюзивные и интеграционные проекты. А с чего все началось?

— Мы начали делать шаги в сторону инклюзии гораздо раньше, но в 2016-м у нас появился проект «Доступный музей», его курирует наш прекрасный специалист Женя Киселева, и я тогда обрела коллег, на которых могу положиться в самых сложных ситуациях. Они придумали концепцию открытого музея, и мы в течение пяти лет шире и шире открываем наши двери. Эти двери прежде были закрыты, как и в других учреждениях в стране. Но сегодня уже нет институции, где не понимали бы, как важно становиться доступными для самых разных групп людей.

В 2016 году в Пушкинском музее создали энциклопедии на русском жестовом языке по импрессионистам и постимпрессионистам, а также по искусству Древнего мира, по коллекции старых мастеров. По словам Евгении Киселевой, первое время посетители задавали сотрудникам музея вопрос: «Зачем слепым живопись?», но сейчас тактильные макеты к картинам, как и люди с особыми потребностями, в музее ни у кого вопросов не вызывают.

Первая в России выставка тактильных картин для слепых и слабовидящих людей в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в 2016 году

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Ежегодно в музее проходит около 400 инклюзивных мероприятий — лекции, мультисенсорные мастер-классы, программы для людей с проблемами зрения и слуха, с аутизмом, эпилепсией и другими особенностями.

При создании инклюзивных проектов сотрудников музея консультируют люди с инвалидностью.

«Мы придерживаемся принципа "Ничего для нас без нас",— говорит Евгения Киселева.— Если мы делаем программу для незрячих людей, то приглашаем незрячих экспертов для консультаций. Если мы делаем программу на жестовом языке, мы обращаемся к слабослышащим специалистам. Наши ролики снимают глухие операторы, сценаристы, мы сотрудничаем с профессионалами, имеющими особенности, потому что они понимают специфику, к которой мы обращаемся. Для них это работа, которую мы оплачиваем».

— Что вас подтолкнуло к созданию таких инклюзивных программ?

— Да тут уже не надо было никого подталкивать. Это нормальное желание — открыть двери музея для всех. Наверное, мы стали более осознанными людьми. Почувствовали, что изменилось время, меняется жизнь. Видимо, произошло какое-то накопление эмоций, знаний.

Люди с особенностями время от времени ходили в наш музей и чувствовали себя в нем по-разному. Но у нас были свои внутренние проблемы, и наши коллеги, смотрители, не были готовы к диалогу с особенными людьми. И мы стали работать сначала с сотрудниками. Люди же что-то делают неверно не потому, что они плохие, а потому, что у них нет опыта, знаний, у них не развита стрессоустойчивость. Вот с этим мы работали в первую очередь.

— Существуют стереотипы, что в музеях сидят злые старушки, которые никому ничего не дают смотреть.

— Сейчас это уже все-таки миф. Мы стараемся, чтобы все наши сотрудники были добры. Но им очень трудно. Они принимают на себя много энергии. Мы живем в городе агрессивной энергии. Люди иногда выливают свои эмоции на сотрудника музея, не задумываясь о том, как долго на человека можно такое выливать.

У нас недавно был разговор на эту тему с вашей коллегой, журналисткой, мы предложили ей поработать несколько часов. Она пришла в одну из суббот, мы поставили ее в самую горячую точку, в самые горячие часы — все сложные ситуации обычно происходят в то время, когда накапливается много негативной энергии. Она мужественно провела несколько часов в музее и поняла, о чем мы говорим, потому что сама вступила в нервный спор с посетителем. Все мы люди, и с каждым надо много работать, чтобы он научился справляться со своим стрессом, правильно реагировать на сложные ситуации.

Вот был же у нас очень неприятный случай, когда реакция смотрителя на поведение особого ребенка была ужасной, неточной — но с тех пор такое больше не повторялось.

Все имеют право на ошибки, важно их видеть, обсуждать, устранять. Чем сложнее опыт, тем лучше ты его проработаешь.

— Доступная среда стала актуальной темой в первую очередь именно для музеев. Есть мнение, что если в музее создали среду для людей с ментальными особенностями, то этот музей комфортен для всех: и для пожилых, и для трудных подростков, и для маленьких детей. То есть доступная среда выгодна музею. Вы согласны с этим?

— Так и есть. Мне кажется, что наш музей в этом смысле на правильном пути. Он генетически, еще с цветаевских времен, остается таким разночинным местом, где отношение к бедному, слабому, любому очень грамотное, осознанное. Поэтому у музея всегда было много социальных функций. Музей всегда был социальным местом, это же университетская затея для студентов — не для богатых, а для всех. Мы всегда умели балансировать между теми, кто готов платить, чтобы получать особые условия, и теми, кто не может платить, но тоже хочет быть в музее. Поэтому у нас нет никаких VIP-зон в принципе и нет барьеров. Все, кто хотят ходить в музей, могут сюда приходить. Это продолжение цветаевского, интеллигентского, осмысленного движения.

Но сейчас, конечно, наступил особый момент, когда можно многое изменить и в себе самих, и в окружающем мире.

«Большинство людей с особенностями хорошо адаптируются в общей среде»

— Ваши партнеры в регионах тоже занимаются инклюзией?

— Сегодня все наши инклюзивные практики очень востребованы у коллег. Мы делимся опытом, Пушкинский музей каждое лето проводит школу инклюзивных практик, в ней обычно участвует 20 музеев со всей России, которые мы отбираем из сотни заявок. Обмениваемся с ними разными аспектами доступности — юридическими, архитектурными, социальными. Иногда мы видим, как быстро коллеги из других музеев перенимают наши практики — прекрасно, что им требуется меньше времени, чем нужно было нам, они совершают меньше ошибок.

Пушкинский музей объединился с государственными центрами современного искусства в регионах, которые стали его филиалами. Мы с коллегами сейчас работаем над совместной программой доступного музея: получаем много запросов на тренинги — все хотят делать инклюзивные проекты.

Международный инклюзивный фестиваль, который Пушкинский музей организовывал уже четыре раза, в этом году пройдет в ноябре — и сразу в шести филиалах музея: в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Томске, Калининграде, Владикавказе, Нижнем Новгороде. Участвовать в фестивале можно будет как онлайн, так и офлайн.

«Мы видим рождение серьезной конкурентной среды, происходит институционализация инклюзивных программ,— рассказывает Евгения Киселева.— Поэтому мы хотим показать проекты наших коллег, посвященные разным аспектам социального включения — от проектов в женской колонии до медиа-арта на жестовом языке. Инклюзия — это включение в общество не только людей с инвалидностью, а любых людей с опытом социального исключения».

— Верно ли я поняла, что для каждой группы людей с особенностями развития в музее создана отдельная программа? Могут ли они приходить в музей вне этой программы?

— Конечно. Главное, что мы можем предложить нашим посетителям,— это выбор. Если люди хотят, они могут прийти на универсальное мероприятие, где могут смешаться с остальными людьми, но они также могут прийти на тихую экскурсию, которая будет проходить в облегченном формате.

Развивая инклюзивные программы, мы, конечно, делали ошибки. Приведу один пример сущностной ошибки. Когда мы делали первую выставку для слабовидящих людей, нам очень хотелось, чтобы им было хорошо, комфортно, и мы все думали, какое найти для них пространство, где им никто бы не мешал. Но нам быстро объяснили, что не надо искать для них отдельное пространство, они хотят быть вместе со всеми — «не надо вести нас в какие-то отдельные комнаты, просто дайте нам право быть частью мира, в котором вы живете». И это для нас был ключевой момент, поворотный.

Мы поняли, что надо перемешивать среды, соединять их, создавать интеграционное пространство, где эти люди чувствовали бы себя не отдельно существующими, а частью реальной среды.

Да, есть тяжелобольные люди, которые требуют специального внимания и специального персонала, им нужен особый комфорт, особое сопровождение в не самое людное время, поэтому для них есть отдельные часы. Но большинство людей с особенностями развития хорошо адаптируются в общей среде, нужно просто дать им возможность чувствовать себя частью этой среды.

— Я иногда слышу от коллег, что европейские музеи более доступные, чем российские. Как вам кажется, Пушкинский музей отстает сегодня от крупных европейских музеев в вопросах доступности?

— Когда в 2018 году мы сделали очередной инклюзивный фестиваль и позвали коллег из других стран, в том числе коллег из Метрополитен-музея, который начал заниматься инклюзией еще в 1976-м,— оказалось, что мы за два года сделали мощный рывок в вопросах социальной инклюзии и находимся на мировом уровне. Взаимодействие с этими музеями многое нам дает — там работают способные люди, они делают много открытий, и это стимулирует нас тоже придумывать что-то новое, быть в тренде.

В 2018 году Пушкинский музей сделал первую в России карту сенсорной безопасности музейного пространства — по словам руководителя проекта «Доступный музей» Евгении Киселевой, такой инструмент «активно используется на мировых музейных пространствах», например в Музее Виктории и Альберта в Лондоне, в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, в музеях Смитсоновского института.

Карта сенсорной безопасности музейного пространства

Фото: pushkinmuseum.art

«Мы раньше не задумывались о том, что существуют люди, для которых важным элементом общения с миром является сенсорная нагрузка,— объяснила Евгения Киселева.— Когда большой художественный государственный музей приглашает людей с аутизмом, он должен провести аудит пространства и создать карту рисков. Иногда люди с особенностями сверхчувствительны к звуку, свету, вибрации пола, бликах на холстах, цвету стен, большому скоплению людей — и мы создали такую карту, которая показывает, где у нас залы с минимальной сенсорной нагрузкой и куда лучше идти при первом посещении музея, а где — с умеренной, и их посещение требует подготовки. Там также говорится, к какому выходу нужно идти в кризисной ситуации. Эта карта используется сейчас в работе с посетителями, она размещена на нашем сайте, ее можно получить у администраторов, мы отправляем ее в те благотворительные фонды, которые приводят к нам детей и взрослых с особенностями развития».

Специалист Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина по доступной среде Евгения Киселева

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

«Гуманизация нашей отрасли, безусловно, произошла»

— Вы говорите про концепцию музея, открытого для всех. Значит ли это, что вы уже научились работать и с трудными подростками, и с детьми из асоциальных семей? Как вообще включать людей, которые в своей жизни видят только разбитые окна?

— Долгое время мы жили в обществе, в котором было много равнодушия, и мы критиковали за это и себя, и общество. Но в последние годы многое изменилось. Я вижу, что люди хотят помогать. У осознанных людей уже появилось представление о приличном и неприличном, допустимом и недопустимом. Уже есть какая-то договоренность в обществе, что слабым надо помогать, что мир создан для всех, и все в нем имеют равные права. Это важное общее наше завоевание. Развитие направления доступности и инклюзии в Пушкинском музее связано с поддержкой благотворительного фонда «Абсолют-Помощь», который делает очень много для развития инклюзии не только в Пушкинском музее, но в России в целом. Программа для детей из детских домов и интернатов точечно поддерживается компанией «Ланит», для них это часть социальной миссии бизнеса. Эта программа помогает детям из интернатов и неблагополучной среды бесплатно посещать кружки Пушкинского музея.

В любых семьях, в любых средах есть талантливые дети, имеющие интерес к визуальной культуре.

Мы в музее растим наших сталкеров — это наши дети, им от 9 до 18 лет, и я считаю, что они — движущая сила тех социальных перемен, о которых мы с вами говорим. В музее есть несколько направлений работы с детьми — и КЮИ (Клуб юных искусствоведов.— “Ъ”), и КЛИ (Клуб любителей искусства — “Ъ”), и новое движение Youth, которое привело в музей людей, ранее с ним не знакомых. Дети Пушкинского музея — это более 3,5 тыс. человек, включенных в жизнь музея. Пять лет назад мы придумали проект «Я покажу тебе музей», в рамках которого два раза в год дети музея становятся его полными хозяевами, а мы уходим за ширмы. Они встречают гостей, провожают, придумывают пиар, проводят лекции и экскурсии. Они принимают в день до 4 тыс. человек, проводят около 100 экскурсий. К каждому такому событию они готовятся полгода.

— Вы готовите из них будущих сотрудников?

— Нет, мало кто потом идет в искусство. Мы просто готовим из них людей. Как люди творческие, свободные в лучшем смысле этого слова, толерантные, добрые — они лучше всех могут сделать так, чтобы их сверстники, которые пришли в музей впервые, почувствовали себя в комфортной среде.

Я мечтаю, чтобы в следующий раз «Я покажу тебе музей» мы провели вместе с особенными людьми.

Не все могут читать лекции, но они могут встречать, направлять, показывать, помогать. Каждому может найтись место. Уже сейчас дети из Клуба юных искусствоведов иногда проводят экскурсии для детей из коррекционных школ или фондов. Но мы хотим, чтобы участие детей с инвалидностью в молодежных программах Пушкинского было еще более заметным.

— В музее есть сотрудники с инвалидностью?

— У нас есть слабослышащие сотрудники, наши экскурсоводы, есть консультанты с инвалидностью, которые работают с нами на гонорарной основе. Сейчас наш отдел кадров как раз занимается поиском людей с ограниченной мобильностью, у нас появилась такая ставка.

— Вы чувствуете, что меняете мир?

— Я чувствую, что мы добились главного — музей открыт для всех. То, что еще год назад мы называли доступным музеем, было сегментированным взаимодействием с большим миром. К нам приходили разные фонды, приводили разные группы, и мы начинали с ними взаимодействовать. А сейчас человек с инвалидностью может к нам прийти самостоятельно, не являясь частью сегмента, частью фонда или какой-то группы, и он чувствует себя нормально.

К этому трудно подготовиться. Когда есть люди, которые выстраивают регламент, обучают, контролируют группы — это проще. Но когда просто приходит человек, находит свое место в музее, а его увидели, приняли, помогли — это результат глубоких завоеваний. Гуманизация нашей отрасли, безусловно, произошла.

— Не останутся ли эти изменения только особенностью музеев?

— Я считаю, что люди уже привыкли к тому, что мы разные, и они это приняли. Мы тоже жили в недружелюбном обществе и видим, как сейчас все меняется. Важно в этих переменах участвовать. Мы как музей не можем собирать и перечислять деньги в благотворительные фонды, но мы проводим в их пользу лекции с нашими кураторами, самые разные мероприятия, и я готова участвовать во всех движениях, которые помогают этому. У нас в музее 21 марта каждый год проводятся мероприятия, посвященные Дню человека с синдромом Дауна. Мы не очень любим делать мероприятия в определенные даты, потому что люди с инвалидностью должны приходить в музей всегда, когда хотят, а не один раз в году. Но такие мероприятия, несомненно, нужны — как свидетельство солидарности и поддержки определенных ценностей. Вот есть такой день, и мы даем сигнал, что мы делаем что-то вместе с людьми с синдромом Дауна. Поэтому мы с Женей (Евгенией Киселевой.— “Ъ”) придумали программу 21 марта, лекции, обсуждения, экскурсии. Важно, чтобы этот сигнал звучал чаще, чем один раз в год.

Хранительница огня: умерла президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова | Статьи

С ее именем для нескольких поколений россиян, и не только россиян, было связано само понятие «искусство». Благодаря ее труду по сохранению и популяризации культуры многие из нас впервые познакомились с прекрасным. Сегодня, 1 декабря, Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, скончалась на 99-м году жизни. «Известия» вспоминают женщину, сохранившую для нас прекрасное.

О таких, как Ирина Александровна, когда-то было принято говорить высоким одическим стилем — «высоко несет факел», «поддерживает пламя». В ее отношении эти старомодные обороты никак не звучат фальшивыми: действительно несла, действительно поддерживала. Разве что сердце невольно сжимается от того, что приходится употреблять прошедшее время, — искусствовед, член двух академий, человек, с чьим именем связано все музейное дело ХХ столетия в стране, казалась абсолютно вечной, незыблемой.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. Пушкина:

Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной частью, его лицом, его символом. Она — часть мифа Пушкинского. 75 лет она проработала в музее. В 1945-м, будучи юной девушкой, Ирина Александровна пришла сюда и практически до сегодняшнего дня она каждый день, за исключением периода локдауна, появлялась здесь. И мы привыкли ощущать ее рядом. Даже когда просто слышали шуршание бумаг или звуки ее голоса за дверью ее кабинета, мы понимали, что она есть. И нам важно было присутствие этого человека — очень эмоционального, открытого, любящего не напоказ, очень строгого в своем отношении к жизни. Мне трудно назвать еще какую-то подобную нам институцию, которая так плотно срослась бы с образом конкретной личности, как Пушкинский музей. Она была человеком абсолютно бесстрашным и как профессионал, и как личность. Человеком, который на протяжении своей профессиональной жизни делал шаги навстречу новому. И это были шаги человека, который готов рисковать. Поступки человека, который понимает, что дело и принципы важнее всего остального. Все это происходило в советские годы, когда многое из того, к чему мы сейчас уже привыкли, было под запретом. Поэтому ее завоевания особенно ценны: это первая выставка Пикассо в 1956 году, выставки «Москва — Париж» и «Москва — Берлин», экспозиции, связанные с именами крупнейших художников мира, приезд «Моны Лизы» Леонардо да Винчи... Этому предшествовала ее работа в период пребывания произведений Дрезденской галереи в Москве, то есть судьба этого человека в каждый момент жизни связана с музейной историей — победной и уникальной. Нам как сотрудникам музея будет, конечно, очень недоставать ее — ее бескомпромиссного отношения к жизни, ее честного мнения, ее открытого забрала перед опасностью, ее умения отстраниться от сиюминутного и продемонстрировать отвагу. Нам будет не хватать этого человека, который, безусловно, часть нас и нашей собственной жизни.

Директор музея имени А.С. Пушкина Ирина Антонова, 1973 год

Фото: ТАСС/Черединцев Валентин

Даже когда в 2013 году она ушла из директорского кабинета ГМИИИ им. Пушкина, Антонова осталась президентом музея, потому что что же за Пушкинский музей без Антоновой? Теперь нам придется привыкать к этому шокирующему, без преувеличений, факту: музей остался без главной своей ценности, без той, что десятилетиями оберегала в нем пламя культуры, не давая «ветрам перемен» и прочим «сквознякам» погасить этот огонек.

Ирина Александровна Антонова родилась в семье электрика, позже ставшего директором Института экспериментального стекла, и типографской наборщицы 20 марта 1922 года. Отец был членом ВКП(б) с 1906 года и активным участником Октябрьской революции — возможно, именно поэтому и сама Ирина Антонова всю свою жизнь была убежденной сторонницей левой идеи. Уже на склоне лет в интервью «Известиям» она подчеркивала: «Посмотрите, огромная сеть музеев в нашей стране была создана в 1918–1919 годах. В очень тяжелое время для России. Музеи открывались не только в Москве и Петербурге, но создавались и в регионах, потому что умные люди думали о будущем страны». Достижения революции — по крайней мере в области культуры, в деле окультуривания населения — никогда не представлялись ей чем-то абстрактным или несущественным.

Зураб Церетели, народный художник СССР, президент Российской академии художеств:

Когда уходят такие люди, это большое горе для культуры, искусства, науки, для страны в целом. Ирина Антонова — гениальный человек. Очень сильный, мудрый, образованнейший, интеллигентный. По-настоящему масштабный, как человек эпохи Возрождения. Она навсегда будет в моем сердце как личность уникальнейшая, преданная искусства, красивая во всех смыслах!

Президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова

Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

В 1930-е она провела с родителями несколько лет в Германии, где отец изучал тамошний опыт в области изготовления стекла для оптических приборов. После возвращения в СССР семья не попала под маховик репрессий, и в 1940 году Ирина становится студенткой искусствоведческого отделения Института философии, литературы и истории, знаменитого ИФЛИ. Впрочем, в 1941 году институт объединяют с МГУ, так что оканчивает Антонова уже главный университет страны. В этом была своего рода символика: всю свою дальнейшую жизнь Антонова соединяла воедино историческую традицию и неизбежное стремление искусства к новому. Устраивала, несмотря на бесконечные выговоры со стороны чиновников от культуры, выставки полулегальных художников. Не боялась выступать против решений, которые казались ей противными самому духу культуры, ни при советской власти, ни после нее, во времена «олигархического капитализма». Все потому, что культура была для нее не пустым словом, не поводом для «освоения бюджетов», не смешным развлечением для интеллигенции. В культуре была вся жизнь Ирины Александровны, до самого последнего вздоха.

Антонова стала директором ГМИИ им. Пушкина, в простонародной речи — Пушкинского музея (что всегда было поводом для недоразумений для гостей Москвы, вечно путавших и путающих его с государственным музеем А. С. Пушкина), в 1961 году. В этом попадании музея в народную речь тоже была ее заслуга: уже много десятилетий с ее (без всяких кавычек он и останется ее навсегда) музея начиналось знакомство с прекрасным для детей из самых разных слоев общества. Звание академика Российской академии образования а случае с Антоновой более чем заслужено: мало кто сделал для дела воспитания новых поколений столько, сколько сделала она.

Ей выпала феноменально долгая, наполненная делами и заботами жизнь. Среди тех, с кем ей довелось дружить, были такие люди, как Святослав Рихтер и Александр Тышлер. Она была доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах. Впрочем, нет сомнений, что тысячи, десятки тысяч людей без всякого колебания доверили бы Ирине Александровне, как говорили в старину, все свое состояние и самую честь свою, ибо Антонова всегда была идеальным, почти книжным образцом русского интеллигента, тем камертоном, по которому сверяли свой строй люди, относившие себя к образованному сословию.

Семен Михайловский, ректор Санкт-Петербургской академии художеств, член Совета по культуре при президенте РФ, заслуженный деятель искусств РФ:

Для музейного сообщества это, конечно, большая потеря. Антонова обладала авторитетом не только среди коллег, но и среди властей. Еще с советских послевоенных времен. Больше 50 лет была директором Пушкинского музея. По ее инициативе здесь проходили важные, всем запомнившиеся выставки. Антонова активно участвовала в организации выставок западных художников в эпоху оттепели, привечала современное искусство. Женщина с твердым характером, обладавшая в полной мере чувством собственного достоинства. Отстаивавшая интересы музея в, казалось бы, безнадежных ситуациях. Мне запомнились манера разговора, тембр голоса, безаппеляционность суждений. Казалось, только она, императрица, имела на это право. Она понимала искусство на генном уровне, чувствовала, видела, убедительно живо о нем рассуждала. Она наполнила музей звуками прекрасной музыки, в которой знала толк не меньше, чем в живописи. В нескольких продолжительных и достаточно откровенных разговорах, касающихся культурного противостояния городов, меня пленяли эмоциональность Антоновой, страсть, резкость, свойственная убежденным людям. Она сочетала европейскую и русскую культуру, жила в окружении итальянского и французского искусства, но чувствовала русскую душу. И еще Антонова понятно, без зауми рассуждала об искусстве и не сторонилась просветительства.

Ирина Антонова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Уже покинув пост директора в 2013 году, она нисколько не собиралась на покой. Ее беспокоила (и, увы, не напрасно) будущность ее музея, а значит, и будущность культуры в стране вообще. «Публику нельзя кормить только одним каким-то продуктом, ей всегда нужно видеть великое искусство разных эпох, — наставляла Антонова в интервью после почетной отставки. — Ведь мы это искусство рекомендуем, музеефицируем, включаем в орбиту великой истории культуры. Поэтому мы должны быть очень разборчивы».

Виктория Маркова, доктор искусствоведения, куратор, главный научный сотрудник ГМИИ им. Пушкина:

Ирина Александровна была назначена директором Пушкинского музея в 1961 году. Это совпало с новой эпохой в жизни нашей страны, когда культура стала играть гораздо более значимую роль в жизни общества. Ирина Александровна сама стала эпохой в результате прожитой жизни. И жизнь эта была прожита так, как она и хотела ее прожить. Это тот случай, когда человек сам творил свою судьбу. На каждом историческом этапе ей удавалось соответствовать духу эпохи и задачам, оставаться личностью значимой, которая продолжала многое определять в области культуры.Прекрасно чувствуя время, она всегда хотела идти немного впереди него. Благодаря этому она сделала выставки, которые, казалось, были вообще невозможны. Она понимала, что рискует в тех пределах, которые допустимы, но это не был риск бессознательный, бездумный.На одном из последних юбилеев Ирины Александровны я ей сказала: «Вы как "король-солнце" Людовик XIV можете заявить, что музей — это вы». Так и было в сознании многих людей: Пушкинский музей — музей Антоновой. Меня много раз спрашивали: «Вы работаете у Антоновой? В музее Антоновой?» Мне кажется, что уже одно это свидетельствует о масштабе личности.Она — сильный лидер, умела держать бразды правления в руках, была не всегда проста в общении, но это не имеет значения, таковы реалии жизни. По моему убеждению, сильная личность не может быть простым человеком. Было всякое, но она умела быть благородной.Лично я ей обязана очень многим, потому что моя профессиональная жизнь не сложилась бы так, как она сложилась, если бы не постоянное участие Ирины Александровны. Это тоже всегда происходило по-разному, и иногда мне приходилось добиваться чего-то и противостоять, но это и есть жизнь. В итоге человеческие отношения, понимание профессии и своего долга — всё это выковывают характер и создает ту реальность, в которой мы живем, ведь во многом не реальность на нас влияет, а человек ее создает и ее же определяет, в том числе для большого количества людей. Ирина Александровна была такой личностью, которая создала и себя, и свое понимание профессии, жизни, долга. И в орбите ее влияния находилось большое количество людей.

Всю свою долгую жизнь Антонова была словно звонарь при том вошедшем в легенду колоколе, что звал живых и разгонял молнии. Прошлой весной в одном из последних своих интервью Ирина Александровна пророчески сказала: «Сейчас трудные времена». Сегодня, увы, всем нам пришло время занять место на колокольне, чтобы со слезами на глазах оплакать мертвых. Их было много в этом году. Но уход Ирины Александровны Антоновой — повод для особенной, тихой, отведенной почти каждому из нас скорби.

Заслуженный деятель искусств РСФСР, президент Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) имени Пушкина Ирина Антонова умерла на 99-м году жизни. Она возглавляла музей 52 года — с февраля 1961 по июль 2013 года, и именно при ней он стал культурным центром мирового уровня

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Ирина Антонова родилась в семье участника Октябрьской революции Александра Антонова. Четыре года она с родителями жила в Германии, а затем вернулась в Москву и поступила на искусствоведческое отделение Института философии, литературы и истории. В 1941 году ее вуз объединился с МГУ им. Ломоносова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Во время войны Антонова работала медсестрой в госпитале на Красной Пресне, окончив перед этим медицинские курсы. Незадолго до Победы — 10 апреля 1945-го — она поступила на работу в Пушкинский музей и начала учиться при нем в аспирантуре

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Антонова не раз признавалась, что полюбила это место не сразу, так как после войны музей производил гнетущее впечатление

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Возглавить музей ей предложил занимавший в 1961 году пост директора Александр Замошкин. В первые годы своего руководства Антонова провела выставку Александра Тышлера, а затем стала проводить Випперовские чтения, посвященные бывшему научному руководителю музея, профессору Борису Випперу. Сама она называла этот период «золотыми годами» музея

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

В 1981 году Антонова основала фестиваль музыки и живописи вместе с пианистом Святославом Рихтером. «Декабрьские вечера» проводятся в музее ежегодно до сих пор уже в качестве международного музыкального события

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

С именем Антоновой связаны крупнейшие международные выставки, проводившиеся в музее

Фото: РИА Новости/Михаил Озерский

Она организовывала такие экспозиции, как «Москва — Париж», «Москва — Берлин» и «Россия — Италия», а также привозила в страну работы Амедео Модильяни, Уильяма Тёрнера и Пабло Пикассо

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

В одном из последних интервью, размышляя над знаменитой фразой из романа Достоевского, Антонова усомнилась, что красота спасет мир, но подчеркнула, что это «широкое понятие, не просто милое личико, это доброта душевная»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

«Самое общее понимание этого утверждения — то, что человек должен жить не только за счет практических видов деятельности, но и за счет осознания прелести в каких-то других категориях. Любовь к искусству помогает расширить понятие красоты, и поэтому очень обогащает жизнь», — пояснила она

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Ирина Антонова, легендарный искусствовед, 50 лет руководившая Пушкинским музеем в Москве - некролог

Действительно, нацистское вторжение опустошило художественные и литературные фонды страны: более 400 музеев и 4000 библиотек были разрушены, повреждены или разграблены, а сокровища, такие как Янтарная комната в Екатерининском дворце в Санкт-Петербурге, были удалены и потеряны в ходе драки.

В то время как, по сообщениям, 1,5 миллиона предметов были возвращены в управляемую коммунистами Восточную Германию, гораздо больше остается в хранилищах Пушкина по сей день, в основном из-за непримиримости Ирины Антоновой.

«Она последняя из поколения», - заявил Филип Хук, автор книги «Абсолютный трофей: как живопись импрессионистов покорила мир». «Убеждение, что речь не идет о воровстве или экспроприации. Это было совершенно законно. Шансы на то, что они что-то откажутся, абсолютно равны нулю, потому что это так связано с Великой Отечественной войной ».

Ирина Александровна Антонова родилась 20 марта 1922 года в Москве. Ее отец был российским дипломатом, который перевез семью в 1929 году, когда его отправили в советское посольство в Берлине.

Рост в Германии помог ей сформировать интерес к искусству наряду с независимым духом. «Германия подарила мне любовь к спорту. Даже сегодня я все еще люблю плавать. Еще мне понравились музеи Берлина. Там можно было бегать вверх и вниз по лестнице », - сказала она, когда ей было девяносто лет. «Я был настоящим диким».

Нацистский режим вскоре бросил тень на семейную жизнь: «Однажды моя мама пришла домой и сказала:« Ирина, не выходи на улицу. Рейхстаг горит ».

В 1940 году, после возвращения в Россию, она поступила в Московский университет, где училась у формалистского искусствоведа Бориса Виппера.Она праздновала результаты своего первого года, когда была объявлена ​​война, и позже призналась, что испытывала чувство волнения от «переживания одного из величайших моментов человечества».

Реальность вскоре стала очевидной: во время блокады Ленинграда она потеряла две пары дядюшек и теток. После периода упаковки гранат на заводе боеприпасов она обратилась к медсестре в военном госпитале.

Ее первая смена в операционной заставила ее пошатнуться: «Мне пришлось держать ногу, пока хирург ее ампутировал.Вдруг я держал его в руке. Я был шокирован." В 1945 году она собиралась поехать в Германию в качестве майора Красной Армии, чтобы найти работы для музея, но, к ее большому разочарованию, было решено, что она еще слишком молода.

Личная страсть Ирины Антоновой была к западным импрессионистам, экспрессионистам и модернистам, чьи работы советские власти считали буржуазными.

«Культурный облик России был бы совсем другим, если бы она не была назначена», - сказал Михаил Каменский, управляющий директор Sotheby’s в Москве, когда она ушла в отставку в 2013 году.«У нее был очень интернациональный подход, и она знала, какие картины нужно показывать и объяснять».

Ирина Антонова, директор лучших музеев Москвы, умерла в возрасте 98 лет.

Москва. - Ирина Антонова, харизматичный искусствовед, более полувека руководившая одним из лучших музеев России, скончалась в Возраст 98.

ГМИИ им. А.С. Пушкина сообщил, что его президент Антонова скончалась в Москве в понедельник. Во вторник Антонова заявила, что на прошлой неделе у нее положительный результат на коронавирус, который усугубил ее хроническое заболевание сердца.

После окончания института в 1945 году Антонова начала работать в ГМИИ им. А.С. Пушкина и стала директором в 1961 году. Она продолжала работать, пока не перешла на президентский пост в 2013 году. За 52 года работы в должности она стала мировым лидером. старейший директор крупных музеев.

В качестве директора ГМИИ им. А.С. Пушкина, Антонова вела большую художественную выставку, на которой состоялся обмен художественными сокровищами между ГМИИ им. Пушкина и престижной международной коллекцией произведений искусства, несмотря на напряженность и ограничения холодной войны.Эти обмены, которым способствовал ее обширный личный контакт с коллегами по всему музейному миру, широко хвалили Антонову во всем мире.

Она также очень активно продвигала музейные сокровища среди публики.

Антонова - обладательница множества наград в России и за рубежом.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что президент часто встречался с Антоновой в музеях и «высоко оценил ее глубокий опыт.

Антонова похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве вместе со своим мужем, который также был искусствоведом. Из-за правил коронавируса похороны закрыты для публики.

Copyright 2020 AP communication. все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять без разрешения.

Ирина Антонова, директор лучших музеев Москвы, умерла в возрасте 98 лет

Ссылка на источник Ирина Антонова, директор лучших музеев Москвы, умерла в возрасте 98 лет

Легендарный директор ГМИИ умер от коронавируса

Ирина Антонова - ветеран-хранитель Московского музея Пушкина, которая стремилась продвигать современное искусство в России, умерла в возрасте 98 лет от коронавируса, сообщила во вторник пресс-служба музея.

Давний директор одной из крупнейших галерей изобразительного искусства страны помог русским открыть для себя Пикассо и Шагала и боролся за выставку работ импрессионистов, которые были скрыты под советским руководством.

«Это печально и неожиданно, - сказала Виктория Макарова, научный руководитель ГМИИ.

Она рассказала AFP, что Антонова недавно выписалась из больницы, проведя там несколько дней.

В заявлении ГМИИ во вторник подтверждено, что Антонова, страдающая сердечно-сосудистым заболеванием, умерла 30 ноября в результате заражения коронавирусом.

«Вся ее жизнь была не чем иным, как служением искусству и своей стране», - добавила Макарова.

Пожилая женщина проходит мимо цветов у здания музея, возложенного в память об Ирине Антоновой, скончавшейся 1 декабря в возрасте 98 лет. Фото: Илья Питалев / Sputnik / Sputnik via AFP

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков во вторник заявил, что президент Владимир Путин «ценит ее глубокие экспертные знания», и выразил соболезнования.

Свободно владеющая французским, итальянским и немецким языками, Антонова пользовалась уважением среди своих коллег в России и за рубежом.

Под ее 52-летним руководством Пушкинский музей впервые в Советском Союзе выставил картину Да Винчи Мона Лиза , а в 1981 году в Парижском Центре Помпиду прошла выставка Малевича и Кандинского.

Она была директором музея с 1961 по 2013 год.

Антонова ушла в отставку после кампании по объединению в Москве коллекции из 600 картин импрессионистов, некоторые из которых из Эрмитажа в Санкт-Петербурге - идея, которая не получила одобрения в бывшей российской столице.

С момента выхода на пенсию и до самой смерти Антонова носила почетное звание президента музея, созданное специально для нее.

Независимая журналистика стоит денег. Поддержите Times of Malta по цене кофе.

Поддержите нас

Ирина Антонова | Живые или мертвые?

\ u0418 \ u0440 \ u0438 \ u043d \ u0430 \ u0410 \ u043b \ u0435 \ u043a \ u0441 \ u0430 \ u043d \ u0434 \ u0440 \ u043e \ u0432 \ u043d \ u043 \ u0432 \ u043d \ u0430 \ u0432 \ u043d \ u0430 \ u0432 \ u043d \ u043 \ u043 u0432 \ u0430 родился 20 марта 1922 года в Москве.Она гражданка Советского Союза и России. Ирина Антонова получила образование на филологическом факультете МГУ. Получила докторских наук по истории искусства. Она умерла 30 ноября 2020 года в Москве от острого респираторного заболевания 2019-nCoV в возрасте 98 лет 8 месяцев.

Она была русским искусствоведом, директором ГМИИ им. А.С. Пушкина.

У Ирины Антоновой был один супруг: Евсей Ротенберг.

Ирина Антонова работала искусствоведом и директором музея.Она занималась историей искусства. Награждена кавалером ордена Почетного легиона, Командором искусств и литературы, орденом Октябрьской революции, орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени, орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом «За заслуги перед Отечеством». Отечество «III степени, орден« За заслуги перед Отечеством »IV степени, орден Трудового Красного Знамени, орден Дружбы народов, медаль« За оборону Москвы », медаль« Ветеран труда », Юбилейную медаль» «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Юбилейная медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Юбилейная медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Медаль » В память 850-летия Москвы », медаль« За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. », Заслуженный деятель искусств РСФСР, Орден« За милосердие », Юбилейная медаль« В память 100-летия ». Годовщина со дня рождения Владимира Ильича Ленина », Юбилейная медаль« Ти ». «Лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Юбилейная медаль «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Юбилейная медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Медаль » В память 800-летия Москвы », Орденом За заслуги перед Итальянской Республикой, Орденом Восходящего Солнца и Государственной премией Российской Федерации.У нее (были) следующие заболевания: болезнь Паркинсона.

Ирина Антонова занимала должность директора музея.

Также известна как Ирина Александровна Антонова.

В возрасте 98 лет умерла великая дама российских музеев Ирина Антонова | Культура

Известный знаток искусства эпохи Возрождения, харизматичная и яркая Ирина Антонова, известная многим как великая дама российских музеев, скончалась во вторник в возрасте 98 лет.Антонова, искусствовед, начала работать в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в 1945 году, а в 1961 году возглавила его, став первой женщиной-директором музея в стране. Он руководил учреждением более полувека, от жесткой культурной политики СССР или его краха до наших дней, самого длительного срока в мире. Несмотря на напряженность и ограничения холодной войны и корсет советского аппарата, Антонова, которая умерла от сердечных осложнений, усугубленных коронавирусом, смогла выставить важные художественные сокровища в Москве в полной изоляции от Советского Союза.

Воспользовавшись своей харизмой и связями в мире европейских музеев, Антонова добилась сенсационных на то время обменов. В 1974 году, при условии, что она будет выставлена ​​за пуленепробиваемым стеклом, ему удалось привезти Пушкину "Мона Лизу" Леонардо да Винчи из Лувра в Париже. На выставку выстраивались длинные очереди, и многие советские граждане ждали весь день или всю ночь, чтобы увидеть работу 15 секунд. Некоторые знали, что это их единственный шанс, учитывая жесткие ограничения на поездки.

Дочь высокопоставленного чиновника коммунистической партии, Антонова использовала свое положение в государственном аппарате, чтобы активизировать музей и добиться того, что в противном случае было бы немыслимо в стране, где «неофициальному искусству» было чрезвычайно трудно или оно было прямо запрещено. . Он даже сопротивлялся критике со стороны советского лидера Никиты Хрущева, который кричал на него во время выставки современного советского искусства, что его молодой внук лучше напишет некоторые из этих картин. «Нам разрешали делать то, что никогда не разрешалось в других местах», - рассказал он в документальном фильме о столетнем юбилее музея.

Когда он организовал выставку произведений Матисса, Леже или Ван Гога в Пушкине, он получил резкую критику со стороны экспертов, советских художников и зрителей. «Открывая шоу, я готовился к увольнению», - сказал он в недавнем интервью Forbes Russia. «Но были и люди, которые понимали, что время не останавливается», - сказал он.

Энергичная и привлекательная личность, она стала известна за пределами России, где прочитала десятки лекций. Она сблизилась с Марком Шагалом и пианистом Святославом Рихтером, а кадры ее поездки на мотоцикле по Москве с британским актером Джереми Айронсом, когда Антоновой было уже 80 лет, обошли весь мир.

В 2013 году она ушла из музейного управления и была назначена главным хранителем государственных музеев России. К тому же Пушкин тогда создал для нее должность президента. И он продолжал участвовать в деятельности центра, который теперь стал важным учреждением. Более обширный и разнообразный. Музейный комплекс, основанный богатыми купцами в 1912 году, представлял собой здание, сильно поврежденное бомбардировками во время Второй мировой войны и без отопления, когда прибыла Антонова. Сегодня в его состав входят Музей частных коллекций, Музей американского и европейского искусства и детский художественный центр.

У него также были противоречивые взгляды, например, когда он выступал против возвращения в Германию всех произведений искусства, присвоенных Советской Армией во время Второй мировой войны. «Вы не можете вторгнуться в страну и уничтожить корни ее культуры, как это сделали немцы. Это урок истории для всех », - сказала Антонова немецкой прессе в 2012 году, которая часто вспоминала, что она также обучалась на медсестру и работала с ранеными советскими солдатами в московских больницах. У Пушкина до сих пор есть произведения, на которые претендует Берлин.

Фольклор музеологов «Васладие» умирает

Даже в самые мрачные большевистские времена он принес мир изолированным русским людям.

Когда в «железном занавесе» открылись только бреши, он организовал выставки, которыми восхищались и музеологи из свободных стран. Он собрал великолепную коллекцию западных шедевров, но нельзя не отметить, что значительная часть сокровищ прибыла в Москву «армиями». Легенда гласит, что по указанию Сталина он сам участвовал в охоте за сокровищами в Берлине в 1945 году, но не давал прямого ответа на вопросы по этому поводу до конца своей жизни.В конце ноября коронавирус подхватил и «Васлади» музеологов в возрасте 98 лет. Ирина Антонова прослужила ГМИИ в Москве 75 лет, из которых более полувека руководила учреждением.

Пушкин проводит шоу

«Евреи« добровольно »передали свое имущество нацистам в обмен на свою жизнь, поэтому артефакты такого происхождения, как и добыча, по праву находятся в России», - пояснила Le Monde Ирина Антонова. в середине 1990-х, а если позже она избежала этого поворота, то и в его проявлениях, повсюду настаивала на том, что Москва законно владеет добычей Красной Армии.«Не думаю, что есть необходимость снова поднимать эту тему, которая давно решена на уровне закона. А тем, кто сейчас снова поднялся, чтобы выдвинуть требования, позвольте мне подвести итоги человеческих жизней и культурного ущерба, который они нанесли нашей стране в войне », - объяснил он в прошлом году, когда немцы выразили слабое намерение пересмотреть условия России. Некрологи, которые сейчас публикуются в мировой прессе, от The New York Times до Der Spiegel и художественных журналов, обсуждают его достижения, его исключительную роль в мировой культурной жизни, признают его заслуги, отдавая дань уважения его непримиримости и прикрывают пелену траура.В 1945 году только получив диплом музеолога, Сталин направил его в Пушкинский музей, где он служил 75 лет. Ирина Антонова провела несколько лет в Берлине со своими родителями перед войной, видя «западное» мировоззрение, открывая глаза, чувства и т. кстати знание трех западных языков. В 1961 году Хрущев назначил его директором, а затем пользовался доверием всех советских / российских руководителей, Брежнева, Горбачева или Ельцина. Его мероприятия, его выставки, без преувеличения можно сказать, он вызывал изумление, он смело стоял в вопросах, которые действительно не соответствовали духу времени.«Перед каждым дебютом я всегда был готов к расстрелу. Я знал об опасности представлять его, но также и продолжать скрывать работы Пикассо, Матисса, Леже, Ван Гога, Гогена », - сказал он недавно в американском интервью. Сотни тысяч людей выстроились в 1974 году, чтобы увидеть Мону Лизу - работы Леонардо В то время москвичи в самых смелых мечтах не думали, что такое исключительное сокровище искусства может дойти до них на строго закрытой границе. Антонова совершила чудо. 100 исключительных картин отправились из Метрополитен-музея в Нью-Йорке в Москву, и россияне смогли увидеть сокровища Тутанхамона, смело демонстрируя абстрактные и авангардные, кубистические, импрессионистические работы, работы русских и западных художников в течение долгого времени, а не испугался, когда в 1962 году Хрущев заревел, что его, вероятно, намазали ослиным хвостом.Одно из самых смелых его начинаний - «Москва-Париж 1900–1930» 1981 года, план которого ранее заявил на собрании директор престижной Третьяковской галереи, что такое событие может произойти только через его труп. «Мы не хотим мертвых, но у Пушкина спектакль», - заявила Антонова. С одобрения Брежнева, помимо работ Матисса, Пикассо и других великих французских художников, в него вошли величайшие русские авангардисты Шагал, Малевич, Кандинский.Антонова объявила себя исключительной, вымогая много уступок у большевистской администрации через свои связи. Он дружил с Шагалом; Традиционные декабрьские музыкальные вечера, организованные в сотрудничестве с пианистом Рихтером, стали исключительным событием не только для Москвы, но и для зарубежной элиты.

У меня нет ключа от подвала

В его биографии черная точка - это судьба артефактов, вывезенных в Советский Союз после войны. Он держал это в секрете, опровергая, что учреждение, которым он руководил, сохранит любую военную добычу.Однако в 1991 году на ARTnews выступили два российских искусствоведа Константин Акинса и Григорий Козлов. Новость взорвалась, как бомба: в Пушкинском музее хранится сокровище Трои, также известное как Приам. Антонова сразу же опровергла информацию, «насколько ей известно, ни одна из вверенных ей коллекций не содержит указанных предметов». В 1993 году российские власти официально подтвердили эту информацию. Для ознакомления с коллекцией в Москву был приглашен немецкий профессор. Антонова поздоровалась с ним и, не моргнув глазом, сказала: «У вас нет ключа от подвала.Во всяком случае, он ничего любопытному человеку не показывает, а ключ хранит человек, который сейчас находится в больнице. Вольф-Дитер Дубе рассказал эту историю Art Newspaper в декабре 1995 года. Мы никому ничего не должны, - сказала Антонова российской газете летом 1994 года. По его словам, немцы уничтожили собственность российских артефактов, а то, что было отобрано. потерялся в карманах торговли артефактами, распродано, поэтому немцы говорят правду, что у них ничего нет ... Мы не можем ничего вернуть, но мы не просто спрятали предметы, но мы позаботились об этом, мы также позаботился », - добавил он.В начале 1995 года выставка ГМИИ вызвала бурю. На стенах разместили 63 шедевра, которые считались разрушенными, но организаторы выставки «Спасенные вторично» постарались развеять любые надежды. На одной из главных стен, рядом с работой Домье «Восстание», висела записка: «Немцы снесли около четырехсот музеев. Россия считает себя вправе компенсировать потери в войне ». На стенах, среди прочего, висели картины Гойи «Карнавал на площади» (коллекция Герцога), «Эль Иоанн Креститель из Эль Греко» и «Голгофа на Веронезе» (коллекция Хатвани).Антонова, согласно сообщениям того времени, подтвердила слух о том, что выставленные работы составляли едва ли шестую часть «добычи», хранившейся в учреждении. В следующем году были представлены украшения Елены Прекрасной, то есть троянские сокровища, и когда американский музеолог напомнил ей о постоянном отрицании, Антонова просто подмигнула, вместо того чтобы ответить. Позже он утверждал, что его никто не спрашивал, а также сказал, что никто ничего не просил у контролируемого им учреждения. В 2002 году Антонова признала, что была допущена ошибка секретности.«После войны все знали, что часть награбленных артефактов досталась Пушкину, это следовало сделать открыто и немедленно разъяснить всей России в качестве компенсации за огромный ущерб». Следующая запоминающаяся цветная религия произошла в 2005 году. Герхард Шредер и Владимир Путин вместе поклонились на Красной площади в 60-ю годовщину окончания войны, а выставка в нескольких кварталах в залах Пушкинского музея выглядела почти как настоящая. послание мира. Было выставлено более 550 произведений искусства: греческая бронза, этрусские фигуры, фрагменты, римские фрески, прекрасно отреставрированные.Пять десятков лет работы реставраторов. Они приехали в Москву из берлинского бункера, чтобы потом десятилетиями пылиться в ящиках. «Это прекрасное доказательство наших благих намерений», - сказала Антонова, добавив: «Я не понимаю, почему это волнует людей, вместо того, чтобы признать огромную работу, которую мы проделали для восстановления этих объектов». «Военная археология - мы вытащили ее из забвения» - так называлась выставка.

Ему пришлось ехать

Однако Путин сломал нож в 2013 году. Это была не лучшая тактика, когда он пытался уговорить президента России перенести в Москву легендарные XIX-XX годы Сергея Щукина и Ивана Морозова.века, которая была национализирована после переворота большевиков в 1917 году. Картины были помещены в Государственный музей современного западного искусства в конце 1920-х годов, а после Второй мировой войны Сталин разделил коллекцию между Пушкиным в Москве и Эрмитажем в Санкт-Петербурге. Ошибка Сталина должна быть исправлена, сказала 91-летняя Антонова, которая думала, что материалы Эрмитажа также будут размещены в новом музее западного искусства, который вновь откроется под эгидой Пушкина. Однако он не учел, что возражения президента в Петербурге.Петербург, так директор Эрмитажа, нашел у Путина чуткие уши. Антонова должна была уйти, и, хотя ее возраст был очевидным объяснением, она не ушла на пенсию, стала президентом учреждения, и ее импульс остался прежним, а несогласие, как правило, увеличивало ее престиж на мировой культурной арене. Хотя преемница, потратив 700 миллионов долларов от правительства, Марина Лосак стала офицером, Антонова имела право голоса в планах и воспользовалась возможностью. Он путешествовал, строил отношения, принимал активное участие в планировании будущего Пушкина, посещал мероприятия.Летом 2019 года ГМИИ представил на великолепной выставке красивейшие произведения из коллекции Сергея Щукина, работы Моне, Дега, Писсарро, Ренуара, Сезанна, Ван Гога, Гогена, Пикассо, Матисса. Как генерал-победитель, Антонова следила за шумной толпой, включая руководителей Эрмитажа, Пушкина, членов правительства и Бернара Арно из фонда Vuitton, сыгравшего важную роль на набережной выставки. В возрасте 97 лет он выступал в Центре Помпиду в Париже, посвященный 40-летию памятной выставки Париж-Москва.Он появился в Национальном театре в Москве в октябре этого года на премьере спектакля о Михаиле Горбачеве, где сфотографировался с бывшим первым секретарем в элегантном костюме Шанель, на котором он носил некоторые из своих многочисленных наград.

Под защитой России

Миллионы исключительных ценностей попали под советскую / российскую «защиту» в качестве добычи из немецких, французских, голландских и, конечно же, венгерских коллекций. После падения Берлина русские не доверили коллекцию случайности, и был составлен список специалистов Академии наук СССР и Института Грабаря, на основе которого в июле 1945 года была запущена техника.Якобы буквально через несколько недель после начала берлинской операции директор ГМИИ Сергей Меркуров написал Сталину отчаянное письмо: «Вы должны вмешаться! Работы вражеского затапливающего музея. У нас только что появилась Мадонна, работа Рафаэля, прибыло 13 Рембрандтов, 8 Рубенса, 10 Тициана и Сокровище Приама ... У нас не хватает места, мы можем хранить только десятую часть. В 1945 году в крупных банках Будапешта хранилось в общей сложности около ста тысяч, в основном принудительных вкладов.В четырех учреждениях спрятано почти полмиллиона предметов - от картин Ренуара до мейсенской салатницы. О них без исключения «заботился» Комитет советских экономистов. Венгрия впервые смогла установить в 1972 году, что большая часть содержимого банковских сейфов, эвакуированных во время войны, действительно было спрятано на российской земле. В соответствии с соглашением, подписанным два десятилетия спустя, исследователи обнаружили в Москве около 130 картин венгерского происхождения, в том числе работы Тинторетто, Гойи, Веласкеса, Эль Греко, Риппл-Ронаи, наиболее ценные коллекции из коллекций Хатвани, Герцога, Корнфельда и Андраши. .произведения, которые до сих пор ценят московское гостеприимство. Мы ничего не отдаем и не хотим вести переговоры - предположительно, официальная позиция России была интерпретирована в выпуске Российской газеты от 28 января 2019 года. Статья была написана после того, как ее проветрили немецкие дипломатические круги, которые хотели пересмотреть судьбу артефактов, попавших в Советский Союз во время Второй мировой войны. Нынешняя ситуация исторически справедлива, соответствует российскому и международному праву, но, что более важно, она морально и этически корректна, нет необходимости отвергать ее - такова позиция России.«Прошлое закрыто, свершилось, судьбу менять не надо!» Они сказали в своем сообщении.

* Статья переведена на основе содержания Népszava сайтом nepszava.hu. Если есть какие-либо проблемы с содержанием, авторскими правами, оставьте, пожалуйста, отчет под статьей. Мы постараемся обработать как можно быстрее, чтобы защитить права автора. Большое спасибо!

* Мы просто хотим, чтобы читатели получали более быстрый и легкий доступ к информации с помощью другого многоязычного контента, а не информации, доступной только на определенном языке.

* Мы всегда уважаем авторские права на контент автора и всегда включаем исходную ссылку на исходную статью. Если автор не согласен, просто оставьте отчет под статьей, статья будет отредактирована или удалена по запросу автор. Огромное спасибо! С наилучшими пожеланиями!

Ирина Антонова Собственный капитал, Возраст, Биография, День рождения, Рост, Факты

Узнайте о Ирина Антонова Собственный капитал, биография, возраст, день рождения, рост, ранние годы жизни, семья, свидания, партнер, Wiki и факты.

Кто такая Ирина Антонова:

Ирина Антонова - известный директор ГМИИ им. А.С. Пушкина. Она родилась 20 марта 1922 года, место рождения - Москва.

На сайте « Buzzlearn.com » Ирина указана как успешный режиссер, родившаяся в 1922 году. Она также входит в список самых богатых людей России. Ее имя - Ирина, фамилия - Антонова.

Биография:

9015 Дата рождения
Bio / Wiki
Ф.И.О. Ирина Антонова
Род занятий Директор
Возраст 99
99
Место рождения Москва
Знак зодиака Рыбы
Страна Россия
Пол Женский

День рождения, возраст и знак зодиака:

День рождения Ирины Антоновой 20 марта 1922 года, она родилась в понедельник.Ей 99 лет. Солнечный знак Ирины - Рыбы, а ее цветок - Нарцисс и Жонкиль.

Двоичность
Дата рождения 20 марта
День рождения Понедельник
Год рождения 1922
Знак рождения Pisces
Способность и элемент знака рождения Мутабельная вода
Противоположный знак Дева

Рост, вес и физические данные:

Информация об измерениях кузова представлена ​​ниже:

Высота НЕТ
Масса НЕТ
Бюст НЕТ
Талия НЕТ
Бедро НЕТ
Цвет волос НЕТ
Цвет глаз НЕТ
Размер обуви НЕТ

Ранняя жизнь и семья:

Информация о семье
Имя родителей Неизвестно
Имя супруга Неизвестно
Имя детей Неизвестно
Количество детей Не доступен
Имя партнера НЕТ
Родственник (и) Имя НЕТ

Образование:

Образование Н / Д
Alma mater Н / Д
Университет Н / Д
Колледж Н / Д Колледж / A
Школа N / A

Ирина Антонова Состояние:

Чистый капитал или чистая прибыль Ирины Антоновой оценивается в 1–6 миллионов долларов.Она разбогатела на своей основной карьере режиссера.

Чистая стоимость 1 миллион - 6 миллионов долларов
Годовая зарплата На рассмотрении
Источник дохода Директор
Статус проверки состояния богатства

Жив или мертв?

По нашим данным, Ирина Антонова еще жива.

Краткие факты:

Вот несколько интересных фактов об Ирине Антоновой:

* Она родом из России.

* Ее зодиакальный знак - Рыбы, а стихия зодиака - Вода.

* Ее двойственность пассивна, а противоположный знак Солнца - Дева.

Часто задаваемые вопросы (FAQ):


Ссылка: Wiki и газеты.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *