Радикулопатия s1: причины, симптомы и лечение всех видов заболеваний в ФНКЦ ФМБА

Содержание

Многоликая радикулопатия | Remedium.ru

Радикулопатия, или корешковый синдром, – комплекс симптомов, сопровождающий повреждение корешка спинномозгового нерва в результате механического воздействия (сдавления).

Проявления радикулопатии включают 3 компонента:
•    боль
•    нарушение чувствительности в области иннервации пораженного корешка
•    слабость мышц, иннервируемых пострадавшим корешком

Причина радикулопатии в 90% случаев – грыжа межпозвонкового диска. К ней в свою очередь могут  привести остеохондроз или травма.

Более чем в 80% случаев при радикулопатии страдает поясничный отдел позвоночника.
•    В 48% – на уровне L5-S1
•    В 46% – на уровне L4-L5
•    В 6% – на других или на нескольких сразу уровнях пояснично-крестцового отдела.

Пояснично-крестцовая радикулопатия может стать основанием для временной нетрудоспособности в течение 1,5 месяца у каждого 3-го пациента.

Распространенность хронической боли в спине составляет от 24 до 56,7%. В каждом 10-м случае ее причиной становится радикулопатия. Наиболее часто она встречается в возрасте от 45 до 64 лет.

В 80% случаев боль удается купировать за несколько недель или месяц, в 20% – она принимает хроническое рецидивирующее течение.

Рациональная фармакотерапия радикулопатии предполагает восстановление поврежденных нервных волокон. С этой целью используют комплексные препараты, содержащие комбинацию нейротропных витаминов группы B в терапевтических дозировках.

Болевой синдром при радикулопатии представлен двумя компонентами – ноцицептивным и нейропатическим. Подход к лечению определяется степенью выраженности каждого из них.

Ноцицептивная боль
носит острый характер, имеет четкую локализацию, нет иррадиации, обусловлена действием конкретного повреждающего фактора на периферические болевые рецепторы.

Чтобы купировать ноцицептивную боль, применяют НПВС системного (Мовалис®, Найз® и др.) и местного (Вольтарен® Эмульгель®, Фастум® гель и др.) действия. Для улучшения результатов лечения в схему терапии включают также комплексные нейротропные препараты – например, такие как Мильгамма® (раствор для внутримышечного введения). Входящие в его состав витамины группы B обеспечивают анальгетический эффект, уменьшая потребность в НПВС и снижая вероятность обусловленных ими побочных эффектов. Кроме того, Мильгамма® оказывает непосредственное влияние на причину возникновения боли. В составе лекарственного средства:

•    Витамин B1 (100 мг) принимает участие в синтезе нейромедиаторов, способствует миелинизации нервных волокон, улучшает проведение нервных импульсов

•    Витамин B6 (100 мг) участвует в синтезе белка, нормализует соотношение процессов возбуждения и торможения в ЦНС, способствует поддержанию в ней микроциркуляции
•    Витамин B12 (1 мг) блокирует синтез медиаторов воспаления и боли, улучшает обмен серотонина, блокирует проведение болевых импульсов
•    Лидокаин (20 мг) за счет местного анестезирующего действия делает инъекции менее болезненными.

Нейропатическая боль чаще имеет длительное течение; жгучая, стреляющая, иррадиирующая; возникает в результате повреждения или нарушения функции нервной системы.

Для купирования нейропатической боли также успешно используют нейротропные комплексы, например безрецептурный препарат Мильгамма® композитум (драже). Его применение позволяет восстанавливать поврежденные нервные волокна и снижает частоту рецидивов. В составе лекарственного средства:

•    Бенфотиамин (100 мг) – жирорастворимая форма витамина B1, обладает более высокой биодоступностью, быстрее проникает в нервную ткань, улучшает протекающие в ней энергетические процессы
•    Витамин B6 (100 мг) усиливает действие антиноцептивных медиаторов (норадреналина, серотонина), улучшает синтез структурных элементов нервных волокон.
В комплексной терапии радикулопатии препарат Мильгамма® может быть назначен на первом этапе лечения, а Мильгамма® композитум – на втором для восстановления поврежденных нервных волокон.

Литература

1.    Данилов А.Б., Давыдов О.С. Нейропатическая боль, 2007.
2.    Manchikanti L, Singh V, Datta S, Cohen SP, Hirsch JA; Comprehensive review of epidemiology, scope, and impact of spinal pain. 2009 Jul–Aug;12(4):E35–70. 2005 Mar; 114(1–2):29–36.

3.    Подчуфарова Е.В., Яхно Н.Н. Боль в спине. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 368 с.
4.    Левин О.С. Современные подходы к диагностике и лечению боли в спине. – М., 2006. – 62.

Николай Литвак


Информационный портал Труд-Эксперт.Управление

Профессиональные пояснично-крестцовые радикулопатии в Республике Коми: структура, клиника, электрофизиология

9 июля 2013 г.

Методом сплошного исследования нами изучены данные обо всех случаях установленных профессиональных пояснично-крестцовых радикулопатий, состоявших на учете в Регистре на начало 2002 г. (342). Для оценки клинической картины были углубленно обследовали 49 мужчин с установленным диагнозом профессиональной пояснично-крестцовой радикулопатии.

 

Отмечена определенная диссоциация между результатами клинического (субъективного) и электронейромиографического (объективного) исследований. Пациенты жалуются на боли и нарушение чувствительности, но не было выявлено признаков вовлечения сенсорных структур при исследовании Н-рефлекса. Амплитуда М-ответа (p <= 0,01) и скорость проведения импульса (p <= 0,05) по малоберцовому и большеберцовому нервам были у пациентов достоверно снижены. Это может говорить о вовлечении спинномозговых корешков в патологический процесс, но по результатам исследования Н-рефлекса спинальные структуры сохранны.

 

Вертеброгенная патология встречается сре­ди населения всех возрастов, но ее пик прихо­дится на зрелый, трудоспособный возраст от 30 до 45 лет. Удельный вес неврологических прояв­лений дегенеративно-дистрофического пораже­ния позвоночного столба, по данным ряда авто­ров, составляет от 67 до 95 % всех заболеваний периферической нервной системы [1,2,5].
Суммация негативных эффектов, обусловленная преморбидным состоянием работников и воздействием производственной вредности, приводит к укорочению латентного периода формирова­ния патологических нарушений [4,6,8].
 
Целью настоящей работы было изучение ха­рактера и структуры профессиональных ради­кулопатий по данным Регистра Центра Госсанэ­пиднадзора и исследование клиники професси­ональных пояснично-крестцовых радикулопатий. Подобные исследования в Республике Коми ранее не проводились. В течение 1993 – 2003 гг. в регистр было вне­сено 407 пациентов с диагнозом: радикулопатия, включая больных с поражением шейных и пояс­ничных спинномозговых корешков. Следует от­метить, что большая часть этих пациентов (29,2%) имела на момент установления диагноза профес­сионального заболевания стаж работы в контак­те с основной производственной вредностью 20 – 25 лет. На втором месте по числу лиц, находящих­ся на учете в регистре с диагнозом радикулопа­тия, стажевая категория 15 – 20 лет (рис.
1).
 
Как видно на диаграмме, достоверно наибо­лее малочисленными являются стажевые кате­гории 5 – 10 и более 35 – 40 лет. Это вполне зако­номерно, поскольку у лиц с малым стажем рабо­ты в контакте с вредностью профессиональная патология еще не успевает развиться, а удель­ный вес работников стажевой категории 35 – 40 лет среди всех работающих довольно низок.
 
За десять лет (1993 – 2003 гг.) в Регистр цент­ра Госсанэпиднадзора было внесено 342 паци­ента с установленным диагнозом пояснично-кре­стцовой радикулопатии. Это около 10% от числа пациентов с профессиональной патологией, на­ходящихся на учете в регистре, 84,4% всех па­циентов с радикулопатиями. Интересно, что жен­щины и мужчины в группе пациентов с радику­лопатиями представлены с достоверно различ­ной частотой (4% и 96% соответственно). Сред­ний возраст пациентов в группе составил ± 0,42 года при колебаниях от 31 до 71 года. При этом средний возраст мужчин 47,96±0,42, что несколько меньше, чем средний возраст жен­щин (51,4±2,07).
Следует отметить, что в 183 слу­чаях диагноз был установлен в отделении профпатологии, в 159-ти – в НИИ за пределами Республики Коми. В ходе периодических меди­цинских осмотров выявлено только 118 случаев профессиональной патологии (34,5%), все ос­тальные случаи диагностированы при обраще­нии пациентов за медпомощью. В 155-ти случаях трудоспособность пациентов не была утрачена, что достоверно (р < 0,05) ниже числа пациентов с утраченной трудоспособностью.
 
Распределение пациентов с профессиональ­ными пояснично-крестцовыми радикулопатиями по возрастным категориям представлено на диаграмме (рис. 2).
 

 
Как видно на диаграмме, первое место среди изучаемых пациентов занимает возрастная ка­тегория 45 – 50 лет (26%), число больных в этой категории достоверно (р < 0,05) превосходит дру­гие возрастные группы. Примерно равное чис­ло больных в возрастных группах 40 – 45 и 50 – 55 лет. Число пациентов трудоспособного возра­ста достоверно превышает численность больных старше 60-ти лет (р < 0,01).
 
Интересно, что практически все пациенты с профессиональными пояснично-крестцовыми радикулопатиями (340 человек) являются работ­никами угледобывающих предприятий городов Воркута и Инта (примерно по 50 %). Только два пациента являются жителями г. Ухта. Таким об­разом, все обследованные являются жителями территорий Крайнего Севера, климатические условия, следовательно, могут усугублять воз­действие вредных производственных факторов на организм работающих.
 
Методом сплошного исследования были изу­чены данные о пациентах с установленным ди­агнозом профессиональной пояснично-крестцо­вой радикулопатии, обращавшихся в профцентр в 2001 – 2004 гг. Следует отметить, что по данным центра Госсанэпиднадзора удельный вес радикулопатии в общей структуре профессиональной патологии в Республике Коми составил 11,1% в 2002 г. и 15,2% в 2003 г. За этот период в услови­ях республиканского профцентра было обследо­вано более 200 больных с установленным диаг­нозом профессионального заболевания. Сред­ний возраст обследованных в профцентре паци­ентов с радикулопатией составляет 48,9 ±1,7 года (без достоверных отличий по возрасту от лиц с радикулопатиями по регис­тру), все они мужского пола, практически все – работники угольных предприятий г. Инта.
 
Для углубленной оценки клинической карти­ны профессиональной радикулопатии была обсле­дована группу из 49 пациентов с данной патоло­гией. Рандомизация достигалась методом случай­ного безповторного отбора из числа обследовав­шихся в указанный период. Проверка подтвер­дила достаточную репрезентативность выборки для проводимых исследований. Все пациенты тщательно обследовались: изучался соматический и неврологический статус, анализировались по­казатели лабораторных исследований, исследо­валось состояние опорно-двигательного аппара­та (по данным рентгенологического исследования, а в ряде случаев – по данным компьютерной то­мографии), проводилась электронейромиогра­фия, по показаниям – магнитно-резонансная то­мография головного и спинного мозга [3, 7].
 
Анализ клинической картины заболевания обследованных пациентов с профессиональной хронической пояснично-крестцовой радикулопатией, показывает, что наиболее частой жало­бой у пациентов были боли в пояснице 98% слу­чаев, (48 человек), на втором месте по частоте – боли в ноге (92%). На слабость пальцев стопы жаловалось, в общей сложности, не более трети больных (31%, 15 пациентов), слабость стопы в целом отмечалась только у двух пациентов.
  Из других нарушений больше всего беспокоило об­следованных онемение стоп (28,6%). Объектив­ная симптоматика чаще всего была представлена гипалгезией корешкового типа, преимуще­ственно в зоне иннервации корешков L5 – S1 (78 %, 38 пациентов). Интересно, что большин­ство больных указывают на гипалгезию в зоне иннервации корешка L5 (85,7 % больных с нару­шением чувствительности), реже отмечена заинтересованность корешка S1 (54 %).  
Только в од­ном случае отмечена гипестезия в зоне иннер­вации L4. Примерно с такой же частотой, как чув­ствительные нарушения, отмечалось снижение или даже выпадение рефлексов (рефлекса с ахиллова сухожилия — в 53 % случаев, коленно­го рефлекса — в 22 % случаев). Симптомы натя­жения выявлялись примерно у половины паци­ентов (25 человек), при этом во всех случаях они были выражены слабо (симптом Ласега с угла 60°) — у 16-ти человек (32,7 %), или умеренно (9 пациентов, 18% обследованных). Умеренная болезненность паравертебральных точек опре­делялась у 30 % больных. Такие признаки, как ги­потония или гипотрофия мышц голени отмече­ны только у 3-х пациентов каждый (6 %).
 
Электронейромиографическое исследование, по данным заключения, подтвердило преимуще­ственную заинтересованность корешков L5 — S1 в патологическом процессе (57 % пациентов). Отме­чены также признаки аксонального повреждения большеберцового нерва (28,6 %) и признаки одно­временного аксонального поражения малоберцо­вого и большеберцового нервов (25 %).
 
Реже встре­чаются электронейромиографические признаки изолированного поражения корешка S1 (14,3 %), поражение только малоберцового нерва (10,7 %), признаки заинтересованности корешка L4 (7 %), полисегментарное поражение (3,5 %). Анализ ко­личественных характеристик показывает, что средняя амплитуда М-ответа при дистальной сти­муляции малоберцового нерва у пациентов была достоверно (p < 0,001) снижена и составляла 48,1±0,23 мВ с достаточным уровнем надежнос­ти.
 
Снижение амплитуды отмечено у 82% паци­ентов. Скорость проведения импульса по данно­му нерву также снижалась, составляя 46,3±0,97 м/с (высокий уровень точности) и дос­товерно (p < 0,05) отличаясь от нормальных пока­зателей. Уменьшение скорости проведения отме­чено в 71 % случаев.
 
Исследование амплитуды от­вета, полученного при стимуляции большеберцо­вого нерва, показало, что средняя величина ее со­ставляет 4,6±0,43 мВ, что также достоверно (p < 0,01) ниже нормы. Снижение амплитуды от­мечено у 61 % обследованных.
 
Скорость проведе­ния импульса по этому нерву также снижалась. Ее величина составила, в среднем, 43,1±0,6 (вы­сокий уровень точности) и достоверно (p < 0,01) от­личалась от нормальных показателей. Снижение скорости проведения зарегистрировано у всех об­следованных пациентов. Значительное и достовер­ное снижение амплитуды М-ответа, в особеннос­ти, в дистальных отделах при относительно не­большом снижении скорости проведения импуль­са свидетельствует об аксональном поражении.
 
Вовлечение в патологический процесс двух не­рвов, формируемых волокнами L4 – S3 и L4 – S2 ко­решков, свидетельствует в пользу корешкового и против неврального поражения. Однако среднее значение латентности при регистрации Н-рефлекса составило 29,8±1,25 мс, что укладывается в пределы нормальных показателей (верхняя гра­ница нормы), говорит об относительной сохран­ности спинальных структур и не свидетельствует о глубоком поражении корешков спинного мозга.
 
Анализ вышеизложенного позволяет гово­рить, что среди жалоб больных с профессиональ­ными радикулопатиями преобладают трудно объективизируемые жалобы на боли и наруше­ние чувствительности. При этом симптомы натя­жения регистрируются только у половины боль­ных, а определенная их выраженность зарегист­рирована только в 18% случаев. Электронейромиографическое исследование зафиксировало достоверное снижение амплитуды М-ответа и скорости проведения импульса по волокнам ма­лоберцового и большеберцового нервов у боль­шинства пациентов, что может свидетельствовать в пользу вовлечения корешков спинного мозга.
 
В то же время нормальные показатели латентности Н-рефлекса говорят об относительной сохранно­сти спинальных структур, не выявляют наруше­ний проведения по чувствительным волокнам и двигательным и несколько противоречат заклю­чению о корешковом поражении.
Таким образом, среди па­циентов с профессиональными пояснично­крестцовыми радикулопатиями, достоверно (р < 0,01) преобладают мужчины. Большую часть обследованных составляют больные тру­доспособного возраста, их число достоверно (р < 0,05) превосходит число пожилых.

Число пациентов с утраченной трудоспособностью достоверно (р < 0,05) превосходит количество трудоспособных больных. Имеется определен­ная диссоциация между результатами клини­ческого (субъективного) и электронейромиографического (объективного) исследования. Несмотря на преобладание жалоб, свидетель­ствующих о нарушениях чувствительности (боли, парестезии, гипестезия) данные иссле­дования Н-рефлекса не выявляют признаков заинтересованности чувствительных образо­ваний. Наряду с достоверным снижением ам­плитуды М-ответа (р < 0,01) и скорости прове­дения импульса (р < 0,05) по волокнам малобер­цового и большеберцового нервов у большин­ства пациентов, что может свидетельствовать в пользу вовлечения корешков спинного моз­га, отмечаются признаки относительной со­хранности спинальных структур и прокси­мальных волокон нервов по результатам иссле­дования Н-рефлекса.
 

Г.О. Пенина, С.Н. Заславский,
Коми филиал КГМА (Сыктывкар) ГУ РК «Поликлиника» (Сыктывкар)

 
Литература
 

1. Алтунбаев Р.А. «Остеохондроз» или «ради­кулит»? (опыт подхода к терминологической ди­лемме) / Р.А. Алтунбаев // Неврологический вес­тник. – 1996. – Т. XVIII, Вып. 1 – 2. – С. 44 – 50.
2. Беленький А.Г. Дорсалгии при дегенера­тивных заболеваниях позвоночника / А.Г. Бе­ленький // РМЖ. – 2002. – Т. 10, №22. – С. 412 – 414.
3. Зенков Л.Р. Функциональная диагностика нервных болезней / Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин. – М.: Медицина, 2002. – 640 с.
4. Критерии диагностики начальных форм профессиональных заболеваний: Метод. Посо­бие № 10/132 от 23.11.1990 г. МЗ СССР.
5. Парфенов В.А. Боли в спине и их лечение мидокалмом / В.А. Парфенов, Т.Т. Батышева // РМЖ – 2002. – Т. 10, №22. – С. 417 – 419.
6. Профессиональные заболевания / Н. Ф. Измеров, А.М. Монаенкова, Л.А. Тарасова // Под ред. Н.Ф. Измерова. – М.: Медицина, 1996. – Т. 1. – 336 с.
7. Электромиография в диагностике нервно­мышечных заболеваний / Б.М. Гехт, Л.Ф. Касат­кина, М.И. Самойлов, А.Г. Санадзе. – Таганрог: Изд. ТРТУ. – 1997. – 370 с.
8. Troup J.D.G. Causes, prediction and prevention of back pain at work / J.D.G. Troup // Scand. J. Work Environ. Health. – № 10. – P. 419 – 428.
 
Источник: Бюллетень ВСНЦ СО РАМН, № 3 (49), 2006

Пташников Дмитрий Александрович » ДДЗП — Клинический случай 3

Больная Д., 19 лет (2013г)
Диагноз: Спондилолизный антеспондилолистез L5 3ст. Стеноз позвоночного канала на уровне L5-S1. Радикулопатия S1. Вертеброгенный болевой синдром.

Жалобы: на тянущие боли, в области ягодиц, с 2-х сторон. Иррадиация по задней поверхности бедер, голеней с 2-х сторон при наклоне. Онемение в нижних конечностях по задней поверхности, с 2-х сторон. Периодическая слабость в ногах при длительном вертикальном положении, статических позах.

Анамнез заболевания: В 13 лет падение на ягодицы, после чего появилось ограничение при наклоне туловища вперед и тянущие боли в ногах. Выполнила Rg ПКОП – диагностирован спондилолизный спондилолистез L5 3ст. Лечение консервативное (массаж), динамика незначительная положительная. На контрольном МРТ – спондилолизный антеспондилолистез L5 3ст., стеноз позвоночного канала на уровне L5-S1, левосторонний сколиоз. Консультирована в РНИИТО, рекомендовано оперативное лечение.
Локальный статус: Мышечная сила в верхних и нижних конечностях в N. Физиологические рефлексы с рук в норме, с 2-х сторон, в ногах снижены. Патологических рефлексов нет. Чувствительность – легкое нарушение чувствительности по типу гипестезии S1 с 2-х сторон. Радикулопатия по S1 с 2-х сторон.

Операция: металлоостеосинтез пояснично-крестцового отдела позвоночника (L5-S1) транспедикулярной системой Expedium «DePuy». Декомпрессия дурального мешка и спинномозговых корешков. Редукция тела L5 позвонка. Дискэктомия L5-S1 из заднего доступа. Задний спондилодез аутокостью. Кровопотеря: 350мл. Продолжительность: 3 часа 20 мин.

Послеоперационный период протекал гладко. Активизирована на 1-е сутки после операции. Дренажи удалены на 2-е сутки. После стабилизации показателей крови и эпитализации послеоперационной раны, на 9-е сутки выписана на амбулаторное наблюдение.

На контрольном осмотре через 6 месяцев – болевой синдром только при длительных нагрузках, пациентка проходит реабилитацию (плавание, аквааэробика, ЛФК).

На контрольном осмотре через 1 год – болевой синдром не беспокоит, статика и биомеханика позвоночника восстановлены, больная продолжает проходить профилактическую реабилитацию (бассейн). Трудоустроена, ведет привычный образ жизни.

Радикулопатия, спондилолистез. – Отвечают врачи

Здравствуйте!

В 2008 году сделал МРТ, заключение:

Антелистез позвонка L5 (0,5 см), возможно на фоне спондилолиза. Ретролистез L4 (0,6 см). Поясничный остеохондроз с поражением позвоночных двигательных сегментов L4-5, L5-S1 (диффузная протрузия дисков до 0,6 см). Спондилоартроз. Не исключается компрессия корешков спинно-мозговых нервов на уровне межпозвоночных отверстий L4-5 и L5-S1. Для уточнения костной структуры дуги позвонка L5 рекомендуется КТ.

 

После этого обращался к неврологу и стоял у него на учете, так же был на консультации у нейрохирурга. Всего до сегодняшнего момента был примерно 10 раз.

 

В 2009 врачи в ВК так и не смогли вынести решения, т.к. врач в районном ВК поставил 26 ст, а в областном поставили 28 ст и сказали полечится 3 месяца, т.к. нет дигноза радикулит.

 

В итоге , после визита в военкомат, мой лечащий врач поставил диагноз “Дискогенная радикулопатия L5-S1 обострении”.

 

В марте 2011 опять пошел к неврологу, который направил меня на МРТ, заключение:

МР-картина дегенеративно-дистрофических изменений пояснично-крестцового отдела позвоночника. Истинный (?) спондилолистез L5 позвонка I-II ст, смещение относительно S1 0,8 мм (27%). Грыжи дисков L4-S1 (0,55 см). Для уточнения состояния костных структур (наличие спондилолиза L5 позвонка) целесообразно выполнения КТ (L4-S1).

 

Недавно опять был в военкомате, хирург посмотрел заключение и сказал, т.к. ты лечился у невролога, то к ней и обращайся. И сказал, что его не интересует МРТ, а тока рентген, хотя спондилолистез, на сколько я понял, это по его части.

Невролог с горем пополам дала акт и направление, но сказала чтобы я просил невролога в больнице, куда меня направляют с актом, чтобы он обязательно направил меня на КТ. Не знаю на сколько это реально, чтобы от военкомата отправляли на такие обследования? Уважаемые врачи, подскажите какие шансы по таким диагнозам и на кого больше давить на невролога с радикулопатией или на хирурга со спондилолистезом и есть ли какие шансы? В армию с такой спиной не хочется идти, можно и инвалидом остаться, а кто будет нести за это ответственность?

Спасибо.

Случай лечения секвестрированной грыжи диска с радикулопатией

Над описанием клинического случая, представленного доктором Шестакова А. Г., работали литературный редактор Юлия Липовская, научный редактор Сергей Федосов

НеврологCтаж — 28 летКандидат наук

«Прима Клиника»

Семейная клиника «Доктор Анна» на Миклухо-Маклая

Медицинский центр «Сити Клиник» на Новокузнецкой

Дата публикации 12 октября 2019 г.Обновлено 2 июня 2021

Вступление

В клинику «Витерра» весной 2019 года обратилась женщина 37 лет.

Жалобы

Пациентка жаловалась на выраженные боли в пояснично-кретцовом отделе позвоночника. Сильнее всего болело справа, в месте послеоперационного шва. Также у женщины немела задняя поверхность левой ноги, особенно стопа, эту ногу «сводило» и тянуло, в стопе ощущалась слабость. Пациентка характеризовала боль как острую, простреливающую, иногда тянущую или похожую на электрический разряд. Движения в поясничном отделе позвоночника были сильно ограничены, сидеть было невозможно.

Боль усиливалась при минимальных движениях, наклонах, смене положения. Обезболивающие препараты облегчали состояние на 20–30 минут, хотя полностью её не устраняли.

Анамнез

Боли в спине беспокоили около 5 лет. В феврале 2016 года из-за стойкого болевого синдрома попала в НИИ неврологии. При исследованиях была обнаружена причина боли и онемения левой ноги — секвестрированная грыжа диска L5–S1. Это самая тяжёлая форма поражения межпозвонкового диска, при котором оболочки диска разрываются и его содержимое выпадает в позвоночный канал.

21 марта 2016 года пациентка перенесла операцию по декомпрессии позвоночного канала на уровне L5–S1. Грыжу межпозвонкового диска слева удалили с эндоскопической видеоассистенцией. Спондилодез (обездвиживание смежных позвонков) был выполнен с помощью кости пациентки.

После операции 1–2 раза в год женщина отмечала ухудшение состояния при физической нагрузке и переохлаждении. Сейчас ходит в корсете. Утром в день обращения, когда снимала корсет, потеряла сознание из-за сильной боли (потемнело в глазах, появилась ватность в конечностях).

Хронические заболевания отрицает. Сознание потеряла впервые в жизни на фоне сильной боли.

Обследование

При осмотре патологий органов и систем не выявлено. В неврологическом статусе обращает на себя внимание выпадение ахиллова (пяточного) рефлекса слева. Это значит, что в ответ на удар молоточком по пяточному сухожилию отсутствует реакция икроножных мышц.

Объём движений в поясничном отделе позвоночника резко ограничен из-за выраженной боли. Умеренно снижена чувствительность по заднебоковой и нижнебоковой поверхности левой ноги и в 4–5 пальцах левой стопы. Отмечаются сильные боли и дискомфорт при пальпации (прощупывании) остистых отростков L3–L5–S1 и области вокруг них, мышцы спины сильно напряжены.

Офтальмолог при исследовании глазного дна выявил поражение сосудов сетчатки. Клинический анализ крови и биохимические показатели в пределах нормы.

По результатам электроэнцефалографии (ЭЭГ) типичной эпилептиформной активности и признаков патологического очага не зарегистрировано.

Флеболог при осмотре выявил умеренную клапанную недостаточность глубоких вен левой голени. Диагностирована хроническая венозная недостаточность 1–2 ст. Пациентку осмотрели гинеколог, маммолог и уролог — противопоказаний к физиотерапии и массажу не выявлено. ​

Диагноз

Вертеброгенная радикулопатия S1 слева (раздражение нервов из-за сдавления корешка спинного мозга), обострение. Стеноз (сужение) позвоночного канала на уровне L5–S1. Состояние после оперативного лечения от 21 марта 2016 года. Выраженный болевой и мышечно-тонический синдромы. Состояние после обморочного состояния на фоне болевого шока.

Лечение

Пациентке был назначен курс инфузионной терапии (сосудистых капельниц), миорелаксанты, препараты, улучшающие проводимость по нервному волокну и восстанавливающие миелиновую оболочку (оболочку нервных волокон). Курс лечения — 10 дней с последующим переходом с капельниц на таблетки.

Паравертебрально (около места выхода нервных корешков) и дополнительно по болевым точкам вводилась аутоплазма (пять сеансов). Также паравертебрально вводили препараты гиалуроновой кислоты (пять сеансов). Пациентка прошла курс физиолечения и массажа нижней конечности и поясницы, занималась ЛФК в домашних условиях.

Через три дня пациентка отметила, что боль уменьшилась, через пять дней увеличился объём движений в поясничном отделе позвоночника. После 10-дневного курса лечения боль прошла полностью, движения стали свободными, восстановилась чувствительность в левой ноге. Пациентка смогла сидеть, отёчность левой ноги прошла.

Через месяц пациентка прошла инъекционный курс хондропротективной терапии. Начала посещать бассейн, заниматься с инструктором ЛФК. На этом фоне боли не повторялись.

Заключение

Клинический случай подтверждает сложности в лечении и реабилитации пациентов после операции по удалению грыжи диска. Интересной особенностью явился быстрый и полный эффект от проводимого лечения без использования нестероидных противовоспалительных средств, антидепрессантов и антиконвульсантов.

Где пациенты с одноуровневой радикулопатией, подтвержденной МРТ, испытывают боль и какова клиническая интерпретация этих паттернов боли? Поперечное исследование диагностической точности | Хиропрактика и мануальная терапия

В этом перекрестном исследовании диагностической точности использовались два источника данных: (Часть 1 – Характер боли) был проведен вторичный анализ исходных данных, собранных в ходе рандомизированного контролируемого клинического исследования (РКИ), и (Часть 2 – Клиническая полезность) были проспективно собраны данные для измерения различительной способности выявленных паттернов боли.

Часть 1 – боли

Выборка пациентов

Данные простого слепого РКИ были проспективно собраны в Медицинском отделении Центра позвоночника Южной Дании, который является амбулаторным отделением больницы вторичной медицинской помощи. Подробные описания процедур испытаний были опубликованы в другом месте [14]. Вкратце, последовательные пациенты были включены в период с ноября 2000 г. по декабрь 2001 г., если они были в возрасте от 18 до 65 лет и имели все следующие признаки: корешковая боль до колена или более дистальнее в одной или обеих ногах, боль в ногах > 3 на 1-й шкале. 10-балльная шкала при первом посещении клиники и продолжительность радикулопатии от 2 недель до 1 года.Пациенты были исключены, если они не могли участвовать в протоколе реабилитации, имели опухоль позвоночника, перенесенные операции на позвоночнике, были беременны или если их состояние здоровья было связано с каким-либо незавершенным судебным процессом. Информированное согласие было получено от всех отдельных участников, включенных в исследование.

На исходном уровне был собран анамнез и проведено тщательное физикальное обследование позвоночника и нижних конечностей, включая оценку парестезии, анестезии, поднятия прямой ноги, рефлексов и мышечного тестирования, проведенное для всех пациентов одним и тем же эксперт, который не знал о назначении лечения.Пациенты самостоятельно заполняли анкету, которая включала изображения боли в передней и задней частях тела. На исходном уровне почти у всех (95%, n = 172) пациентов было от двух до четырех положительных неврологических симптомов (гипоалгезия, снижение рефлексов, мышечная слабость, положительный результат теста с поднятием прямой ноги), в среднем 2,8 признака .

Сразу после базового клинического обследования все участвующие пациенты также прошли МРТ-обследование, которое было получено в открытом низком поле 0.2 T, аппарат МРТ с использованием катушки для поверхности позвоночника. Пациенты находились в положении лежа на спине с вытянутыми бедрами и коленями, создавая небольшой поясничный лордоз.

Протокол визуализации состоял из одного локализатора и четырех последовательностей визуализации:

  • Последовательность локализатора, 40/10/40 (TR/TE/угол поворота), два коронарных и три сагиттальных изображения в ортогональных плоскостях, одно получение за 32 с.

  • Сагиттальное Т1-взвешенное спиновое эхо, 621/26 (TR/TE), матрица 144 × 256, поле зрения 300 мм и 11 срезов по 4 мм, фактор расстояния 0.20, два приобретения за 6:01 мин.

  • Сагиттальное Т2-взвешенное турбо-спин-эхо, 4609/134 (TR/эффективная TE), матрица 210 × 256, поле зрения 300 мм и 11 срезов по 4 мм, фактор расстояния 0,20, две регистрации за 8:42 мин.

  • Аксиальное Т1-взвешенное спиновое эхо, 720/26 (TR/TE), матрица 192 × 256, поле зрения 240 мм и 15 срезов по 5 мм, фактор расстояния 0.25, два приобретения за 8:49 мин.

  • Аксиальное Т2-взвешенное турбо-спин-эхо, 6415/134 (TR/эффективное TE), матрица 180 × 256, поле зрения 250 мм и 15 срезов по 5 мм, коэффициент расстояния 0,25, одно измерение за 7:49 мин.

  • Было выполнено

    аксиальных изображения на трех нижних поясничных уровнях. Если протрузии присутствовали на более высоких поясничных уровнях, выполнялись соответствующие дополнительные аксиальные серии.

Аксиальные последовательности (как Т1, так и Т2-взвешенные), которые играют центральную роль в диагностике грыж и компрометации нервных корешков, были выполнены на трех нижних уровнях у всех пациентов (по пять изображений на каждом уровне). Если имелись грыжи или компрометация нервных корешков на уровнях в верхнем поясничном отделе позвоночника, на этих уровнях выполнялись дополнительные аксиальные секвенции. Толщина среза составляла 5 мм для аксиальных изображений, чтобы компенсировать низкое отношение сигнал/шум из-за меньшего поля зрения по сравнению с сагиттальными последовательностями, для которых использовались срезы толщиной 4 мм.Было получено от 16 до 24 срезов, в зависимости от размера человека.

Все МРТ были оценены одним и тем же консультантом-радиологом, который имел опыт использования стандартизированного протокола исследования для описания поражений диска [15] и не знал клинических характеристик каждого пациента. Межпозвонковые диски были классифицированы как: нормальные, выбухающие, фокальные протрузии, протрузии с широким основанием, экструзии и секвестрации на основании классификации Американского общества рентгенологов того времени [16, 17].В предыдущем исследовании, включавшем оценки того же консультанта-рентгенолога , воспроизводимость повторного тестирования локализации грыжи диска с использованием этого протокола составила каппа 0,72 (0,55–0,89) [15]. Спинальный уровень сдавленного нервного корешка определяли по вертебральному расположению аксиального среза, сагиттальному расположению поражения диска и расположению нервного корешка относительно других на этом позвоночном уровне. Компрометация нервного корешка была классифицирована как; отсутствие контакта, контакт, смещение, компрессия нервного корешка. Повторная воспроизводимость определения поражений нервных корешков с использованием этого протокола составила каппа 0,82 (0,70–0,94) [18].

Рисунки боли

Пациентов попросили указать распределение их боли, нарисовав диаграмму боли. Затем их рисунок обсуждался с исследователем, чтобы убедиться в его понимании, точности и в том, что онемение и парестезия не были зарегистрированы как боль. Поскольку почти все пациенты рисовали линиями и/или зигзагами, перед электронным сканированием диаграммы боли общая болезненная область была очерчена путем ручного заполнения областей с соблюдением ее внешних границ (рис.1).

Рис. 1

Пример оригинального рисунка боли одного пациента и после того, как он был очерчен вручную

Каждый рисунок боли был отсканирован в электронное изображение с помощью стандартизированного процесса: (i) все рисунки были физически одного размера, (ii) они были оцифрованы с использованием одного и того же высококачественного сканера, откалиброванного с теми же настройками, (iii) все рисунки, указывающие на одностороннюю левостороннюю боль, были зеркально отражены, так что все рисунки указывали на правостороннюю боль, (iv) все электронные изображения пациентов с одинаковыми Подтвержденная МРТ грыжа диска была импортирована в единый многослойный (композитный) файл Adobe Photoshop CS3 (Adobe Systems Incorporated, Сан-Хосе, Калифорния, США).Каждый составной файл для конкретного уровня диска был окрашен в оттенки серого, а общая прозрачность каждого слоя была откалибрована таким образом, чтобы общая плотность всех слоев в сумме составляла 100%. Таким образом, плотность (темнота) областей боли в серой шкале на составных изображениях была репрезентативной для доли пациентов, которые описали боль в этой области.

Поскольку в выборке оказалось всего 5 пациентов с раздражением нервного корешка L4, и поскольку мы посчитали, что их слишком мало для репрезентативности, составные изображения были созданы только для нервных корешков L5 и S1.Эти составные изображения сравнивали с двумя распространенными изображениями дерматомы, изображениями Шеррингтона [19] и Кигана и Гарретта [20], и выносили субъективное суждение об их сходстве. Мы адаптировали критерии Murphy et al. [11], которые расценивали комплексный болевой паттерн как недерматомальный, если основная общность распределения боли не находилась в пределах области, предложенной диаграммой дерматома для представления кожного распределения пораженного нервного корешка. Наша адаптация заключалась в том, чтобы субъективно судить о доле основного общего, которое содержалось в дерматоме.Как Ранкин и др. [13] обнаружили, что психологический дистресс минимально влиял на полезность распределения боли у пациентов для классификации вертебрального уровня радикулопатии, поэтому в нашем исследовании наличие психологического дистресса не было критерием исключения, так что выборка была бы более репрезентативной. обычный спектр пациентов в клинической практике.

Из первоначальных 181 пациента, участвовавших в РКИ, в это исследование были включены карты боли 93 пациентов.Причинами исключения были: многоуровневые поражения диска, наблюдаемые на МРТ, или поражение нервных корешков L4. Рисунок боли и МРТ были получены в тот же день.

В текущем исследовании эталонным стандартом было эмпирически полученное распределение боли при односегментарной радикулопатии. Это исследование не стремилось определить связь между эталонным стандартом заранее определенных, общепринятых кожных распределений и наличием клинических данных или результатов МРТ, таких как предпринятые Beattie et.и др. (2000) [10]. Вместо этого мы использовали эмпирический подход, «позволив рисованию боли говорить за себя», когда все рисунки боли для МРТ и клинически подтвержденной односегментарной радикулопатии вносили свой вклад в коллективный образ, который определял распределение боли на уровне этого нервного корешка. Только тогда мы искали связь с общепринятыми дерматомами. Эти два способа исследования касаются разных исследовательских вопросов.

Часть 2 – клиническая полезность

В этом контексте мы используем термин «клиническая полезность» для обозначения степени, в которой тест способен улучшить результаты для здоровья [21, 22].

Образец клинициста

Участниками этого компонента были 18 клиницистов – шесть физиотерапевтов, шесть врачей и шесть хиропрактиков, специально отобранных из удобной выборки в Медицинском отделении Центра позвоночника Южной Дании, так что каждой из трех групп. На основании нашей оценки размера выборки (см. ниже) участникам каждой группы была поставлена ​​задача классифицировать, какие из 53 случайно выбранных индивидуальных карт боли относятся к пациентам с радикулопатией L5 или S1.Клиницистам было известно, что больничные листы получены от пациентов с радикулопатией L5 или S1, но они были слепы ко всей другой клинической информации об отдельных пациентах. Это был дихотомический выбор для клиницистов, так как все из 53 случайно выбранных пациентов (26 с радикулопатией L5 и 27 с радикулопатией S1) имели МРТ и клинически подтвержденную одноуровневую радикулопатию с вовлечением только одного из этих нервных корешков. Блок-схема исследования показана на рис. 2.

Рис. 2

Однако условия тестирования в группах были разными.Группе 1 не показывали составные карты боли, и поэтому классифицировали карты боли на основе своего предыдущего опыта . Группа 2 изучала составные карты боли в течение 2  минут, а затем выполнила задание , используя комбинацию своего предыдущего опыта и памяти составных рисунков . Группа 3 может относиться к составным картам боли при классификации каждой отдельной карты боли. Этот дизайн позволил проверить дискриминационную способность выявленных паттернов боли, поскольку знания групп о паттернах боли варьировались от отсутствия знаний до видимых паттернов боли, поскольку они классифицировали каждого пациента как вероятного пациента с радикулопатией L5 или S1. . Наша гипотеза заключалась в том, что воздействие болевых паттернов повысит дискриминационную способность клиницистов. Последовательность диаграмм боли была рандомизирована с использованием Microsoft Excel (Microsoft Corp, Redmond, WA, USA). Оценки нервных корешков каждого врача сравнивались с фактическим уровнем радикулопатии для каждого пациента, и эти данные дважды вводились в систему управления данными Epidata (Epidata 3.1, The EpiData Association, Оденсе, Дания) двумя научными секретарями.

Расчет размера выборки

Используя формулу Альтмана, мы провели исследование для произвольного определения разницы между 80% правильными оценками одной группы и 70% правильными оценками второй группы с мощностью 80% [23].

Выбор мощности исследования для выявления разницы в 10% был основан на нашем мнении, что меньшие различия между группами вряд ли будут иметь клиническое значение. Результирующий размер выборки, необходимый для обнаружения этой разницы, составил 294, поэтому мы собрали 318 оценок в каждой из трех групп (53 оценки от 6 наблюдателей), что в совокупности составило 954 оценки по трем группам.

Сравнения

Доля правильных оценок для каждой клинической группы была рассчитана и протестирована на наличие значимых различий между группами с использованием доверительных интервалов, скорректированных Бонферрони [24].Уровень альфа для каждого сравнения определяли с использованием следующего расчета: «альфа/количество сравнений» = (n x (n-1))/2. Поскольку было проведено 3 парных сравнения, альфа-уровень для любого парного сравнения был сброшен до (0,05/3) = 0,017. Выводные доверительные интервалы скорректированы по методу Бонферрони, так что, если между сравниваемыми доверительными диапазонами не происходит численного перекрытия, можно сделать вывод о разнице между пропорциями с достоверностью 95%, и они были рассчитаны с использованием Microsoft Excel (Microsoft Corp, Редмонд, Вашингтон, США).

Была рассчитана доля клиницистов, которые правильно классифицировали, была ли радикулопатия у каждого пациента вызвана раздражением нервных корешков L5 или S1, а также были рассчитаны чувствительность, специфичность и отношение правдоподобия их суждений. Потенциальную разницу в точности классификации клиницистов между уровнями нервных корешков исследовали с помощью теста Манна-Уитни-U (IBM SPSS v19, Армонк, Нью-Йорк, США). Каждая МРТ была закодирована, и клиницисты делали дихотомический выбор между уровнями нервных корешков (L5 или S1).Любые случаи с отсутствующими ответами были исключены из анализа.

Спонтанная боль в пояснице, радикулопатия и слабость у 28-летнего мужчины

История

Неделю назад у 28-летнего рентгенолога спонтанно развился знакомый дискомфорт в пояснице. Он указал, что в среднем он испытывает один приступ боли в спине ежемесячно, который длится около одной недели и проходит спонтанно. Эта недавняя вспышка не проходит, как ожидалось. Пациент отметил, что его профессия рентгенолога требует от него сидеть в самом неудобном положении и носить свинцовый фартук в кабинете рентгеноскопии.Он продолжал работать в полную силу без явного стресса, несмотря на дискомфорт.

Физикальное обследование

Пациент — хорошо развитый, упитанный, белый мужчина, бдительный и ориентированный x3. Он ходит неанталгической походкой и не испытывает явного беспокойства. Дискогенные провокационные маневры, в том числе раскачивание таза и длительное сгибание бедра, усугубляют его дискомфорт. Признаки натяжения твердой мозговой оболочки не являются провокационными. У него умеренное ожирение, и в прошлом у него был значительный медицинский анамнез, связанный с спортивным участием в футболе, метании копья и поднятии тяжестей.

Предварительное лечение

Пациент самостоятельно лечил себя упражнениями для брюшного пресса и ибупрофеном (800 мг) 3 раза в день по мере необходимости. Упражнения для брюшного пресса помогали облегчить боль в прошлом, но теперь он заметил, что упражнения и «скручивания» теперь причиняют боль, а не помогают. Он сообщает, что его симптомы не улучшаются. Его позвоночник никогда не оценивался, и его никогда не осматривал физиотерапевт или мануальный терапевт.

Начальное впечатление

Поясничный диск против фасеточной боли в спине x 1 неделя; возможный остеохондроз или грыжа студенистого ядра.

Рекомендации

Пациенту было рекомендовано продолжать прием ибупрофена в дозе 800 мг 3 раза в день, снимать свинцовый фартук между процедурами и начинать физиотерапию с вертебрологом. Если симптомы не исчезнут, для дальнейшей оценки будут рассмотрены рентген и МРТ.

Повторная оценка через 1 неделю

Хотя физиотерапия (с манипуляциями) помогла устранить большинство симптомов со спины, у него развились симптомы на левой ноге в области ягодиц, задней поверхности бедра и задней поверхности голени вниз по направлению к лодыжке и ахиллову сухожилию.Левосторонние маневры натяжения твердой мозговой оболочки, в том числе подъем прямой ноги и симптомы сидячего корня, усугубляли эти симптомы. Симптомы на ногах не распространялись ниже лодыжки или стопы. Однако симптомы в ногах были достаточно серьезными, чтобы прерывать сон. Поперечное поднятие прямой ноги было отрицательным. Крестцово-подвздошный сустав и дискогенные провокационные маневры не выполнялись. Боль во время этого визита составила 5 из 10 по визуальной аналоговой шкале. Боль усиливалась до 8 баллов из 10, когда она усиливалась при длительном сидении и вождении автомобиля.Между процедурами инъекций он снимал свой свинцовый фартук. В этот момент были назначены МРТ и рентген.

Изображения

На рентгенограммах поясничного отдела позвоночника выявляются признаки двустороннего спондилолиза L5 (рис. 1), антеролистеза L5 2 степени на S1 и ретролистеза 1 степени L4 на L5 (рис. 2). Размер антеролистеза составляет приблизительно 16 см, и он выглядит стабильным при сгибании и разгибании. На L5-S1 и L4-L5 наблюдается приблизительно 25-процентная потеря высоты дискового пространства.

 

Рис. 1. Спондилолиз L5 на косой рентгенограмме поясничного отдела позвоночника.

 

Рисунок 2.  Антеролистез L5 на S1 и ретролистез L4 на L5 с потерей высоты дискового пространства на обоих уровнях на боковой рентгенограмме поясничного отдела позвоночника.

МРТ поясничного отдела выявляет большую левостороннюю заднелатеральную нижнеэкструдированную грыжу диска на уровне L4-L5, которая сдавливает и смещает левый нервный корешок L5 (рис. 3). Двусторонняя фасеточная артропатия на уровне L4-L5. На уровне L3-L4 имеются признаки остеохондроза с центральной выпуклостью диска и легкой двусторонней фасеточной артропатией.На уровне L5-S1 имеется спондилолистез, связанный с дефектами межсуставной части на уровне L5 с обеих сторон. Есть изменения концевой пластины Modic типа 2. Высыхание диска отмечается на уровне L3-L4, L4-L5 и L5-S1 (рис. 4).
 

Рисунок 3. Аксиальное изображение показывает, что материал диска сдавливает левый корешок L5 в субартикулярном углублении.

 

Рис. 4. Сагиттальное МРТ-изображение показывает экструзию диска на уровне L4-L5, высыхание на уровне L4-L5 и L5-S1, а также антеролистез L5 на уровне S1 и ретролистез L4 на уровне L5.

Диагностика

  • Левосторонняя экструзия диска L4-L5 с ущемлением левого корешка нерва и радикулопатией на уровне L5 и, возможно, S1
  • Дегенеративное заболевание диска, поражающее L3-L4, L4-L5 и L5-S1
  • Ретролистез L4-L5 1 степени
  • Антеролистез L5-S1 2 степени
  • Двусторонний спондилолиз L5
  • L5-S1 центральный фокальный выступ
  • Стеноз отверстия выхода L5 слева больше правого с радикулопатией L5

Избранное лечение

Первоначальное лечение включало 3-недельный курс физиотерапии и прием напроксена по 400 мг 2 раза в день (вместо ибупрофена в связи с предпочтительным b.я бы. схема лечения). Через неделю симптомы немного улучшились, хотя преобладают боли в ногах. Пациенту была предложена селективная блокада нервных корешков, но он отказался. Пациенту рекомендуется продолжать прием напроксена и домашних упражнений. Если симптомы не улучшаются, может быть рекомендована селективная блокада нервных корешков L5. В дальнейшем пациенту может потребоваться спондилодез поясничного отдела позвоночника.

Повторная оценка через 3 недели

Несмотря на некоторый утренний дискомфорт, он сообщает, что боли нет (0/10).Однако у него начала развиваться слабость в левой ноге. Он верен своему режиму упражнений и использованию напроксена (400 мг два раза в день).

Физикальное обследование через 3 недели
Он без труда пересаживается на смотровой стол и обратно и без защитного ограждения. Левосторонние маневры натяжения твердой мозговой оболочки, подъем прямой ноги и признаки сидячего корня провоцируют знакомые пациенту симптомы левой ноги, простирающиеся ниже колена. Глубокие сухожильные рефлексы 1+, симметричны на всем протяжении.Ощущение сохранно до легкого прикосновения на всем протяжении. Сила левого разгибателя большого пальца стопы составляет 3+/5. Сила левосторонних тыльных сгибателей составляет 4/5, сила 5-/5 для левосторонних сгибателей колена и отводящих мышц бедра 4/5. При повторяющихся подъемах на носки на одной ноге было определенное субъективное ощущение слабости в левой ноге по сравнению с правой.

Пациенту предлагают выборочные инъекции нервных корешков или хирургическую консультацию, но он отказывается от обоих. Ему проинструктированы продолжать режим домашних упражнений и напроксен.Если слабость прогрессирует или боль усиливается, будет выполнена селективная блокада левого L5 нервного корешка.

Повторная оценка через 6 недель

Пациент не испытывает боли и не нуждается в нестероидных противовоспалительных препаратах (НПВП) в течение последних 2 недель. Он тесно сотрудничал со своим физиотерапевтом и участвовал в водной терапии. Иногда, когда он поднимается по лестнице, у него возникает ощущение, что его четырехглавая мышца несколько утомлена, но при медицинском осмотре у него не обнаруживается слабости.Он не спотыкается и не падает. Признаки натяжения нервных корешков и дискогенные провокационные маневры в крестцово-подвздошном суставе и поясничном отделе отрицательные на двусторонней основе. Другие неврологические тесты в норме.

Результат

При последующем наблюдении через 6 месяцев пациент сообщает, что не испытывал боли более 3 месяцев и вернулся к обычной деятельности, включая езду на мотоцикле. Его облегчение боли и полное функциональное восстановление сохранялись в течение 6-летнего периода наблюдения. Он не нашел необходимости принимать напроксен от боли.Он также работает полный рабочий день в качестве специалиста по рентгеноскопии без дискомфорта или ограничений.

Обсуждение дела

Michael J. DePalma, MD
Доцент
Кафедра физической медицины и реабилитации
Университет Содружества Вирджинии
Медицинский колледж больниц Вирджинии
Ричмонд, Вирджиния

у пациента, который испытывает прерывистую осевую боль в пояснице, усиливающуюся при длительном сидении, в конечном итоге развивается корешковая боль в нижних конечностях.Первоначальная картина этого пациента соответствует дискогенной боли в пояснице, возможно, связанной с дегенеративным разрывом кольца. Его первоначальный осмотр показал вовлечение компонента передней колонны. Тем не менее, его последующее обследование после появления боли в левой нижней конечности предполагает вовлечение нервных корешков, поскольку натяжение твердой мозговой оболочки воспроизвело его корешковую боль в ноге. Было показано, что острота подъема прямой ноги коррелирует с наличием повышенных воспалительных маркеров на границе нервного корешка и кольца.

Его визуализирующие исследования выявили несколько областей, что объясняет повреждение нервных корешков L5 или S1, вызвавшее симптоматику нижних конечностей. Учитывая острое начало боли в ноге после персистирующей центральной боли в пояснице, без четко выраженного обострения боли в ноге при длительном стоянии и ходьбе, экструзия межпозвонкового диска L4-L5 является вероятной этиологией его левой радикулопатии L5 или S1 или их комбинации. обоих. Его простые фильмы не предполагают сакрализованную переходную анатомию L5, поэтому маловероятно, что у него вовлечение одного нервного корешка проявляется как другое или оба.

К счастью, у этого пациента симптомы улучшились только за счет функционального восстановления с использованием физиотерапии для устранения биомеханики позвоночника и дефицита миотомы нижних конечностей и пероральных НПВП. Подходящим дополнительным терапевтическим вмешательством было бы от 1 до 4 селективных блокад нервных корешков или трансфораминальных эпидуральных инъекций стероидов. Инстилляция кортикостероидов вдоль нервного корешка может эффективно уменьшить воспаление пораженного нервного корешка, связанное с грыжей диска, в то время как организм естественным образом резорбирует грыжу студенистого ядра.В дополнение к диагностическим визуализирующим исследованиям электродиагностическая оценка могла бы добавить информацию о типе и тяжести дисфункции нервных корешков.

Jason M. Highsmith, MD
Нейрохирург
Charleston Brain and Spine
Charleston, South Carolina
Этот случай описывает очень благоприятный исход у пациента со значительной патологией. Это подчеркивает важность НПВП, модификации активности и агрессивной физиотерапии в качестве основного курса лечения.Мы ожидаем, что пациент ответит в течение 6 недель, если терапия будет эффективной. К счастью, для этого молодого человека так и случилось.

Однако слабость, которую он испытал после начала формальной терапии, весьма настораживает. Если бы этот пациент пошел на хирургическую консультацию в тот момент, как было предложено, я подозреваю, что большинство хирургов рекомендовали бы декомпрессию и стабилизацию.

Тот факт, что боли в спине, корешковые боли в ногах и сила уменьшились, удивителен.Это говорит как о преимуществах терапии, так и о соблюдении пациентом режима лечения. Я подозреваю, что потеря веса также сыграла значительную роль в его выздоровлении.

Ответ д-ра Замана
Д-р ДеПальма и д-р Хайсмит оба сделали отличные замечания относительно приведенного выше случая, и я полностью согласен с обоими. Я также подозреваю, что большинство хирургов рекомендовали бы этому пациенту процедуру декомпрессии и спондилодеза, если бы он приступил к хирургической консультации, когда это первоначально обсуждалось.Доктор Джейсон Липец из Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк, опубликовал серию интересных случаев пациентов с безболезненной слабостью, все из которых выздоровели без хирургического вмешательства. Конечно, имеет смысл откладывать люмбальный спондилодез как можно дольше для этого молодого человека в возрасте 20 лет, который является продуктивным членом общества. Ему, безусловно, повезло, что он полностью выздоровел только с помощью консервативных мер.

Последнее обновление: 29 марта 2012 г.

Сдавление корешка S1 экстрадуральной сосудистой мальформацией: клинический случай и обсуждение атипичных причин радикулопатии поясничного отдела

ВВЕДЕНИЕ

Радикулопатия поясничного отдела относится к компрессии корешка нерва, вызывающей различные неврологические нарушения в нижних конечностях.Это состояние входит в число трех основных причин инвалидности в Соединенных Штатах с частотой от 0,7% до 9,6% и распространенностью от 2% до 8%. 1–3 Нервные корешки L5 и S1 поражаются более чем в 75% случаев, и наиболее распространенной этиологией является поясничная грыжа межпозвонкового диска (ГДГ), хотя дополнительными причинами могут быть фораминальный стеноз, остеофиты и нестабильность позвоночника. 4,5 Кроме того, примерно у 80% взрослых в какой-то момент времени возникает боль в спине, хотя при такой высокой распространенности сопутствующая патология может присутствовать или участвовать в симптоматике.В исследовании пациентов с диагнозом боли в пояснице распространенность дисфункции крестцово-подвздошного сустава составила от 15% до 30%. 5 Другие состояния, такие как нарушения обмена веществ, побочные эффекты лекарств, инфекции или периферическая полинейропатия, также могут имитировать или сосуществовать с патологией позвоночника, что усложняет диагностическое обследование. 4

В дополнение к этим атипичным причинам поясничной радикулопатии могут присутствовать изменения в анатомии нервных корешков и сосудов. При трупном исследовании корешков пояснично-крестцового нерва у 14% субъектов были обнаружены аномальные варианты, чаще всего на уровне L5-S1. 6 Анатомические варианты также могут осложнить интерпретацию результатов визуализирующих исследований и, если они будут выявлены, часто будут изменять назначенный план лечения. 7 В связи с высокой частотой ревизионных операций и прогрессированием послеоперационной патологии смежного уровня 8–10 понимание этих вариантов имеет первостепенное значение, чтобы избежать ненужных процедур и оптимизировать предоперационное обследование.

В статье представлен случай поясничной радикулопатии, обусловленной сосудистой мальформацией в поясничном отделе позвоночника на уровне L5-S1.

СЛУЧАЙ

Женщина 38 лет обратилась в клинику с жалобами на электрическую боль в правой нижней конечности, стреляющую от правой ягодицы к латеральной поверхности стопы. Корешковая боль имела внезапное начало без предполагаемой причины или провоцирующего действия. Она постоянно чувствовала боль, и длительные периоды сидения, казалось, усиливали боль. Симптомы стали настолько серьезными, что она не могла продолжать развлекательные мероприятия, такие как бег. Она отрицала какую-либо двигательную слабость, проблемы с равновесием или проблемы с кишечником и мочевым пузырем.Хотя она не пробовала никаких обезболивающих препаратов, ей сделали эпидуральную инъекцию на уровне L4-5 и L5-S1 за несколько месяцев до поступления без какого-либо облегчения симптомов. Ей также сделали не менее 5 инъекций грушевидной формы до обращения, что обеспечило облегчение ее симптомов до 70%. Ее первоначальный физикальный осмотр был отрицательным на любой неврологический дефицит нижних конечностей, отрицательный на боль при пальпации поясничного отдела позвоночника, отрицательный на боль при движении поясничного отдела позвоночника, и у нее был отрицательный результат при поднятии прямой ноги.Ей сделали магнитно-резонансную томографию (МРТ), которая продемонстрировала вероятную грыжу студенистого ядра с правой стороны L5-S1 (рис. 1). Блокада правого нерва L5-S1 облегчила ее симптомы, указав на то, что этиологией боли была компрессия нервного корешка, а не ишиас, связанный с грушевидной мышцей. В течение года ее лечили консервативно с помощью эпидуральных инъекций и физиотерапии. Ее симптомы сохранялись, и у нее появились дополнительные боли в пояснице. Еще одна МРТ, через 1 год после первоначальной МРТ, показала персистирующую пульпозную грыжу с правосторонним и центральным стенозом на уровне L5-S1 (рис. 2).Из-за сохраняющихся симптомов и отсутствия улучшения при консервативном лечении ей была показана хирургическая декомпрессия на уровне L5-S1. 11 Во время операции, после фораминотомии, мы заметили большую, обширную сосудистую мальформацию на твердой мозговой оболочке соединения L5-S1, которая была прижата к корешку S1. Мы продолжили процедуру, оставив порок развития нетронутым. Большой размер порока развития и близость к нервному корешку сделали его наиболее вероятной причиной компрессии нервного корешка и, как следствие, корешковых симптомов.Фораминотомия успешно уменьшила давление, оказываемое мальформацией на нервный корешок, и послеоперационные симптомы у пациента сразу же уменьшились.

Рисунок 1

Первоначальная МРТ (магнитно-резонансная томография) демонстрирует грыжу студенистого ядра справа L5-S1.

Рисунок 2

Предоперационная МРТ (магнитно-резонансная томография) демонстрирует грыжу пульпоза с правосторонним и центральным стенозом на уровне L5-S1.

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом отчете представлен случай атипичной поясничной радикулопатии, которая, судя по клиническому течению и данным визуализации, была вызвана ИДГ.Во время хирургического вмешательства осмотрено дисковое пространство, заметного фрагмента диска выявлено не было. Была визуализирована обширная сосудистая мальформация, окружающая дорсальную твердую мозговую оболочку, которая считалась причиной персистирующей радикулопатии у пациента. В этом отчете эта необычная сосудистая мальформация представлена ​​как потенциальная причина поясничной радикулопатии, распространенной жалобы пациентов. Кроме того, мы рассматриваем несколько имитаторов поясничной радикулопатии, с которыми хирурги-позвоночники могут столкнуться в клинической практике.

Поясничная радикулопатия является распространенным заболеванием и чаще всего вызывается ИДГ или спинальным стенозом в нижней поясничной области. 1,2,12,13 ИДГ чаще встречается у молодых пациентов (<50 лет), тогда как стеноз, спондилез и другая дегенеративная патология более характерны для пожилых пациентов. Несколько исследований показали, что высокий процент бессимптомных лиц может иметь значительные патологические изменения при визуализации. В классическом исследовании Boden et al., 14 , они обнаружили, что у 57% пациентов старше 60 лет на МРТ были обнаружены грыжи дисков поясничного отдела позвоночника или спинальные стенозы.При последующем наблюдении за этими пациентами они обнаружили, что примерно у 60% боль в спине исчезла без лечения, при этом не было связи между симптомами и первоначальными результатами МРТ. 15 Затуманивая клиническую картину, ИДГ может вызывать различные клинические проявления, начиная от болей в спине и заканчивая неврологическим дефицитом, в зависимости от временной шкалы, размера и морфологии фрагмента диска. Небольшая ИДГ может вызывать легкую радикулопатию, тогда как большие грыжи могут вызывать проявления типа конского хвоста.Таким образом, врач должен осторожно подходить к лечению, и необходимо тщательно изучить потенциальные генераторы боли.

Патологические изменения ипсилатерального бедра часто встречаются у пациентов с дегенеративными заболеваниями поясничного отдела позвоночника. 13 Остеоартрит, остеонекроз, стрессовые переломы и импинджмент вертлужной впадины бедра — все это распространенные состояния, которые обычно можно диагностировать на основании анамнеза, факторов риска, физического осмотра и визуализации. 16–18 Распространенность остеоартрита тазобедренного сустава составляет приблизительно от 5% до 10%, и ранние признаки часто можно определить на рентгенограммах в положении стоя, в то время как остеонекроз обычно развивается у пациентов с определенными факторами риска (употребление стероидов, алкоголизм, травма) и может также обнаруживаются на рентгенограммах или ранними изменениями на МРТ.Боль при этих состояниях чаще возникает в паху, хотя может иррадиировать вниз по нижней конечности и близко имитировать верхнюю поясничную радикулопатию. Большой вертельный бурсит является распространенным состоянием (вдвое чаще встречается у женщин), которое проявляется болью в латеральном бедре, которая также может иррадиировать дистально и очень напоминать симптомы ишиаса. В обзоре Tortolani et al., 19 , это состояние было обнаружено у 20% пациентов с радикулитом или патологией позвоночника. Как правило, симптомы проявляются при прямой пальпации над большим вертелом и не усугубляются тестами, раздражающими воспаленный нервный корешок, такими как подъем прямой ноги или растяжение бедра.

Несколько метаболических, пищевых и аутоиммунных состояний могут привести к периферической нейропатии, которая может маскироваться под радикулопатию. К ним относятся диабет, гипотиреоз, уремия, дефицит витаминов B6 и B12, недоедание, алкоголизм, ревматоидный артрит и красная волчанка. Из них, безусловно, наиболее распространенными являются ожирение и диабет, а периферическая невропатия является распространенным проявлением, которым страдают более 60% пациентов с диабетом. 20 Обычно такие пациенты теряют крупные афферентные нервные волокна, которые обеспечивают осязание, проприоцепцию и вибрацию в двустороннем «чулкоподобном» распределении из-за демиелинизации.Эти нарушения чувствительности следует учитывать у пациентов с патологией позвоночника и сопутствующим сахарным диабетом. Более поздние стадии диабета включают слабость в проксимальных отделах и атрофию мышц, что встречается реже, хотя их необходимо оценивать у пожилых пациентов со стенозом или спондилезом поясничного отдела позвоночника и слабостью в проксимальных отделах позвоночника.

В нижних конечностях часто встречаются несколько периферических участков сдавления нервов. Парестетическая мералгия представляет собой периферическую невропатию, чаще встречающуюся у мужчин с сопутствующим ожирением и диабетом, при которой сдавление латерального кожного нерва бедра (LFCN) вызывает сенсорные дизестезии.Это может имитировать компрессию нервных корешков по ходу L1, 2 или 3. Тесная одежда, ожирение или беременность могут вызвать сдавление фасциального туннеля, содержащего LFCN, который проходит под, через или над паховой связкой, вызывая онемение или парестезии. Иногда те же симптомы могут возникать при длительном положении лежа на животе. Другие периферические компрессионные невропатии включают малоберцовую невропатию, которая чаще всего вызывается ганглиозными кистами вблизи проксимального большеберцово-малоберцового сустава (30–60%) и может проявляться аналогично радикулопатии L4 или L5.Высокая частота (85%) слабости ипсилатеральных отводящих мышц бедра из-за компрессии нервных корешков L4-5 может быть упущена врачами и может помочь в постановке точного диагноза. 21 Синдром грушевидной мышцы часто встречается у пациентов с симптомами ишиаса из-за сдавления нерва, выходящего из седалищной вырезки. Пациенты обычно имеют одностороннюю боль в ягодицах, анталгическую походку, боль при пальпации и положительный подъем прямой ноги. Может быть выявлен положительный симптом стимуляции (боль при отведении и наружном вращении в сидячем положении).Другие места ущемления периферического нерва включают туннельный синдром предплюсны, компрессию подкожного нерва и ущемление малоберцового нерва, и их следует учитывать, особенно при отрицательных результатах МРТ поясничного отдела позвоночника. 22–24 Электродиагностические исследования могут помочь в локализации места сдавления нерва, а такие результаты физикального обследования, как положительный симптом Тинеля, боль при пальпации или облегчение после инъекций местного анестетика, могут дополнительно повысить точность диагностики.

Радикулопатия может быть вызвана инфекционной этиологией, такой как остеомиелит или дисцит, хотя чаще эти состояния вызывают осевую боль. 25,26 Приблизительно 90% пациентов имеют аксиальную боль, хотя до 80% имеют либо радикулопатию, либо неврологический дефицит. Более 60% также будут иметь конституциональные признаки, такие как лихорадка или озноб. Лабораторные данные и визуализация также помогут в надлежащем клиническом обследовании. Другие редкие инфекционные причины невропатии включают синдром Гийена-Барре (СГБ), вирус простого герпеса, сифилис, туберкулез и поперечный миелит (ПМ). ТМ встречается в 1–5 случаев на 1 000 000 и вызывает демиелинизацию спинного мозга чаще всего на грудном уровне, тогда как СГБ обычно вызывает острые парестезии рук или ног, которые быстро нарастают по симметричной схеме.Диагноз ставится на основании анализа спинномозговой жидкости, визуализации, лабораторных анализов и клинической картины, и требуется срочное лечение в отделении интенсивной терапии, поскольку эти состояния могут привести к дыхательной недостаточности. Подобные клинические данные также можно увидеть у пациентов с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) или из-за побочных эффектов антиретровирусных препаратов. 27,28 Как правило, нейропатия имеет симметричный и дистальный характер у пациентов с высокой вирусной нагрузкой или низким (< 200) числом CD4.

При обследовании поясничной радикулопатии следует учитывать назначение лекарственных препаратов, поскольку некоторые часто назначаемые лекарства могут вызывать различные симптомы, затрагивающие неврологическую или опорно-двигательную системы. Симвастатин является наиболее часто назначаемым препаратом в Соединенных Штатах после гидрокодона/ацетаминофена и может вызывать миопатию примерно у 5–10% пациентов. 29 Миалгии, судороги и слабость являются общими жалобами 29,30 и обычно возникают в среднем через 6 месяцев после начала лечения.Симптомы обычно прекращаются после прекращения приема лекарства. Химиотерапия — еще одна частая причина сенсорной невропатии, особенно платиносодержащие соединения (цисплатин, карбоплатин и оксалиплатин). Амиодарон может вызывать сенсорную невропатию, и, как упоминалось ранее, антиретровирусные препараты против ВИЧ (зальцитабин, диданозин, ставудин) также могут вызывать неблагоприятные побочные эффекты, сходные с патологией позвоночника, такие как ИДГ или спинальный стеноз. 31

Спинальный арахноидит является важным фактором, определяемым как спайки вокруг паутинной оболочки вследствие персистирующего арахноидита.Это может вызвать фиксацию спинного мозга и изменение внутричерепного и интраспинального давления, ведущее к сирингомиелии. 32,33 Арахноидит чаще всего возникает после операции, хотя может быть вызван инфекцией, субарахноидальным кровоизлиянием, дегенеративной патологией, ТМ, постмиелограммой, постэпидуральной инъекцией или после многих интрадуральных спинальных процедур. 34–38 Хотя частота арахноидита после интрадуральных или послеоперационных процедур различна, это следует учитывать и подтверждать с помощью МРТ или миелограммы.Сообщается, что точность МРТ составляет 99%, а система стадирования была описана Ross et al. 39 У большинства пациентов имеется поясничная радикулопатия, хотя описаны нарушения чувствительности, боли в спине, снижение функции кишечника и мочевого пузыря и моторные нарушения. 39–41

Артериовенозные мальформации спинного мозга (АВМ) могут существовать в виде артериовенозных фистул (АВФ), впервые описанных как «геморрой мягкой мозговой оболочки», и отличаются от интрадуральных или интрапаренхиматозных сосудистых мальформаций. 12,42,41 В настоящее время АВМ классифицируют как тип I, дуральные АВФ, тип II, гломусные или интрамедуллярные интрадуральные экстрамедуллярные АВФ, возникающие из передней спинномозговой артерии или задней спинномозговой артерии, в отличие от АВФ I типа, которые возникают из дуральных ветвей. 44,45 Эти поражения могут приводить к венозному застою (из-за отсутствия клапанов в венечном венозном сплетении), снижению перфузионного давления, ишемии и отеку.В конечном счете, эти изменения могут вызывать локальную боль, корешковую боль, сенсорные изменения, слабость, нарушение функции кишечника и мочевого пузыря или сексуальную дисфункцию. 7,46 Симптомы обычно ухудшаются со временем и часто усиливаются в положении стоя, поскольку венозный отток направлен рострально. Ранние отчеты задокументировали, что более 50% пациентов были серьезно инвалидизированы к 3 годам. 7,46 Извитые сосудистые образования можно визуализировать при миелографии или МРТ, обычно вдоль дорсальной поверхности спинного мозга, хотя методом выбора является селективная спинальная ангиография. 12 Лечение диагностированных поражений включает эмболизацию или хирургическую резекцию, хотя и то, и другое сопряжено с неотъемлемым риском, и для сведения к минимуму осложнений необходимо учитывать четкое определение АВМ. Описано несколько методов вскрытия твердой мозговой оболочки и паутинной оболочки для высвобождения интрадуральных спаек и резкой диссекции артериализованной вены, а также использование индоцианиновой зеленой ангиограммы во время операции. Тем не менее, распознавание этих различных типов АВМ важно, поскольку они приводят к прогрессирующему неврологическому дефициту и могут быть перепутаны с другими типами патологии позвоночника.

В этом отчете описывается случай поясничной радикулопатии, вызванной экстрадуральным сосудистым образованием (вероятно, АВМ I типа), окружающим дорсальную твердую мозговую оболочку на уровне L5-S1, у пациента с персистирующей поясничной радикулопатией. Спинальный хирург может столкнуться с этой или другими атипичными причинами радикулопатии, включая различные типы АВМ, и всестороннее понимание и осведомленность об этих состояниях может помочь в правильной диагностике и лечении поясничной радикулопатии.

Поясничная радикулопатия – Dr.Майкл А. Кастильо, MD

Поясничный отдел относится к нижней части спины. Нервные корешки выходят из спины и входят в ноги. Нервные корешки отходят от спинного мозга и передают сообщения в головной мозг, нижние конечности и таз и обратно. Если один из этих корешков болеет или поврежден в области отхождения от позвоночника, это называется радикулопатией. Симптомы обычно возникают у людей в возрасте от 30 до 50 лет и могут следовать за травмой или возникать без предупреждения. Ишиас — это боль, которая иррадиирует от спины вниз по задней части ноги и является частым проявлением поясничной радикулопатии.Другими распространенными симптомами являются онемение и покалывание в ногах или ступнях, слабость и мышечные спазмы. От 80% до 90% пациентов с ишиасом выздоравливают без хирургического вмешательства.

Что вызывает поясничную радикулопатию?

Многие болезненные состояния могут вызывать поясничную радикулопатию, но чаще всего это структурная проблема, такая как грыжа межпозвоночного диска, костная шпора, механическое растяжение или травматическое событие. Диски могут быть повреждены в результате напряженной деятельности, врожденного дефекта или травмы. Когда диск поврежден, материал в диске просачивается и сдавливает нервный корешок.Это может вызвать онемение, покалывание, боль и слабость.

Как диагностируется поясничная радикулопатия?

После первоначального обследования диагноз поясничной радикулопатии может быть подтвержден электродиагностикой, МРТ, КТ и/или контрастной миелографией. Лечение поясничной радикулопатии будет варьироваться в зависимости от фактической причины радикулопатии. Эти методы лечения могут включать в себя использование опор для спины, медикаментозное лечение, физиотерапию, инъекции стероидов в позвоночник и даже хирургическое вмешательство.

Корешковая боль часто является вторичной по отношению к компрессии или воспалению спинномозгового нерва. Когда боль иррадиирует вниз по задней части ноги к голени или стопе, это можно назвать ишиасом. Этот тип боли часто глубок и постоянен и обычно может воспроизводиться при определенных действиях и положениях, таких как сидение или ходьба.

Исследования нервной проводимости у пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией, вызванной грыжей поясничного межпозвонкового диска

История вопроса .Исследования нервной проводимости (NCS) представляют собой электродиагностические тесты, используемые для оценки функций периферических нервов и помогающие в оценке пациентов с нервно-мышечными жалобами. Имеются противоречивые данные об использовании NCS для оценки пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией. Цели . Это исследование было проведено для оценки аномалий исследований нервной проводимости у пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией и для выяснения их связи с аномальными результатами физикального обследования. Материалы и методы . В исследование были включены 27 пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией, вызванной пролапсом межпозвонкового диска L4/5 или L5/S1, подтвержденным магнитно-резонансной томографией (МРТ). Контролем служили 25 здоровых лиц, сопоставимых по возрасту и полу. Было проведено исследование проводимости по двигательному нерву билатерально для общего малоберцового и большеберцового нервов, F-волна для обоих нервов и H-рефлекс. Результаты . Достоверной разницы в параметрах исследования проводимости двигательного нерва (латентность, амплитуда и скорость проведения) между группой пациентов и контрольной группой обнаружено не было.В группе пациентов наблюдалось значительное удлинение латентного периода H-рефлекса как с симптомами, так и с бессимптомной стороной по сравнению с контрольной группой (12). Кроме того, латентность F-волны (минимум F, максимум F и среднее значение F) большеберцового нерва были значительно увеличены по сравнению с контролем. Заключение . Пролонгированная латентность Н-рефлекса была наиболее часто встречающейся аномалией в нашем исследовании, за которой следовала латентность F-волны большеберцового нерва.

1. Введение

Боли в спине на третьем и четвертом десятилетии жизни часто вызваны грыжей диска поясничного отдела позвоночника.Большинство людей связывают боль в спине и ногах с травматическим происшествием, поскольку боль обычно возникает при повторяющихся скручиваниях, наклонах или поднятии тяжестей [1]. 95% грыж поясничного отдела позвоночника затрагивают уровни L4/5 и L5/S1, причем последний встречается чаще всего [2].

Радикулопатия вследствие грыжи поясничного отдела позвоночника определяется Североамериканским обществом позвоночника как локализованное смещение материала диска за нормальные границы межпозвонкового пространства, приводящее к боли, слабости или онемению в миотомальной или дерматомальной локализации [3].

На основании анамнеза и клинического осмотра подозревается грыжа поясничного отдела позвоночника. Простые рентгенограммы можно использовать для исключения инфекции, опухолей или других аномалий, но они ограничены при диагностике грыж поясничного отдела позвоночника или других интраспинальных поражений. Магнитно-резонансная томография (МРТ) является наиболее полезным инструментом для выявления структурных аномалий в области межпозвонкового диска [1]. Исследования нервной проводимости (NCS) представляют собой электродиагностические тесты (EDX), которые оценивают функции периферических нервов и могут использоваться для оценки пациентов с нервно-мышечными жалобами.

Радикулопатия – патологический процесс, поражающий нервы на уровне корешков. Пациенты обычно проявляют сенсорные симптомы, но двигательные симптомы также могут присутствовать либо в сочетании с сенсорными симптомами, либо отдельно. Поскольку пораженный нерв находится проксимальнее ганглиев задних корешков, исследование проводимости сенсорного нерва обычно нормальное. Для оценки пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией могут быть выполнены двигательные исследования общего малоберцового нерва и заднего большеберцового нерва. Поздние ответы (F-волна и Н-рефлекс) предоставляют информацию о проксимальном сегменте нерва (нервном корешке) [4].

Исследования, оценивающие использование исследований нервной проводимости в диагностике и обследовании пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией, сильно различаются [5–15]. Преимущество исследования нервной проводимости состоит в том, что оно является неинвазивным, объективным и воспроизводимым инструментом для оценки физиологической целостности нервного корешка. NCS не получили широкого распространения при обследовании пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией. NCS может оказать полезную помощь в ведении пациентов в отношении вариантов лечения, послеоперационной оценки восстановления и выявления рецидива.Необходимы дополнительные исследования для корреляции результатов НКС у больных пояснично-крестцовой радикулопатией с клиническими проявлениями заболевания, учитывая ограниченное количество опубликованных исследований, посвященных этому вопросу.

Цель нашего исследования состояла в том, чтобы оценить нарушения исследований нервной проводимости (NCS) у пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией и выяснить их связь с аномальными результатами физикального обследования.

2. Материалы и методы
2.1. Дизайн исследования и выборка

Это исследование представляло собой перекрестное аналитическое исследование, проводившееся с июля по ноябрь 2016 года. Размер выборки был рассчитан с использованием программного обеспечения G-power. Техника выборки представляла собой удобную выборку.

2.2. Участники

Были исследованы две группы испытуемых: больные и контрольная. Было отобрано двадцать семь пациентов; их возраст колебался от 23 до 60 лет (18 мужчин и 9 женщин). Пациенты были отобраны из клиники, направленной Учебной больницей Ибрагима Малика, и клиники, направленной Университетской больницей Рибата.Также были набраны пациенты из специализированной клиники в диагностическом центре Royal Scan, специализированной клиники г-на Ахмеда Абдельхая.

2.3. Группа пациентов
2.3.1. Критерии включения

Пациенты с пролапсом межпозвонкового диска L4/5 и/или L5/S1, подтвержденным МРТ-исследованием, в дополнение к одному или нескольким из следующих признаков были включены в исследование: симптомы, соответствующие МРТ-уровню пролапса диска, двигательная слабость нарушением чувствительности, отсутствием рывков в голеностопном суставе и/или положительным тестом на подъем прямой ноги.

2.3.2. Критерии исключения

Из исследования исключали пациентов с историей полинейропатии (например, диабета), радикулопатии, вызванной другой патологией (например, опухолью, нестабильностью) и/или предшествующими операциями на позвоночнике.

2.3.3. Контрольная группа

Двадцать пять здоровых субъектов были отобраны для контрольной группы. Участники контрольной группы были отобраны из добровольцев, которые работают или учатся на медицинском факультете Хартумского университета. Возрастной диапазон контрольной группы составлял от 24 до 60 лет (15 мужчин и 10 женщин).Контрольная группа была сопоставима по возрасту и полу с группой больных.

Критерии включения включали субъектов без радикулопатии или нервно-мышечных проблем в анамнезе или каких-либо факторов риска нарушения функции нервов (злоупотребление алкоголем, диабет, проблемы с почками, нейротоксические препараты и гипотиреоз) и нормальное неврологическое обследование.

Исследование было одобрено комитетом по этическим исследованиям медицинского факультета Хартумского университета. У всех участников было получено информированное письменное согласие, и их конфиденциальность была строго сохранена.

2.4. Сбор данных
2.4.1. Клиническая оценка

Клиническая оценка проводилась главным исследователем на кафедре физиологии медицинского факультета Хартумского университета. Сбор анамнеза включал продолжительность симптомов и вовлеченную конечность, в дополнение к истории слабости или сфинктерных нарушений и распределению сенсорных симптомов. Считалось, что боль и/или онемение, иррадиирующие в латеральную лодыжку, латеральную часть стопы, пятку или подошвенную поверхность стопы, возникают из-за вовлечения нервных корешков S1.Если боль или онемение, описанные пациентом, иррадиировали в переднебоковую часть голени, тыльную поверхность стопы или большой палец, симптомы приписывали поражению нервного корешка L5. Физикальное обследование включало исследование походки, исследование моторики нижних конечностей (тонус, сила, ахиллов рефлекс), ощущение прикосновения и покалывания, а также тест на подъем прямой ноги.

2.4.2. МРТ

Результаты МРТ пояснично-крестцового отдела пациента были получены консультантами-рентгенологами, не осведомленными о результатах физикального обследования, и эти отчеты использовались главным исследователем для определения критериев включения.

2.4.3. NCS

NCS выполнялись с использованием программного обеспечения аппарата Digital Medelec Synergy версии (10.1) и выполнялись главным исследователем кафедры физиологии медицинского факультета Хартумского университета. Обе конечности были изучены, а NCS рассмотрена нейрофизиологами, слепыми к результатам физического осмотра. Выполненные тесты включали исследование проводимости по двигательному нерву большеберцового и общего малоберцового нервов, латентность F-волны обоих нервов и латентность H-рефлекса большеберцового нерва.Также было проведено исследование сенсорной нервной проводимости икроножного нерва для исключения пациента с полинейропатией.

Ниже приведено описание проведенных тестов NCS и настройки машины для каждого теста, проиллюстрированного в таблице 1.



Установка скорость развертки (MSEC / Division) μ v / division) Фильтры высокий / низкий (HZ / HZ) Стимулятор Длительность / скорость (MSEC / HZ)

мотор NCS 2 5000 10 / 2 0.2/1
0
сенсорных NCS 1 10 2/20 0,1 / 2
H-Reflex 10 500 10/20 1 / 0.5
F-Wave 10 500 500 0,2 / 1 0,2 / 1 0,2 / 1

Эта таблица воспроизводится из [16] (под лицензией Creative Commons Commons / всеобщее достояние).

2.4.4. Потенциал моторного действия соединения большеберцового нерва (CMAP)

Регистрирующий электрод помещали над мышцей, отводящей большой палец. Использовались два участка стимуляции, дистальный и проксимальный. Дистальное место стимуляции располагалось на 10 см проксимальнее регистрирующего электрода, кзади от медиальной лодыжки. Электрод, помещенный в середину подколенной складки, служил местом проксимальной стимуляции. Изучаемыми параметрами были дистальная латентность, амплитуда и скорость проведения.

2.4.5. Малоберцовый нерв CMAP

Регистрирующий электрод помещали на короткий разгибатель пальцев. Использовались два участка стимуляции, дистальный и проксимальный. Дистальное место стимуляции находилось в тыльной части голени между сухожилиями передней большеберцовой мышцы и длинного разгибателя большого пальца на 9 см проксимальнее регистрирующего электрода. Место проксимальной стимуляции располагалось примерно на 3–4 см дистальнее проксимального конца головки малоберцовой кости. Исследуемые параметры включали дистальную латентность, амплитуду и скорость проведения.

2.4.6. F-волна

Изучена F-волна общего малоберцового и большеберцового нервов. Размещение электродов было аналогично записи CMAP. Использовался дистальный участок стимуляции и доставлялись десять последовательных стимулов. Латенты, зарегистрированные и изученные, представляли собой F-минимум, F-максимум и F-среднее значение.

2.4.7. H-Reflex

Задний большеберцовый нерв стимулировали в центре подколенной складки и регистрировали над камбаловидной мышцей. Исследуемым параметром была наименьшая полученная задержка.

2.4.8. Потенциал действия сенсорного нерва икроножного нерва (SNAP)

Регистрирующий электрод помещали позади латеральной лодыжки, а стимулирующий электрод помещали в середину голени на 14 см проксимальнее регистрирующего электрода. Регистрировались такие параметры, как латентность, амплитуда и скорость проводимости. SNAP икроножного нерва был изучен, чтобы исключить участников с полинейропатией.

2.4.9. Анализ данных

Статистический пакет программного обеспечения для социальных наук (IBM SPSS) версии 20 использовался для анализа данных.Среднее значение и стандартное отклонение были рассчитаны для описания непрерывных переменных, а частоты были рассчитаны для описания категориальных переменных. Данные, полученные в обеих группах, сравнивали с помощью независимого t -теста. Параметры симптомной и бессимптомной стороны сравнивали с помощью парного t -критерия. Связь между клиническими данными и аномалиями исследований NCS была проведена с помощью теста Chi-Square/Fisher’s Exact. значение менее 0,05 считалось значимым.

3. Результаты

Общее количество пациентов, включенных в исследование, составило 27 человек, средний возраст 41,6 ± 11,7 года (среднее значение ± стандартное отклонение), 66,67% мужчин. Число здоровых добровольцев составило 25 человек, средний возраст — 37,24 ± 10,4 года, 60 % — мужчины.

Средняя продолжительность симптомов составила 20,7 ± 26,9 месяцев, а у 55,6% симптомы были более 6 месяцев. Левая конечность была поражена у 62,96% пациентов, правая конечность — у 29,63%, и только у 7,4% пациентов было двустороннее поражение конечностей.Дерматомное распространение парестезии на уровне L5 описано у 37,04% пациентов, дерматом S1 — у 59,26%, у 3,7% — оба дерматома.

При физикальном обследовании анталгическая походка была выявлена ​​у 8 пациентов и листинг у 5 пациентов (29,6% и 18,5% соответственно). Голеностопный рефлекс отсутствовал у 8 пациентов (29,6%), а нарушение тактильной чувствительности выявлено у 15 пациентов (55,6%). Положительный тест с поднятием прямой ноги (SLR) был наиболее часто встречающейся аномалией (16 пациентов, 59.3%).

Пороговые значения, полученные в исследованиях проводимости по двигательному нерву в контрольной группе, использовались в качестве эталонных значений для классификации значений пациентов на нормальные и ненормальные (таблица 2). Амплитуда СМАР общего малоберцового нерва была снижена в 9,3% из 54 зарегистрированных нервов, а скорость снижена в 3,7% нервов. Статистически значимой разницы между группой больных и контрольной группой по параметрам общего малоберцового нерва не было (). Амплитуда СМАР большеберцового нерва была снижена у 3.7% из 53 зарегистрированных нервов, а скорость снизилась у 11,1%. Также не было получено статистически значимой разницы между группой пациентов и контрольной группой ().

– – 9 9
944 5 5 – – 9

Переменная Группа Н Среднее SD 5 процентиля 95 процентиля

Дистальная латентность общего малоберцового нерва (мс) Контроль 49 4.37 0,87 6
пациента
54 54 4.43 1.04
Общая амплитуда PERONEAL NERVE (MV) 49 49 4.34 1.69 1.6
пациента 54 3.77 1.69
у) Управление 49 49.57 6.25 6.25 40.6
пациента 54 47.38 4.16
50 3 3.71 0,71 4,70450
399 0,80450 0,80450

Телефонный нерв (MV) Управление 50 11.15 4.3 4.3 3.99 – 99
пациента 53 9.2 3.38
Tibial Nerve CV (м / с) Управление 50 45,13 5,02 38
Пациент 53 44,2 5,32

F-волны минимальная, максимальная и средняя латентность общего малоберцового нерва были измерены в 40 нервах, а F-волна отсутствовала в 14 нервах.Статистически значимой разницы между группой пациентов и контрольной группой обнаружено не было (). Статистически значимой разницы между симптоматической и бессимптомной стороной в группе больных обнаружено не было. Также не было обнаружено статистически значимой разницы между симптоматической стороной в группе пациентов и контрольной группой или между бессимптомной стороной в группе пациентов и контрольной группе.

Латентность F-волны большеберцового нерва была получена в 54 нервах, и была статистически значимая разница между группой пациентов и контрольной группой в минимальной, максимальной и средней латентности.Максимальная латентность была наиболее значимой () (Таблица 3). Латентность F-волны большеберцового нерва симптоматической и бессимптомной сторон по сравнению с контрольной группой выявила значительную разницу в максимальной латентности (табл. 4). Статистически значимой разницы между симптомной и бессимптомной стороной обнаружено не было.

N

9
9

Privatuable Group N SD Value

Tibial Nerve Fav Wave Minal Lastrency (MS) Управление 50 43.42 80450 80450 0.019 0.019
пациента 54 4742 4742 8.86
Tibial Nove F-Wave Maxe Baxtency (MS) Control 50 52.69 6.32 0.32 0.005
пациента 0 54 56.21 56.21 6.22
Международная задержка FIL NIBIAL NERVE (MS) Control 50 48.71 6,27 0,014
Пациент 54 51,73 6,68


Переменная Население N Среднее Станд. отклонение значение

Латентность F-max большеберцового нерва (мс) Контроль 50 52.69 6,31
Пациент симптоматическое сторона 27 56,14 6,95 0,03
Пациент бессимптомно сторона 27 56,42 5,71 0,012

Полученные латентности H-рефлекса сравнивали с величинами, скорректированными на возраст и рост [17]. Зарегистрированные латентные периоды Н-рефлекса были увеличены у 53 человек.7% из 54 исследованных большеберцовых нервов. 40,7% симптоматических сторон показали длительную латентность H-рефлекса. 29,6% бессимптомных сторон показали длительную латентность H-рефлекса. Наблюдалась высокая статистически значимая разница между пациентами и контролем в латентности Н-рефлекса (значение  = 0,001) (таблица 5). Как симптоматическая, так и бессимптомная стороны показали статистически значимую разницу по сравнению с контролем (значение  = 0,005 для обоих) (таблица 6). Межповерхностные различия более 1,5 мс были получены у 83.3% пациентов с аномальной латентностью H-рефлекса, но не было обнаружено статистически значимой разницы между симптоматической и бессимптомной сторонами.


94,045 04,025

Переменная Группа N Среднее Станд. отклонение значение

Латентность H-рефлекса большеберцового нерва (мс) Контроль 50 0,001
Пациент 54 33,42 3,56


Переменная Население Н Среднее Станд. отклонение значение

Латентность H-рефлекса большеберцового нерва (мс) Контроль 50 31.09 3,25
Пациент симптоматическое сторона 27 33,47 3,81 0,005
Пациент бессимптомно сторона 27 33,37 3,34 0,005

Из 27 обследованных пациентов у 21 (77,8%) при физикальном обследовании были выявлены отклонения от нормы; У 14 из них (66,7%) выявлены аномальные результаты исследования нервной проводимости.Из 6 пациентов с нормальным физикальным обследованием у 4 (66,7%) была обнаружена аномальная NCS. Как у субъектов с хроническими симптомами (длительностью более 6 месяцев), так и у пациентов с симптомами менее 6 месяцев был выявлен одинаковый процент аномального NCS (66,7% для обеих групп). У 50% пациентов с распределением симптомов S1 была увеличена латентность H-рефлекса по сравнению с 30% пациентов с дерматомным распространением L5.

Голеностопный рефлекс отсутствовал у 8 больных, длительная латентность Н-рефлекса обнаружена у 62.5% из них. Процент пациентов с гипестезией, у которых были обнаружены аномальные результаты исследований нервной проводимости, составил 60%. Процент пациентов с положительными тестами SLR, у которых были обнаружены аномальные результаты исследований нервной проводимости, составил 68,8%.

Статистически значимой связи между аномальными результатами физикального обследования (аномальной походкой, отсутствием подергивания голеностопного сустава, гипестезией или положительным SLR) и параметрами исследований аномальной нервной проводимости (снижение амплитуды или CV CMAP, удлиненная латентность F-волны или удлинение) обнаружено не было. латентность Н-рефлекса) (табл. 7).Когда была проверена связь между индивидуальным физическим осмотром и исследованиями нервной проводимости, она не выявила статистически значимой связи. Ни отсутствие подергивания голеностопного сустава, ни положительный тест с поднятием прямой ноги не показали статистически значимой связи с длительной латентностью Н-рефлекса (таблица 8 и таблица 9 соответственно).

Клинический осмотр +

NCS Нормальный Ненормальное значение

Обычный 2 4 1.000
Аномальные 7 14

+

Н-рефлекс Нормальный Аномальные значение
голеностопного рывком

Нормальная 12 7 0,398
Аномальные 3 5

4

H-Reflex Нормальный Аномал Значение
SLR


Нормальный 5 6 0.452
0
10 45 10 16

9

Мы провели наше исследование, чтобы определить отклонения в CMAP и латентность поздних ответов (F-волна и H-рефлекс) у пациентов с клинической радикулопатией из-за грыжи диска L4/L5 или L5/S1 и, кроме того, найти связь между клиническими проявлениями и результаты исследования аномальной нервной проводимости.

Наше исследование не показало существенной разницы в параметрах СМАР как общего малоберцового, так и большеберцового нервов между пациентами и контрольной группой. Этот вывод согласуется с выводами многих предыдущих исследований [5, 8, 18] и противоречит другим исследованиям [6, 12]. В исследовании, проведенном Matsui et al. [6] включены пациенты с различной степенью двигательной слабости; их результаты показали снижение амплитуды СМАР и удлинение латентного периода, которые коррелируют со степенью двигательной слабости [6], в то время как в нашем исследовании ни один из пациентов не страдал какой-либо степенью двигательной слабости; это может объяснить отсутствие значимой разницы между контрольной группой и группой пациентов.Нафисси и др. сообщили о значительной аномалии в амплитуде CMAP малоберцового нерва у пациентов со слабостью претибиальной мышцы [12].

В текущем исследовании была получена F-волна как общего малоберцового, так и большеберцового нервов, и были оценены минимальная, максимальная и средняя латентность. Выявлена ​​статистически значимая разница между пациентами и нормальными субъектами в минимальной, максимальной и средней латентности F-волны большеберцовой кости, что совпадает с предыдущими исследованиями [5, 11]. Максимальная задержка была самой значительной из трех.По сравнению с контролем как симптоматическая, так и бессимптомная стороны показали статистически значимую разницу в максимальной латентности. Исследование, проведенное Тоёкура и Мураками в 1996 г., показало высокую чувствительность (70%) F-минимума, F-максимума, F-разности и F-длительности на пораженной стороне [5]. Тойокура и др. провел еще одно исследование в 2002 г.; они изучали F-минимум и F-длительность большеберцового нерва при легкой радикулопатии S1. Они пришли к выводу, что F-минимум и F-длительность с поправкой на рост субъекта (F-мин/H) были значительно больше на пораженной стороне, чем на здоровой стороне, и больше, чем в нормальной группе.Однако частота аномалий по обоим параметрам была очень низкой [8].

Наше исследование не показало статистически значимой разницы между контрольной группой и пациентами в латентности малоберцовой F-волны, в отличие от исследования, проведенного Вебером, который на основании своего исследования пришел к выводу, что F-волна большеберцового нерва не чувствительна, и больше случаев радикулопатии S1 может обнаруживаются по F-волне общего малоберцового нерва [18]. Их результаты могут быть объяснены тем фактом, что у большинства их пациентов была радикулопатия L5 или комбинированная радикулопатия L5 и S1, в то время как наше исследование включало больше случаев с радикулопатией S1, чем с радикулопатией L5 (59.26% и 37,04% соответственно).

В этом исследовании было получено значительное удлинение латентного периода H-рефлекса, и процент большеберцовых нервов, у которых наблюдался пролонгированный H-рефлекс, был больше на симптоматической стороне; это согласуется с предыдущими исследованиями [7, 9, 10, 19]. Как симптоматическая, так и бессимптомная стороны показали значительное увеличение латентного периода по сравнению с контрольной группой. Это можно объяснить тем фактом, что пролапс диска имеет тенденцию поражать оба нервных корешка, хотя одна сторона остается субклинической.В отличие от результатов Haroun et al. и Alrowayeh et al., которые изучали H-рефлекс при радикулопатии S1, результат нашего исследования не показал статистически значимой разницы между симптомной и бессимптомной сторонами [7, 10].

В нашем исследовании у 62,5% пациентов с аномальными рефлексами в голеностопном суставе наблюдалось удлинение латентного периода Н-рефлекса. Это было ниже, чем то, что было получено Haroun et al. в их исследовании. Они сообщили, что у всех их пациентов с аномальными ахиллову рефлексами наблюдалась пролонгированная латентность H-рефлекса [7].Наше исследование не смогло показать статистически значимую связь между продолжительностью симптомов и аномальной NCS, в отличие от предыдущего исследования, в котором сообщалось о значительной связи между продолжительностью клинических симптомов и электрофизиологическими данными [12].

Наше текущее исследование не выявило статистически значимой связи между физическим осмотром и исследованиями нервной проводимости. Таким образом, физикальное обследование не является адекватным предиктором исследований аномальной нервной проводимости у субъектов с симптомами, предполагающими радикулопатию.Это совпадает с выводами многих предыдущих исследований [12–15]. Лаудер и др. пришел к выводу, что наличие по крайней мере одного аномального результата физического обследования повышает вероятность наличия аномалии при электродиагностическом исследовании. Тем не менее, нормальный физикальный осмотр не исключает вероятности обнаружения аномального EDX. Они также пришли к выводу, что анамнез и клиническое обследование не являются идеальным инструментом для диагностики радикулопатии или прогнозирования результатов электродиагностического исследования, но остаются важной частью клинической оценки пациентов, помогающей в постановке дифференциального диагноза и проведении электродиагностического исследования [14].Инал и др. также подчеркнули, что неврологическое обследование и электродиагностический тест должны использоваться и интерпретироваться совместно [15]. Наконец, NCS может использоваться для диагностики, когда клинические данные не совпадают с данными МРТ (например, некомпрессионная радикулопатия) [20] или когда трудно получить МРТ (например, пациент с несовместимым с МРТ заболеванием). стимулятор спинного мозга).

5. Заключение

На основании наших результатов мы пришли к выводу, что NCS является ценным инструментом для оценки пациентов с пояснично-крестцовой радикулопатией, при этом удлинение латентного периода H-рефлекса является наиболее часто встречающейся аномалией в нашем исследовании.Кроме того, мы пришли к выводу, что нормальный физикальный осмотр часто встречался с аномальной NCS, а аномалии при физикальном обследовании обнаруживались у пациентов с нормальными результатами NCS. Следовательно, у пациентов с радикулопатией в анамнезе следует одновременно оценивать их оба.

Доступность данных

Данные доступны у соответствующего автора по обоснованному запросу.

Конфликт интересов

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Радикулопатия поясничного отдела | ОртоВирджиния

Что такое поясничная радикулопатия?

Поясничная радикулопатия – это боль, онемение или покалывание, возникающие в поясничном отделе позвоночника (нижней части спины) и распространяющиеся вниз по ноге. Это происходит в результате любого состояния, которое раздражает или сдавливает нервные корешки в нижней части спины. Поясничная радикулопатия часто проявляется ишиасом: болью, онемением или жжением, которые распространяются по большому седалищному нерву в задней части ноги.

Как проявляется поясничная радикулопатия?

Поясничная радикулопатия может возникнуть в результате любого состояния, которое сдавливает нижний отдел позвоночника.Общие причины включают:

  • Грыжа поясничного диска – болезненный разрыв наружного хряща поясничного диска
  • Спинальный стеноз – сужение позвоночного канала в нижней части спины
  • Спондилолистез – состояние, при котором позвонок в нижней части спины соскальзывает вперед поверх другого
  • Травматическое повреждение
  • Другие дегенеративные заболевания позвоночника

Каковы симптомы?

Поясничная радикулопатия обычно поражает только одну сторону тела.Часто симптомы распространяются от нижней части спины через заднюю часть бедра и вниз по ноге. В зависимости от того, какая часть нервного корешка поражена, симптомы могут также распространяться на стопу или пальцы ног.

Типичные симптомы включают:

  • Боль в ягодицах, бедрах или голенях, усиливающаяся в положении сидя
  • Жжение или покалывание в ноге
  • Слабость, онемение или трудности с движением ноги или стопы
  • Постоянная боль с одной стороны ягодицы
  • Стреляющая боль, из-за которой трудно встать

У некоторых людей эти симптомы могут быть тяжелыми и изнурительными.У других симптомы могут быть редкими и раздражающими, но могут ухудшиться.

Если симптомы нарушают функцию нижней части тела или вызывают потерю контроля над мочевым пузырем или кишечником, это может быть признаком потенциально опасного для жизни состояния, требующего немедленной медицинской помощи. Немедленно обратитесь к врачу.

Чем лечить?

Состояние многих пациентов улучшается при консервативном лечении, которое включает отдых, нестероидные противовоспалительные препараты, снижение веса или физиотерапию.

Если эти меры не облегчают симптомы, эпидуральные инъекции стероидов (ESI) могут быть эффективным лечением. Эта целенаправленная процедура вводит стероид длительного действия непосредственно в эпидуральное пространство, окружающее позвоночник. Ваш врач будет использовать рентгеноскопический контроль и контрастный краситель для улучшения визуализации и повышения точности. Особый тип ESI — трансфораминальный подход — может использоваться для локализации определенного нервного корешка, который является источником боли.

ESI просты и безопасны.Выполненные в амбулаторном хирургическом центре, их можно вводить до трех раз в течение шести месяцев. Большинство пациентов отмечают значительное улучшение и возвращаются к полной, безболезненной функции и активности.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ НЕЙРАЛЬНОЙ МОБИЛИЗАЦИИ ПРИ БОЛЯХ В ПОЯСНИЦЕ СПИНЫ ПРИ РАДИКУЛОПАТИИ S1

  • Мохамед Тахер Махмуд Э.Л.Десоки Департамент фундаментальных наук. Факультет физиотерапии, Каирский университет, 14 Abd EL Hafez Ahmed-area 8, Nasr city, Каир, Египет.
  • Энас Эль-Сайед Мохамед Абуталеб Департамент фундаментальных наук. Факультет физиотерапии, Каирский университет, 14 Abd EL Hafez Ahmed-area 8, Nasr city, Каир, Египет.

Аннотация

Исходная информация:  Однозначный вывод об эффективности нейральной мобилизации у пациентов с радикулопатией не может быть сделан из-за отсутствия хорошо спланированных рандомизированных контролируемых исследований.Цель исследования — изучить влияние нейронной мобилизации на пациентов с болью в пояснице и радикулопатией S1.
Методы: В этом исследовании приняли участие 60 пациентов с хронической болью в пояснице и радикулопатией S1. Участники страдали от разной степени односторонней боли и парестезий в пояснично-крестцовом отделе и нижних конечностях. Причинами радикулопатии были протрузия диска, грыжа диска или нейрофораминальный стеноз на уровне L5-S1. Участники были случайным образом распределены на две равные группы по 30 человек в каждой.Экспериментальная группа получила программу нейромобилизации и традиционной реабилитации в виде инфракрасных, ультразвуковых и общих упражнений, включающих упражнения на растяжку и укрепление мышц спины в течение 6 недель. Контрольная группа получала ту же обычную реабилитационную программу только в течение 6 недель. Критериями исхода были латентность, амплитуда и отношение Н/М рефлекса для оценки функции нервного корешка S1, визуальная аналоговая шкала (ВАШ) для оценки уровня боли и индекс инвалидности Освестри (ODI) для оценки функциональной инвалидности.Все участники были оценены до и после 6 недель лечения.
Результаты:  Обе группы показали значительное улучшение всех измеряемых переменных через 6 недель, но нейронная мобилизация показала более положительный и статистически значимый эффект во всех измеряемых переменных, чем в контрольной группе.
Заключение:  Техника нейромобилизации является эффективным вмешательством для уменьшения боли, функциональной инвалидности и улучшения физиологической функции нервного корешка при болях в пояснице с пояснично-крестцовой радикулопатией.