Илизарова аппарат как снимают: Видео «Снятие аппарата Илизарова после коррекции голени»

Содержание

Аппарат Илизарова – установка, снятие, отзывы

Создателем аппарата Илизарова является советский хирург Г.А. Илизаров. В начале 50-х годов прошлого, двадцатого века, он изобрел приспособление, состоящее из четырех спиц, изготовленных из металла, зафиксированных на двух кольцах, для соединения которых использовались подвижные штанги. Конструкция применялась для скелетного вытяжения. Многие годы в процессе эксплуатации вносились изменения, которые позволили создать усовершенствованную систему.

Сейчас аппарат Илизарова изготавливают из титана, обладающего высоким показателем прочности. В конструкции, применяющейся в наше время, спицы заменили на углепластиковые или титановые стержни. Жесткие кольца – на пластины, треугольники и полукружья. Небольшой по размерам и достаточно легкий медицинский современный аппарат широко используют в травматологии, ортопедии и эстетической медицине, чтобы исправить пропорции тела, кривизну ног, врожденные деформации, косолапость, аномалии развития костей стопы. Применяют данное устройство также при рахите, переломах различной сложности и локализации, при псевдоартрозе, для увеличения роста при наличии системных болезней скелета, в случае лечения контрактуры суставов. Кроме того, с помощью аппарата Илизарова эффективно устраняют дефекты костей и мягких тканей, появившихся после опухолей, травм или инфекций.

Аппарат Илизарова – установка

Компрессионно-дистракционный аппарат Илизарова рекомендуется для растягивания (дистракции) или сжимания (компрессии), также аппарат необходим для длительной фиксации отдельных фрагментов кости. Во время любого перелома существует вероятность смещения краев кости, так как прикрепленные мышцы тянут их в разном направлении. Установленный аппарата Илизарова на ноге или руке при переломе не дает сместиться костным отломкам. Он хорошо фиксирует ложные суставы и несросшиеся переломы, при его использовании не требуется дополнительная гипсовая иммобилизация. Помимо терапии несросшихся переломов и ложных суставов, аппарат успешно применяют для коррекции длины конечности.

Для правильной установки аппарата Илизарова на ноге или руке при переломе, необходимо через каждый фрагмент кости в области перелома провести по две спицы, перекрещенные под прямым углом (делают это с помощью дрели). Две спицы каждого костного фрагмента (составляющие пару) фиксируют и закрепляют в полукольце (кольце), используя специальный ключ. Путем подкручивания гаек на подвижных штангах изменяют расстояние между полукольцами или кольцами. Сближение колец способствует обеспечению компрессии между краями отломков. При деформации спиц постепенно снижается сила сжатия. По этой причине натяжение спиц следует ежедневно контролировать и регулировать. С помощью умелой манипуляции подвижными штангами, можно добиться устранения смещения отломков по оси, уменьшить угловые деформации и производить закрытую репозицию отломков костей.

Для удлинения ног аппаратом Илизарова необходимо пройти несколько этапов. Вначале больному накладывают аппарат, после чего производят остеометрию (рассечение кости) и закрепляют отломки с помощью ортопедического аппарата. К дистракции – постепенному удлинению ног приступают спустя неделю после проведения операции. Как правило, скорость удлинения конечностей – один миллиметр в сутки. Скорость дистракции определяет индивидуальная переносимость данной процедуры пациентом. Обычно, дистракция при удлинении конечностей на 5 сантиметров длится от 50 до 75 дней. После завершения периода удлинения ног начинается период фиксации, который в большинстве случаев продолжается в 2 раза дольше, чем период дистракции.

Примерно через месяц делают операцию на второй конечности. Удлинение конечностей – процедура, проводящаяся под наркозом. Уже на вторые сутки после операции пациент может передвигаться с помощью костылей. В реабилитационный период больному рекомендуют ходить и плавать.

Еще одно применение аппарата Илизарова – для устранения кривизны конечностей. Во время операции производят рассечение кости в месте ее деформации, после чего, используя аппарат, фиксируют в правильном положении. При установке аппарата Илизарова проводят спицы через кости и вводят стержни. Форму ног можно исправлять постепенно (устраняя деформацию при ежедневной коррекции) и одномоментно (когда коррекцию проводят сразу во время операции). Ежедневной коррекцией занимается сам пациент. Снимают аппарат только после окончательного срастания костей в правильном положении. Аппараты Илизарова, применяющиеся в настоящее время, небольших размеров, поэтому у пациента есть возможность полноценного движения почти сразу после проведения операции.

Недостатки и преимущества аппарата Илизарова

При установке аппарата Илизарова сокращаются сроки сращивания перелома, практически до нуля уменьшается возможность развития ложного сустава. Незначительная нагрузка на поврежденную конечность допускается уже на 2 – 3 день после процедуры.

Однако, помимо достоинств, аппарат обладает и рядом недостатков. Кольца часто мешают нормально лежать и сидеть. В тех местах, где были сделаны проколы, после снятия аппарата остаются незначительные точечные шрамы. В отдельных отзывах об аппарате Илизарова упоминается, что его использование вызывает у многих пациентов отеки и ноющую боль, которая мешает спать.

Снятие аппарата Илизарова

Процедуру снятия аппарата может провести только специалист. По отзывам об аппарате Илизарова при снятии его в большинстве случаев не требуется предварительное обезболивание.

После снятия аппарата Илизарова на месте проколов остаются небольшие ранки, которые быстро заживают. Чтобы еще более ускорить их заживление, можно для обрабатывания ранок использовать обеззараживающие препараты. Через некоторое время на месте ранок остаются еле заметные рубцы.

КЛИНИКО-РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ДИСТРАКЦИОННОГО РЕГЕНЕРАТА ПРИ УДЛИНЕНИИ ГОЛЕНИ ПО ИЛИЗАРОВУ

статья в формате PDF 

DOI: 10.17238/issn2226-2016.2018.3.5-9
УДК 617.584
© Артемьев А.А., Грицюк А.А., Нелин Н.И., Соловьев Ю.С., Абросимов М.Н., В.В., 2018

А.А. Артемьев1,A, А.А. Грицюк2,B, Н.И. Нелин3,C, Ю.С. Соловьев4,D, М.Н. Абросимов4,E, В.В. Плетнев4,F

1Институт медико-социальных технологий ФГБОУ ВО «Московский государственный университет пищевых производств», Москва, 125080, Россия 2ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова (Сеченовский университет) Минздрава РФ, Москва, 119991, Россия
3ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И.Евдокимова» Минздрава РФ, Москва, 127473, Россия 4ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов» 117198, Россия

резюме: В статье представлен анализ результатов хирургического удлинения 999 голеней у 572 пациентов с помощью аппарата Илизарова. Основное внимание уделено рентгенологическим особенностям формирования дистракционного регенерата при удлинении большеберцовой кости в проксимальном отделе. Рассматриваются признаки, позволяющие отнести регенерат к одному из трех типов: нормотрофический, гипотрофический, гипертрофический. Представлены основные проблемы, связанные с особенностями регенерации и возможные пути их коррекции. Представлено описание картины постепенного формирования регенерата в различные сроки на этапах дистракции и фиксации. Подробно описываются рентгенологические признаки, которые позволяют сделать заключение о возможности снятия внешнего фиксатора. Таким признаком является плотность регенерата. Представленный материал представляют интерес для травматологов-ортопедов, рентгенологов и врачей-экспертов.

ключевые слова: аппарат Илизарова, остеотомия кости, удлинение голени.


CLINICAL AND RADIOGRAPHIC FEATURES OF REGENERATE FORMATION IN CASES OF TIBIAL LENGTHENING BY ILIZAROV METHOD

Artemiev A.A.1,A, Gritsyuk A.A.2,B, Nelin N.N.3,C, Solovyov J.S.4,D, Abrosimov M.N.4,E, Pletnev V.V.4,F

1Institute of Medical Social Technologies of Moscow State University of Food Manufacturing Industries, Moscow, 125080, Russia 2I.M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University), Ministry of Health of Russia, Moscow, 119991, Russia 3A.I.Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry 127473, Russia
4Medical University, «Peoples’ Friendship University of Russia», 117198, Russia

summary: The article presents results of surgical elongation of 999 shins in 572 patients by the Ilizarov apparatus. The main attention is paid to the x-ray features of the distraction regenerate formation with elongation of the tibia in the proximal part. There are possible three types of regenerate formation: normotrophic, hypotrophic, hypertrophic. The main problems associated with the features of regeneration and possible ways of their correction are presented. The description of the picture of the gradual regenerate formation at various times during the stages of distraction and fixation is presented. The radiographic signs are described in detail, which allow us to conclude that the external fixator can be removed. This is the density of the regenerate. The presented material is of interest to orthopedists, radiologists and medical experts.

key words: Ilizarov apparatus, bone osteotomy, limb lengthening.

Введение

Возможность удлинения конечностей путем постепенной дистракции является выдающимся достижением отечественной ортопедии и основана на открытии Г.А.Илизарова «Общебиологическое свойство тканей отвечать ростом и регенерацией на растяжение (эффект Илизарова) [1]. Развивая данную тему, необходимо отметить, что реализуется эта возможность не столько благодаря конструкции внешнего кольцевого фиксатора, сколько благодаря указанному выше эффекту. Меняются конструкции, но сам принцип на протяжении многих десятилетий остается неизменным [2,3]. Путем постепенной дистракции в суточном темпе 1 мм в зоне предварительно выполненной остеотомии происходит удлинение сегмента. Образующийся в результате этого диастаз между проксимальным и дистальным фрагментом кости постепенно заполняется вновь образующейся костью, которая называется дистракционным регенератом.

Особенности формирования регенерата, сопутствующие изменения окружающих тканей и многие другие факторы всесторонне изучались с использованием самых разнообразных методов морфологии и физиологии [4,5,6]. эти исследования, безусловно, являются исключительно ценными. Но в работе практического врача-ортопеда по-прежнему основными являются клинический и рентгенологический методы диагностики, как при переломах костей конечностей, так и при их удлинении.

Среди хирургических реконструктивных вмешательств, направленных на коррекцию длины конечностей, удлинение голени является самым распространенным. это обусловлено относительной простотой техники операции и достаточно высоким уровнем качества жизни пациентов в процессе лечения. При этом необходимо отметить несколько факторов, которые оказывают существенное влияние на организацию лечебного процесса и в значительной мере определяют актуальность данной работы. Во-первых, внешний остеосинтез с каждым годом применяется все реже, уступая место внутренним конструкциям, в том числе и при удлинении конечностей [7,8,9]. Поэтому в настоящее время появился определенный дефицит информации о биологических процессах, происходящих в процессе дистракции в условиях внешнего остеосинтеза. Во-вторых, модернизация здравоохранения привела к повсеместному внедрению цифровых рентгеновских аппаратов, с помощью которых получается качественно иное изображение исследуемых структур, чем на прежнем оборудовании. При этом визуализируются многие дополнительные элементы (трещины, кисты и пр.), оценка которых требует знания и опыта. В-третьих, в последнее время все чаще встает вопрос о проведении экспертизы качества оказания медицинской помощи. Здесь следует сказать, что при удлинении голени формирование регенерата действительно имеет особенности, которые некоторыми экспертами могут трактоваться неоднозначно и даже ошибочно. В-четвертых, и это самое главное, степень зрелости регенерата определяет возможность функциональной нагрузки на сегмент и обосновывает принятие самого важного решения – снимать или не снимать внешний фиксатор.

Целью настоящего исследование явилось изучение рентгенологических особенностей формирования дистракционного регенерата и их взаимосвязь с клиническими возможностями обеспечения адекватной нагрузки при удлинении голени по Илизарову.

Материал и методы

В основу данного исследования легли результаты лечения 572 пациентов. По поводу неравной длины ног различного генеза прооперировали 145 (25,3%) пациентов, которым удлинили голень на той стороне, где конечность была короче. Остальным 427 (74,7%) пациентам удлинили обе голени с целью увеличения роста, выполнив 854 (85,5%) операции. Таким образом, за период с 1995 года по настоящее время под наблюдением находились 572 (100%) пациента, которым выполнили операции на 999 (100%) сегментах. это были взрослые пациенты в возрасте от 16 до 60 лет (средний возраст составил 32+7,6 года), у которых было завершено формирование скелета, закрыты ростковые зоны и отсутствовали структурные изменения костной ткани в зоне удлинения. Во всех случаях удлинение производили в верхней трети голени.

Операция состояла из нескольких элементов. Сначала пересекали малоберцовую кость на границе средней и нижней трети. Затем на голень накладывали аппарат Илизарова из 3-х колец. После этого пересекали большеберцовую кость. Во всех случаях остеотомию выполняли в верхней трети голени остеотомом (долотом) шириной 7-12 мм, который ударами молотка вводили спереди назад в различных направлениях (веерообразно). После формирования нескольких таких каналов остеотом вводили максимально глубоко и ротировали его, что приводило к остеоклазии кости. Критерием того, что кость пересечена, являлась подвижность в этой зоне во всех направлениях (угловое, ротационное, поперечное). Такой вид пересечения большеберцовой кости известен как кортикотомия по Илизарову [10]. Отдельные основные элементы методики представлены на рисунке 1.

В послеоперационном периоде на 5-7 день начинали дистракцию в темпе 1 мм в сутки (по 0,25 мм каждые 6 часов). Рентгенографию выполняли каждые 2 недели в процессе дистракции, затем ежемесячно до наступления сращения. После констатации факта сращения кости в зоне остеотомии и завершения формирования регенерата аппарат демонтировали. Дополнительную иммобилизацию гипсовыми повязками или ортезами после снятия аппаратов не производили.

Результаты

При удлинении голени приходится решать много проблем и находить ответы на многочисленные вопросы, которые возникают в процессе длительного и сложного лечения. И основной из этих вопросов – не пора ли снимать аппарат Илизарова. этот вопрос пациенты задают постоянно в надежде завершить болезненную процедуру, надеть нормальную одежду, помыться, выйти на работу. Ответ на этот вопрос является ключом к новой ступени повышения качества жизни. И зависит он от правильной оценки врачом степени зрелости дистракционного регенерата. Завершая фиксацию, врачу на основании рентгенологических данных необходимо оценить механические характеристики регенерата, в первую очередь адекватность прочности регенерата тем рекомендациям, которые будут даны пациенту.

При этом необходимо опираться на объективные критерии, которые характеризуют регенерат на различных этапах вытяжения конечности и фиксации после её завершения. Выделяют три типа регенерата: нормотрофический, гипертрофический, гипотрофический [10]. Они представлены на рисунке 2.

Комментируя рисунок, необходимо отметить, что представленные на нем особенности формирования регенерата отражают общие тенденции, но относятся к какой-то абстрактной кости. Для большеберцовой кости характерно неравномерное формирование и распределение костных структур. Традиционно рентгенограммы выполняются в прямой и боковой проекции. Наиболее показательными являются рентгенограммы в боковой проекции, на которых указанные выше типы регенерата выглядят несколько иначе (рисунок 3).

Для гипотрофического типа регенерата характерно отсутствие или значительное уменьшение количества остеогенных структур по передней поверхности большеберцовой кости и рас положение основной массы регенерата по задней поверхности в виде узкой полоски, соединяющей фрагменты. этот тип регенерата является косвенным признаком угнетения остеогенеза и требует контроля темпа и величины дистракции. Естественно, дефицит костной ткани в межфрагментарной зоне приводит к тому, что сроки лечения значительно возрастают. Обязательным условием достижения консолидации является прекращение дистракции и сближение костных фрагментов. В противном случае процесс формирования регенерата может остановиться или значительно затянуться. В определенной мере такое состояние является аналогом формирования ложного сустава. Как и при лечении ложных суставов, для стимуляции сращения необходимо создать оптимальные условия. Такими условиями является уменьшение межрагментарного диастаза, стабильная фиксация и функциональная нагрузка.

Нормотрофический тип регенерата характеризуется равномерным заполнением зоны между проксимальным и дистальным отломком большеберцовой кости. Если проводить аналогию с формированием костной мозоли при переломе, то этот вариант является аналогом сращения по первичному типу. это оптимальный вариант, при котором не следует опасаться замедления сроков сращения или, наоборот, постоянно следить за темпом дистракции во избежание прогрессирования деформации в боковой проекции (по типу антекурвации), связанной с повышенным сопротивлением усилиям растяжения.

Гипертрофический тип регенерата проявляется образованием выраженных периостальных образований по задней поверхности большеберцовой кости. это значительно повышает механическую прочность регенерата. С одной стороны, это благоприятный вариант течения репаративного остеогенеза, предполагающий сращение в минимальные сроки. С другой стороны, асимметричное распределение нагрузок на внешний аппарат, связанное с повышенной сопротивляемостью растяжению по задней поверхности голени является частой причиной вторичного смещения костных фрагментов, требует постоянного контроля и при необходимости – коррекции положения фрагментов по отношению друг к другу.

Величина предполагаемого удлинения определяется на этапе предоперационного планирования. Обычно речь идет об удлинении на конкретную величину, определяемую в единицах длины (сантиметры, миллиметры). Однако правильным является определение относительной величины удлинения, исходя из оценки исходной длины кости. Выделяют функциональнодопустимое и предельное удлинение [11]. Функционально-допустимое удлинение — удлинение на максимальный процент первоначальной длины сегмента, при котором возможно восстановление функции в дистальном суставе. эта величина определяется реакцией нервно-мышечного аппарата на дистракцию, его репаративными и функционально-восстановительными возможностями. Предельное удлинение – удлинение, превышающее функционально-допустимое. Его достижение сопровождается выраженными нарушениями нервно-мышечного аппарата, а клинически — выключением функции нижележащего сустава. На основании клинических и электромиографических исследований показано, что функционально-допустимое одноэтапное удлинение равно 20–30% первоначальной длины сегмента, предельное – 40-50% [5,6].

Для того, чтобы дифференцировать различные отклонения от нормального течения процесса консолидации, необходимо представлять, как этот процесс протекает в норме. Коррекция начинается на 5-7 день после операции и состоит из двух этапов: дистракции и фиксации. В процессе дистракции необходимо оценить тип формирующего регенерата, скорректировать при необходимости темп, провести дополнительную коррекцию положения оси конечности. На рисунках 4 и 5 представлены рентгенограммы правой голени пациента 27 лет, которому с целью увеличения роста удлинили обе голени на 7 см, а также исправили варусную деформацию.

В первые недели дистракции на рентгенограмме регенерат воспринимается как дефект кости. Он постепенно заполняется вертикально ориентированными рентгенконтрастными остеогенными структурами, которые в последующем трансформируются в нормальную костную ткань. В процессе фиксации происходит усиление плотности регенерата, увеличение его объема. В тех случаях, когда имеется укорочение по длине и наличие каких-либо других видов деформации, первым этапом необходимо удлинить сегмент, а потом заниматься коррекцией в других плоскостях. Один из наиболее важных и ответственных моментов – завершение фиксации, снятие аппарата Илизарова. Необходимо оценить возможность функциональной нагрузки на сегмент без дополнительной фиксации. Иными словами, нужно понять – можно давать нагрузку на конечность, выдержит ли её регенерат, насколько он сформировался для этой цели. По рентгенограмме мы можем определить размер регенерата и оценить его плотность. Именно плотность – решающий фактор. Основной признак достаточной плотности регенерата – это состояние, когда по всему периметру внешнего контура можно определить четкую границу. На завершающих стадиях созревания регенерат уже приобретает достаточно высокую плотность. Но если при этом имеются нечеткие границы по его контуру, то механическая прочность его низка. Если тонким карандашом или иглой можно обвести контур регенерата, то это является основным признаком его окончательного формирования и показанием к демонтажу внешнего фиксатора. Достаточно, если такую картину мы увидим лишь в одной плоскости. На рисунке 6 представлены крупным планом рентгенограммы того же пациента, что и на рисунке 4 и 5 в сроки 20, 24 и 27 недель после начала дистракции.

Преждевременное снятие аппарата может привести к деформации регенерата. Особенностью таких деформаций является то, что болевой синдром слабо выражен и первое, что замечают пациенты – это искривление сегмента. При этом нагрузка является фактором, который стимулирует быстрое сращение и в итоге для того, чтобы исправить такую деформацию, требуется повторная остеотомия.

Заключение

Удлинение конечностей по методу Илизарова – одно из наиболее сложных направлений современной ортопедии. Наш опыт удлинения почти тысячи голеней не позволил выявить влияние на сроки сращения таких факторов, как возраст или первоначальный диагноз. Единственный фактор, который напрямую влияет на скорость формирования регенерата и определяет общий срок лечения – это величина удлинения. При этом в каждом конкретном случае нельзя заранее прогнозировать длительность этого процесса. Несмотря на то, что методика эта применяется более 70 лет, основными методами оценки степени формирования регенерата, как и прежде, являются рентгенологические признаки.

Список литературы/References

1.   Диплом No 355 (СССР). Общебиологическое свойство тканей отвечать на дозированное растяжение ростом и регенерацией (эффект Илизарова) / Илизаров Г.А. – Заявлено 25.12.1985 г. No ОТ. – 11271; Опубл. 23.IV.1989; Бюл. «Открытия, изобретения». – 1989. – No 15; Приоритет от 24.xI.1970 г. [Diplom No 355 (SSSR). Obshchebiologicheskoe svoistvo tkanei otvechat’ na dozirovannoe rastyazhenie rostom i regeneratsiei (effekt Ilizarova) / Ilizarov G.A.; publ. 23.IV.1989; Byul. «Otkrytiya, izobreteniya». – 1989. – No 15; Prioritet ot 24.xI.1970] 


2.   Илизаров Г.А. Чрескостный компрессионный остеосинтез аппаратом автора (экспер.-клин. исследование.): дис. … канд. (д-ра) мед. наук. – Курган, 1968. – 483 с. [Ilizarov G.A. Chreskostnyi kompressionnyi osteosintez apparatom avtora (eksper.-klin. issledovanie.): dis. … kand. (d-ra) med. nauk. – Kurgan, 1968. – 483 p.] 


3.   Шевцов В.И., Попков А.В. Оперативное удлинение нижних конечностей. – М.: Медицина, 1998. – 192 c. [Shevtsov V.I., Popkov A.V. Operativnoe udlinenie nizhnikh konechnostei. – M.: Medicine, 1998. – 192 p.] 


4.   Гололобов В.Г., Дулаев А.К., Деев Р.В. Костная ткань. Гистофизиология и регенерация. – СПб.: ВМедА, 2003. – 33 с. [Gololobov V.G., Dulaev A.K., Deev R.V. Kostnaya tkan’. Gistofiziologiya i regeneratsiya. – SPb, 2003. – 33 p.] 


5.   Стецула В.И., Лаврищева Г.И., Штин В.П., Михайлова Л.И. Биологические аспекты удлинения конечностей // Ортопед., травматол. – 1984. – No 9. – С. 21-26. [Stetsula V.I., Lavrishcheva G.I., Shtin V.P., Mikhailova L.I. Biologicheskie aspekty udlineniya konechnostei // Ortoped., travmatol. – 1984. – No 9. – P. 21-26.] 


6.   Щуров В.А., Грачёва В.И., Мальцев В.Д. Динамика некоторых функциональных показателей удлиняемой голени при применении монои билокального дистракционного остеосинтеза по Илизарову // Ортопедия, травматология и протезирование. – 1983. – No 4. – С. 15–18. [Shchurov V.A., Gracheva V.I., Mal’tsev V.D. Dinamika nekotorykh funktsional’nykh pokazatelei udlinyaemoi goleni pri primenenii monoi bilokal’nogo distraktsionnogo osteosinteza po Ilizarovu // Ortopediya, travmatologiya i protezirovanie. – 1983. – No 4. – P. 15-18.] 


7.   Bliskunov A.I. Lengthening of the femur using implantable appliances // Acta Chir. Orthop. Traumatol Cech. – 1984. – Vol. 51, N 6 – P. 454-466. 


8.   P. Lascombes, D. Popkov, H. Huber, T. Haumont and P. Journeau. «Classification of complications after progressive long bone lengthening: Proposal for a new classification», Orthopaedics and Traumatology: Surgery and Research, vol. 98, no. 6, pp. 629-637, 2012. 


9.   S.R. Rozbruch, D. Kleinman, A.T. Fragomen and S. Ilizarov. «Limb lengthening and then insertion of an intramedullary nail: A casematched comparison», Clinical Orthopaedics and Related Research, vol. 466, no. 12, pp. 2923-2932, 2008. 


10. Голяховский В., Френкель В. Руководство по чрескостному остеосинтезу методом Илизарова: Пер. с англ. – М.: Изд-во БИНОМ, 1999. – 272 с. [Golyakhovskii V., Frenkel’ V. Rukovodstvo po chreskostnomu osteosintezu metodom Ilizarova: Per. s angl. – M.: Izd-vo BINOM, 1999. – 272 p.]

11. Введенский С.П. Клинико-биологическое обоснование и дифференцированное применение методов удлинения нижней конечности: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – Горький, 1982. – 38 с. [Vvedenskii S.P. Kliniko-biologicheskoe obosnovanie i differentsirovannoe primenenie metodov udlineniya nizhnei konechnosti: Avtoref. dis. … d-ra med. nauk. – Gor’kii, 1982. – 38 p.]

Информация об авторах

Артемьев Александр Александрович – доктор медицинских наук, профессор кафедры хирургии с курсами травматологии и ортопедии анестезиологии и реаниматологии и нейрохирургии Института медикосоциальных технологий ФГБОУ ВО «Московский государственный университет пищевых производств». e-mail: [email protected]

Грицюк Андрей Анатольевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и хирургии катастроф ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова, клиника травматологии, ортопедии и патологии суставов. e-mail: [email protected]

Нелин Николай Иванович – доктор медицинских наук, доцент кафедры травматологии, ортопедии и медицины катастроф, доктор медицинских наук ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И.Евдокимова.
e-mail: [email protected]

Соловьев Юрий Сергеевич – соискатель кафедры травматологии и ортопедии ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов».
e-mail: [email protected]

Абросимов Михаил Николаевич – соискатель кафедры травматологии и ортопедии ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов». e-mail: [email protected]

Плетнев Виталий Викторович – соискатель кафедры травматологии и ортопедии ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов». e-mail: [email protected]

Information about the autors

Artemiev Alexander Alexandrovich – MD, professor of the Chair of surgery with courses of traumatology, orthopedics, anaesthesiology, resuscitation and neurosurgery at the Institute of Medical Social Technologies of Moscow State University of Food Manufacturing Industries. e-mail: [email protected]

Gritsyuk Andrey Anatolievich – First Medical University named after IM MGMU Sechenov Clinic of traumatology, orthopedics and joint pathology, MD, associate professor, head trauma and orthopedic department No 2, professor of the department of traumatology, orthopedics and surgery disasters. e-mail: [email protected]

Nelin Nicolay Ivanovich – MD, Associate Professor of the Department of Traumatology, Orthopedics and Disaster Medicine Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I.evdokimov. e-mail: [email protected]

Solovyov Juri Sergeevich – Postgraduate of Department of Traumatology, Orthopaedics and arthrology Medical University, «Peoples’ Friendship University of Russia». e-mail: [email protected]

Abrosimov Mihail Nicolaevich – Postgraduate of Department of Traumatology, Orthopaedics and arthrology Medical University, «Peoples’ Friendship University of Russia». e-mail: [email protected]

Pletnev Vitaly Victorovich – Postgraduate of Department of Traumatology, Orthopaedics and arthrology Medical University, «Peoples’ Friendship University of Russia». e-mail: [email protected]

Финансирование: Исследование не имело спонсорской поддержки. Funding: The study had no sponsorship.
Конфликт интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта

интересов.
Conflict of interests: The authors declare no conflict of interest.

Для цитирования:

Артемьев А.А., Грицюк А.А., Нелин Н.И., Соловьев Ю.С., Абросимов М.Н., Плетнев В.В., КЛИНИКО-РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ДИСТРАКЦИОННОГО РЕГЕНЕРАТА ПРИ УДЛИНЕНИИ ГОЛЕНИ ПО ИЛИЗАРОВУ// Кафедра травматологии и ортопедии. 2018.No3(33). с. 5-98 [Artemiev A.A., Gritsyuk A.A., Nelin N.I., Solovyov J.S., Abrosimov M.N., Pletnev V.V., CLINICAL AND RADIOGRAPHIC FeATUReS OF ReGeNeRATe FORMATION IN CASeS OF TIBIAL LeNGTHeNING BY ILIZAROV MeTHOD// Department of Traumatology and Orthopedics. 2018.No3(33). p. 5-9. In Russ]

Что такое аппарат Илизарова и с чем его едят

Здравствуйте уважаемые соучастники! Не могу не написать заметку об аппарате, который меня сюда и привел, а точнее заманил тот результат, который достигается благодаря ему. Конечно, изобретался он не для выравнивания некрасивых ножек, но смышленые хирурги подстроили его и под себя))

Так вот. Аппарат Илизарова, он же компрессионно-дистракционный аппарат, впервые был создан в начале 50-х годов ХХ века известным советским хирургом Илизаровым, чье имя и носит до сих пор. На сегодняшний день те или иные модификации аппарата Илизарова используются в большинстве стран мира. Сфера применения аппарата Илизарова достаточно обширна. Эта конструкция нашла применение не только в травматологии, но и в ортопедии и эстетической медицине, как говорилось выше.

Что такое аппарат Илизарова?

Конструкция аппарата Илизарова разработана таким образом, чтобы при его использовании сопоставленные отломки костей жестко фиксировались в строго определенном положении.

Это достигается за счет введенных в кость спиц, фиксированных на металлических кругах или полукружьях. Они, в свою очередь, соединяются между собой. Таким образом, аппарат Илизарова представляет собой своеобразный металлический туннель, внутри которого находится поврежденный участок тела.

Описанная выше конструкция (на мой взгляд выглядящая пугающе) – это первая модификация устройства. За прошедшие с момента ее создания шестьдесят лет, аппарат Илизарова был усовершенствован. Жесткие и не очень удобные для пациента кольца заменяются полукружьями, треугольниками или пластинами. В практику введены различные его виды, которые можно использовать практически на любом участке тела.

К слову сказать, в современных аппаратах Илизарова используется не обычный металл (как в самом начале) и не титан (который используется чаще всего), а углепластик. За счет этого конструкция не только прочная и надежная, но и легкая.

Для чего нужен аппарат Илизарова?

Если перевести на понятный язык полное название устройства – компрессионно-дистракционный аппарат – становится понятно, что он предназначен для сжимания (компрессии) или растягивания (дистракции).

Речь идет о том, что при любом переломе, как бы грамотно он не был совмещен, всегда есть вероятность расхождения краев переломанной кости и, как следствие, неправильного ее срастания. Это происходит благодаря нашим мышцам, которые как бы тянут края кости в разном направлении.

Использование аппарата Илизарова позволяет избежать смещения костных отломков. Благодаря этому кость срастается правильно.

Помимо лечения переломов, аппарат Илизарова с успехом применяется в ортопедии. К сожалению, до сих пор не существует другого метода исправления ряда костных дефектов, кроме как специально сломать кость и придать ей нужное положение. Так, например, корректируют одностороннее укорачивание конечностей.

К слову сказать, точно так же и удлиняют ноги в центрах эстетической медицины. Кости просто-напросто ломают, отломки фиксируют аппаратом Илизарова и с его помощью медленно раздвигают сломанные участки.

Использование аппарата Илизарова позволяет скорректировать и некоторые варианты искривления конечностей. Тут принцип чем-то похож на ношение брэкетов: кости фиксируются и постепенно смещаются в нужном направлении. Чем медленнее происходит процесс, тем лучше адаптируются окружающие мягкие ткани.

В настоящее время помимо базового аппарата для лечения заболеваний и повреждений длинных трубчатых костей выпускаются аппараты для лечения патологии стопы, кисти, костей таза и позвоночника.

 Как снять аппарат Илизарова?

Наверное, излишне говорить, что снять аппарат Илизарова может только врач. И то не каждый, а тот, кто имеет опыт обращения с металлической конструкцией. 

Обезболивать снятие аппарата Илизарова нужно не всегда. Большинство пациентов описывают свои ощущения как короткий дискомфорт (правда, довольно выраженный).

Как говорят отзывы, аппарат Илизарова зачастую снимают вообще без всяческого обезболивания. Другим предпочитают дать кратковременный наркоз.

Вся манипуляция довольно проста, но требует наличия определенной сноровки и необходимых инструментов. Небольшие ранки на месте введения спиц заживают уже в скором времени после снятия аппарата Илизарова.

Результаты после использования аппарата

  

  

 

By Dr. Abolin

Теперь понимаете, почему мне хочется попасть именно к этому врачу?)))

Бывает и такое)

 

АППАРАТ ИЛИЗАРОВА

Так уж получилось, что зимой 2004 года я сломала ногу. Сломала серьезно, лежала в больнице, делали операцию и поставили аппарат Илизарова. Четыре месяца просидела дома и вообще это было неприятно.
Ну и постольку-поскольку – я стала искать в Интернете информацию об аппарате Илизарова. О том, долго ли мне его таскать на себе, как проходит заживление, как бороться с воспалениями и т.д. Выяснилось, что подобной информации в русском интернете нет. Посему я решила рассказать об аппарате все, чему научилась на основе своего горького опыта 🙂 Сразу скажу, что не претендую на какую-то медицинскую или научную достоверность написанного – это только мои личные впечатления и опыт (операцию делал и лекарства прописывал, само собой, врач).

Я не буду останавливаться на том, в каких случаях накладывают аппарат, сама толком не знаю. Знаю вот что – при переломах любой сложности аппарат находится на ноге никак не менее двух месяцев, а обычно – от трех до пяти (если все идет нормально). Мой перелом относился к сложным – обе кости нижней части правой голени, оскольчатый.

Главная процедура ухода – перевязка. Спиц бывает до 24 штук (всегда четное количество), каждую спицу надо обработать. Обрабатывают спиртовым раствором – 50 на 50 (50% спирта и 50% дистиллированной воды), а проще всего – обыкновенной водкой (не паленой). На каждую спицу накладывается салфетка, пропитанная водкой. Меняют салфетки каждые два-три дня сразу после операции, а в дальнейшем раз в 7-10 дней.

Обычно при травматическом переломе начинают ходить (давать нагрузку на ногу) через одну-две недели после наложения аппарата. Начинаешь ходить, хотя бы и на костылях – воспаляются мягкие ткани вокруг спиц. Это вообще самое распространенное осложнение у тех, кто с аппаратом. Если запустить, то можно загреметь в больницу. При остром воспалении там нужно пробыть две недели, не меньше, так что лучше повнимательнее ухаживать за ногой дома.

Если возникло подозрение, что вокруг какой-нибудь спицы творится неладное – краснота, опухоль, боль при нажатии, выделение гноя, то это спицевая инфекция, и необходимо накладывать салфетки с раствором димексида и дистиллированной воды (50 на 50). Если и это не помогает, то есть зарекомендовавший себя народный способ выведения гноя из раны – с помощью обыкновенной соли. Этот способ предлагают и сами врачи – на стакан воды столовую ложки соли, вскипятить, остудить и накладывать повязки с этим раствором. Помогает очень хорошо, быстро вытягивает гной, снимает опухоль, обеззараживает. Плюс ко всему еще необходимо принимать антибиотики – мне был рекомендован доксициклина гидрохлорид в капсулах. С антибиотиками нужно быть крайне осторожным, принимают их не более недели, если есть возможность – лучше купить дорогой антибиотик пролонгированного действия, потому что, к примеру, тот, который я назвала – очень сильный, и из организма еще месяц не выводится.

Для поддержания баланса кальция в организме можно пить такое лекарство – ксидифон, разводя его опять же дистиллированной водой. Само собой, витамины, препараты кальция. Мумие, как сказали ортопеды, большого проку не приносит, но и вреда тоже, так что женское отделение травматологии, где я лежала, ело его килограммами. Холодец, конечно же. И вообще хорошее, можно даже усиленное питание – организм сам разберется, откуда брать кальций для костей, был бы выбор.

Вот пока самое основное. Напишу еще.


Записки больного. – Жизнь в одном из миров Упорядоченного — LiveJournal

Тем, кто еще не наломал глаза, не устал от чернухи, не надоели мои потуги на писательском ремесле(нужное подчеркнуть), предлагаю следующую часть “записок больного” вашему драгоценному вниманию…


6 недель прошедшие с момента операции, я изображал из себя Робокопа, а уж левая рука поразительно напоминала оружие киборга женского пола из “Терминатор – 3”. Но вот “Пробил час” и собрав все документы, отправился снова в 36 больничку на съем(нет не баб!) аппарата Илизарова, причинявшему массу неудобств вашему покорному слуге…
Приехав в 10-30 к кабинету завотделения травматологию, обнаружил еще 2 людей, ожидавших аудиенции у доктора Менгеле, по похожим причинам. И все трое оказались в “черном списке”… Отсутствовало направление на госпитализацию из травмпункта. О котором, надо сказать, и речи не было неделю назад, когда договаривались с врачом о операции. Старость не радость, фигли. Вот только из-за этой забывчивости пришлось женушке ехать в травму, а мне соответственно, просидеть три с небольшим часа на жестком стуле в приемной. Испытание для бедра то еще – чертова бюрократия… Пока сидел, знакомая медсестра предложила снять аппарат “прямо счас, но без обезболивания”. Я сдуру-то возьми и откажись. С обезболиванием точно все пройдет как по маслу – мелькнула предательская мыслишка…
Выйдя из кабинета дохтура в районе трех часов дня, отправились в другой корпус для консультации травматолога(!) и оформления госпитализации. На улице сыпал приятный снежок, припорошая ледяную корку на асфальте, и я на своих четырех ногах пару раз чуть не пизданулся, тем самым едва не обеспечив себе еще одно лежание в четырех стенах окрашенных в салатовый цвет…
Со всеми этими походами и бюрократией, в палату я попал только в начале пятого. Натруженное за день бедро, радостно вздохнуло, когда наконец оказалось в горизонтальном положении на полусломанной кровати в 432 палате. Палата была рассчитана на 8 человек, и с моим прибытием оказалась заполненной до предела. Душ отсутствовал, кровати стояли кое-как, а в туалете царил стойкий запах никотиновых смол. Пятеро курящих, это конечно многовато, а способности ходить явно было маловато, чтобы выползать за территорию больницы, в законную курилку. Впрочем, за курение в туалете особо и не гоняли – тех персонал больницы с пониманием относился к нашим маленьким слабостям… И началось томительное ожидание операции. Ко всему прочему мы еще забыли и снимки рентгеновские, соответственно супруге надо было назавтра с самого сранья привезти их в больничку…
Вечерние разговоры в палате напоминали фильм ужасов с медицинским уклоном. Один из моих сопалатников уже полтора года носил на ноге модернизированную версию аппарата Илизарова. Только вместо тонких стальных шпилек пронзающих насквозь мою руку, ему в ногу ввинтили железные штыри, минимум шестерка в диаметре сечения, и их количество приближалось к 10. а вся верхняя часть ноги была иссечена шрамами от различных операций. От его рассказов скитаний по больницам, волосы вставали дыбом во всех местах. В 51-ой клинике операции делали без наркоза(!), даже ампутации(он сам видел), еще в одной клинике, врач не заметил гноения кости в ноге и предложил надеть сразу корсет на место слома, и тд и тп. Энтузиазма перед операцией подобные разговоры не добавляли, и я предпочел послушать плеер…
На следующее утро, жена привезла снимки, свозила меня на рентген(сама, ибо медсестер катастрофически не хватало, отделение было забито под завязку), и стало ясно, что сегодня совершенно точно железки распрощаются с моим телом. Правда, как выяснилось, оказывается еще три(!) недели назад нужно было ослабить натяжение спиц в моей лапе. Но кто ж об этом знал-то??? Ни один(!) травматолог не сказал об этом факте. Впрочем, может оно и к лучшему. Мой сопалатник, как раз и ковылял с ослабленными штырями в ноге, и при каждом прыжке железные хреновины терлись о кости(бррр, пренеприятнейшие ощущения). Вообще конечно врачи порадовали его сказав “попрыгай по ступенькам. Если кость сломается, то заново прооперируем, если нет, завтра снимем аппарат”. Прыгать по ступенькам пациент не стал, опасаясь за целостность своей телесной сферы. Достаточно было просто посмотреть на его лицо при прыжках по обычному полу, чтобы понять – процесс сей, причиняет неслабую боль…
Час “Х” настал для меня в начале второго дня… До этого времени, я лежал в палате ворочаясь с боку на бок, а в голове бушевала мелодия Княzz: “Сидеть и ждать, сидеть и ждать, сидеть и ждать ответа мне!”. Само трудное в нашей жизни сидеть и ждать, не правда ли? Успев к тому времени и послушать плеер и почитать кинговское “Сияние”(вообще чтение Кинга в больнице, милое дело), и почистить живот не прибегая к помощи адского изобретения под названием клизма)) Кстати говоря, мои сопалатники прежестоко оскорбились, узнав, что мне не будут ставить клизму перед операцией)))) Ну а на фига??? Если весь процесс пройдет в перевязочной, да и желудок крепкий – крови не боюсь…
Вот так стояли мы в коридоре с сопалатником, болтали о дальнейших планах на жизнь, как вдруг из перевязочного бокса высунулась квадратная фигура врача, и с улыбкою Джоноконды поманила меня пальчиком :”Иди сюда, сымать буим!”. Сердце ухнуло в пятки, прыгнуло в горло, вернулось на свое место и замерло в ожидании экзекуции. На плохо гнущихся ногах я отправился в перевязочную…
Там меня поджидала медсестра(да-да, та самая, которая и предлагала мне день назад снять агрегат), интерн(каналу “ТНТ” большой привет), но не Романенко, и даже не Левин, а больше похожий на Лобанова)) И врач, сдавший меня сразу же на попечение двух вышеупомянутых персонажей. При этом он заметил:”Если совсем больно будет, вколите ему укол анальгина”. По моей спине пробежала волна холода. Анальгин меня никогда не брал, соответственно, толку в уколе никакого не будет!
Пока раскручивали болты на аппарате особых ощущений не испытывал, так слегка терлось железо о кости, зато здорово представлял ощущения сопалатника ходившего с такой хреновиной, а потом в бокс принесли большие заржавевшие от крови пассатижи, и стали ими перекусывать стальные штифты, которые проходили насквозь через кости руки… Интерн “Лобанов” , не смотря на свою полу-брутальную внешность, никак не мог перекусить спицу. При каждом нажатии губками клещей на спицу, по костям пробегало ощущение электрического разряда и я стискивал зубы. А уж когда спица все-таки переломилась, мгновенная вспышка боли и на миг увидел небо через серо-белый потолок перевязочной. И так еще три раза, по количеству спиц в руке. Надо заметить, что хрупкая медсестра перекусывала штыри одним движением кисти. Есть, есть еще женщины в русских селениях)) Правда уровень боли при этом возрастал на несколько десятков делений. Но это были “цветуечки”, “ягодки”, как всегда, пришли попозжее…
А позжее, нужно было вытащить спицы из руки. На предложение сделать укол, я отрицательно мотнул головой. Ху ли от него было толку. А медсестра заметила:”Я ж тебе говорила, надо было вчера еще снять”. Но если одну спицу, ближе к локтю, вытащили единым резким рывком, и звездное небо я видел лишь мгновение, то вот когда стали вытаскивать спицу из ладони… О-о-о, вот здесь я рассмотрел небеса полностью. Мог даже сосчитать звезды составляющие Млечный Путь. Ибо вытаскивали вращающими движениями и каждым мускулом кисти чувствовал, как выходило из тела железо. Все это время я “любовался” небесами и вспоминал на весь бокс “женщин легкого поведения”…
Едва я отдышался от экзекуции ,как мне предложили сходить на рентген(это в другой-то корпус, на секундочку, с адски ноющей рукой!). Но я возопил, шо обратно я уже не вернуся если сам пойду, и крепкие руки интерна “Лобанова” усадили меня в инвалидное кресло, и повезли на снимок. С этим заданием он справился блестяще))) Как и с последующим накладыванием лонгетки на место перелома…
Лечащий врач “порадовал” меня сообщением, что выпишет в воскресенье и нарвался на протестующие вопли, смысл которых сводился к тому, что “мне здеся не хрена делать, а дома у жены холодная постель. И коты не спасают”)) “Завтра посмотрим”, – пробурчал он, и больше ко мне не подходил.
Вечером все прошло по схеме знакомой еще со времен моего первого пребывания в этом “злачном” месте – разговоры “за жизнь”, резкая боль в руке, коньяк+”Найз” в качестве обезболивающего. Намаявшись за день, я все никак не мог успокоиться, и воспаленный мозг заставил промаяться меня без сна, аж до 4-х часов утра…
А уже в восемь утра, знакомый интерн растолкал меня и сунул на подпись… выписной эпикриз!!! Мои вчерашние вопли и “мужественное” поведение сделали свое черное дело и оставалось дождаться перевязки… Вообще в пятницу из палаты выписали сразу аж 5 человек(не иначе готовились к бурным выходным!), но трое задержались в больнице еще на 3-4 часа ожидая перевязочную медсестру. Которая почему-то, всего одна на два травматических отделения(порядка 50 человек!)…
Сопалатанику моему за это время, все-таки сняли адскую железяку с ноги. Причем чтобы подействовало обезболивающее, пришлось вколоть аж 4 укола!!! И стоя у перевязочного бокса, мы любовались(!) его счастливым лицом и обнаженным телом на залитой кровью простыне. Там же, в лужах крови, лежали кусочки железа вынутые из тела. На какое-то мгновение мне показалось, что парнишке в ногу попал осколочный снаряд – так много было обломков…
Но вот наконец-то дождался перевязки, получил последние наставления по лечению и…
Большего счастия, чем то чувство, когда вернулся домой, я не испытывал уже давно.

P.S. Надеюсь, это была последняя часть “воспоминаний”…

Космические технологии в Центре Илизарова

Как рассказали в РНЦ «ВТО» имени Г.А. Илизарова, курганский центр имеет прямое отношение ко Дню космонавтики. В новых изобретениях врачей Центра задействованы космические технологии.

Сейчас конструкторы ищут пути решения вопроса, как сделать так, чтобы травматолог-ортопед руководил лечебным процессом дистанционно, а за все отвечал микропроцессор. За основу взят новый многофункциональный аппарат, разработанный генеральным директором РНЦ «ВТО» имени Илизарова Владимира Шевцова и врачом Федором Мацукатовым. Планируется, что пациента будут отпускать домой практически сразу после наложения аппарата Контроль за состоянием здоровья пациента обеспечит спутник. На электронную почту или мобильный телефон врача будут приходить сообщения о том, как себя чувствует пациент. При необходимости медик сможет изменить параметры на расстоянии, послав команду на электронный блок. Выздоровление, уверен один из авторов современного аппарата внешней фиксации, генеральный директор Центра Илизарова Владимир Шевцов, пойдет куда быстрее, чем сейчас. Ведь больного человека будут окружать родные и близкие. Пока же пациенты вынуждены около полугода проводить в больничных стенах. С новым аппаратом человек будет находиться вдали от дома всего две недели. Столько времени потребуется на установку фиксаторов и настройку электроники.

Изобретение Шевцова-Мацукатова придет на смену классической модели аппарата Илизарова. В новой конструкции заложены все шесть степеней свободы перемещений. Его можно развернуть в любом направлении и плоскости: по ширине, по длине, по кругу. К примеру, у пациента врожденный дефект – нога короткая и кривая. Накладывается аппарат, и он одновременно работает сразу в двух направлениях, на удлинение конечности и исправление деформации!

Аппарат Илизарова работает только в одном направлении, и чтобы его изменить приходится снимать и разбирать всю конструкцию. Модель Шевцова-Мацукатова сконструирована с учетом всех последних достижений РНЦ «ВТО». Здесь есть все – узлы и принципы работы автоматического дистрактора, нанотехнологические разработки… Курганские ортопеды в плане совершенствования внешней фиксации сделали массу открытий и добились ошеломляющих успехов. Современные аппараты начинены чипами, оснащены электронными блоками с программным обеспечением. Для ускорения остеогенеза в костномозговой канал вводятся спицы, покрытые наночастицами, необходимыми для роста кости – кальцием и фосфором…

Это достижение научной мысли курганских врачей дает повод думать: как однажды Гагарин открыл эру пилотируемых полетов, так и специалисты Центра Илизарова смогут открыть новую страницу в истории мировой травматологии и ортопедии.

 


Ссылка на публикацию: АМИ-ТАСС

Удлинение ног аппаратом Илизарова: стоимость, как проводится, больно или нет

Почти каждый из нас хоть в чем-то собой недоволен. Причин масса – начиная с вредных привычек и заканчивая внешним видом. Поговорим о самой навязчивой и трудно исправимой – маленьком росте. Маленький рост или чересчур короткие ноги могут стать причиной больших психологических страданий. Девушкам он мешает делать карьеру, молодым людям добавляет неуверенности в себе. Неужели ничего нельзя сделать? Не отчаивайтесь, выход есть всегда. Эффективным методом увеличения роста является хирургическая коррекция при помощи удлинения ног. Как это возможно? Благодаря способности костных тканей к росту.

 

В нашей клинике мы проводим операции по удлинению ног на основе малотравматичных методик разработанных профессором Акшином Багировым с использованием усовершенствованных компоновок аппарата Илизарова. Успешность операции и гарантия ее безопасности главным образом зависят от качества предоперационного обследования. С помощью компьютерной томографии определяются все размерные характеристики ног: длина каждой ноги, каждого сегмента, их пропорции вплоть до миллиметра, а также состояние тазобедренных, коленных и голеностопных суставов. Суть операции заключается в том что, после установки аппарата Илизарова на голень, на разном уровне пересекаются большеберцовая и малоберцовая кости. Затем с помощью внешних конструкций (аппаратов)  пациент самостоятельно (с помощью несложных приспособлений) растягивает голень в месте пересечения кости. При этом растущая костная мозоль заполняет увеличивающийся просвет распилов, удлиняя кости.

Принцип основан на законе, открытом Г.А. Илизаровым, который заключается в том, что при растяжении кости и окружающих мягких тканей образуется напряжение, которое стимулирует образование клеточной ткани, т.е. образуется новая костная мозоль. Процесс такого «роста» небыстрый, но эффект достигается несомненный. Человек становится выше, причем за счет своих собственных костей. На следующий день после операции пациент встает и самостоятельно ходит с помощью «ходунков». Это происходит следующим образом: на 5-6 сутки после начинается растяжение ткани костной ткани (дистракция) путем дозированного подкручивания гаек в аппарате в определенном ритме и темпе, рассчитанном для каждого больного индивидуально с помощью специальной компьютерной программы.

Запишитесь на консультацию хирурга и получите скидку на операцию 5%

Позвонить

Темп дистракции (растяжения) используемый при удлинении ног составляет 0,5 – 1 миллиметр в сутки и производится в  два или в  четыре приема по 1/4 оборота гайки в сутки соответственно . Выполняется пациентом самостоятельно под периодическим контролем врача 1-2 раза в месяц. Количество дней необходимых для достижения избранного пациентом удлинения рассчитывается следующим образом (удлинение на 3 см потребует 30 дней дистракции – учитывая темп 1 мм в сутки и т.д., иногда даже более растянутые сроки ,  количество исходит от 0,5 до 1 мм).

В зоне удлинения образуется костный регенерат, который увеличивается по длине во время дистракции. В последующем, после завершения периода удлинения (дистракции), необходимо время для завершения процесса оссификации (окостенения) вновь образовавшегося регенерата.

Сроки использования аппаратов внешней фиксации зависят от величины удлинения нижних конечностей (чем больше величина удлинения тем больше срок фиксации в аппарате), кроме того и от индивидуальных особенностей пациента (пол, возраст, наличие хронических заболеваний) и составляют в среднем от 6 до 12 месяцев.

Очень важным в данном процессе является сам аппарат наружной фиксации.

Существуют различные виды и варианты аппаратов наружной фиксации, с помощью которых проводится удлинение, но практически все из них имеют существенный недостаток большие габариты, что причиняют неудобства при ношении, ограничивают движения в суставах. Мы решили данную задачу, создав компактную, малогабаритную компоновку аппарата Илизарова с жесткой конструкцией фиксаторов, способную выдержать все нагрузки при удлинении конечности и при этом не ограничивать движения в смежных суставах и ношение одежды.

На весь период удлинения проводится тщательный контроль со стороны врача с использованием рентгенографических и компьютерно-томографических исследований. После снятия конструкций (спиц и стержней) остаются маленькие следы на коже, однако со временем они светлеют и становятся практически неразличимыми.

Таким образом, вы перетерпев несколько трудных месяцев, навсегда избавитесь от своих комплексов и проблем, связанных с низким ростом, прыгнете «выше себя», достигнув вершины своей мечты стать «выше»!

Метод Илизарова: Удаление фиксатора и удаление постфиксатора: Учебник ортопедии Wheeless

Доктор Мангал Парихар

– Обсуждение: Лучше на месяц позже, чем на день раньше. Это полезно помнить в то время, когда даже самый сговорчивый пациент обычно с нетерпением ждет снятия каркаса. Перед снятием рамы необходимо убедиться в способности регенерата выдерживать незащищенную нагрузку. Рентгеновские снимки должны показать не менее трех кортикальных слоев; я.е. из четырех кортикальных слоев (переднего, заднего, медиального и латерального) в прямой и латеральной проекциях не менее трех должны быть полностью окостеневшими, с четким контуром кортикальной кости. Наконец, перед фактическим снятием рамы пациенту может быть назначен «стресс-тест». при котором все стойки, соединяющие проксимальный и дистальный сегменты кости, разъединяются, и пациента просят использовать конечность функциональным образом (весовая нагрузка на нижнюю конечность и функциональная деятельность на верхнюю конечность).Если пациент в состоянии это сделать, каркас можно смело снимать. Фактическое удаление фиксатора обычно проводится под анестезией. У взрослых хотя и можно обойтись без него, но не рекомендуется, так как снятие полуштифтов достаточно болезненно. В случае, если удаление выполняется без анестезии, необходимо не забыть ослабить болты фиксации проволоки, тем самым ослабив натяжение проволоки, прежде чем ее перерезать. Убедитесь, что конечность не падает внезапно, когда последние провода перерезаны. Не забудьте ввести местный анестетик сбоку от оливы при удалении проволоки оливы.

– Удаление штифтового фиксатора:
Если использовались штифты Шанца, пациент должен быть защищен от нагрузки в течение шести недель, чтобы обеспечить некоторое восстановление ходов штифтов в кости. Использование брекетов или гипсовых повязок обычно не требуется, если был соблюден план, изложенный выше, но в случае сомнений всегда безопаснее наложить на пациента плотно прилегающие гипсовые повязки или брекеты по мере необходимости. В ряде случаев, а именно при врожденном ложном суставе голени, остаточной значительной деформации и малой площади поперечного сечения регенерата конечность нуждается в длительной защите в виде пластикового ортеза.Напряженной деятельности и контактных видов спорта следует избегать до тех пор, пока все четыре коры головного мозга не станут четкими, а мозговая полость реканализирована.

– Меню аппарата Илизарова:

– Ранний послеоперационный период (латентная фаза)
– Обезболивание:
– Положение конечности
– Фаза отвлечения внимания
– Неврологическое обследование каркаса и компонентов
– Амбулаторный
– Последующий контрольный список (рентген)
– Качество регенерата.
 Физиотерапия 
– Фаза консолидации
– Удаление фиксатора и удаление штифта фиксатора

Объективные рекомендации по удалению внешнего фиксатора после удлинения большеберцовой кости с использованием соотношения пикселей: пилотное исследование

Clin Orthop Relat Res. 2009 декабрь; 467 (12): 3321–3326.

, MD, PHD, 1 , MD, 1 , MS, 2 , MS, 2 , 3 и, MD, PHD 2

Li Zhao

1 Департамент педиатрической ортопедии, Xin- Больница Хуа, Шанхайский медицинский факультет университета Цзяо Тонг, Шанхай, Китай

Qing Fan

1 Отделение детской ортопедии, больница Синь-Хуа, Медицинский факультет Шанхайского университета Цзяо Тонг, Шанхай, Китай

K.P. Venkatesh

2 Институт редких заболеваний и отделение ортопедической хирургии, Медицинский колледж Корейского университета, больница Гуро, № 80, Guro-Dong, Guro-Gu, Seoul, 152-703 Korea

Man S. Park

3 Кафедра биостатистики Медицинского колледжа Корейского университета, больница Гуро, Сеул, Корея 80, Guro-Dong, Guro-Gu, Seoul, 152-703 Korea

1 Отделение детской ортопедии, больница Xin-Hua, Шанхайский медицинский факультет университета Цзяо Тонг, Шанхай, Китай

2 Институт редких заболеваний Болезни и отделение ортопедической хирургии, Медицинский колледж Корейского университета, Больница Гуро, № 80, Гуро-Донг, Гуро-Гу, Сеул, 152-703 Корея

3 Кафедра биостатистики, Медицинский университет Кореи Калифорнийский колледж, больница Гуро, Сеул, Корея

Автор, ответственный за переписку.

Поступила в редакцию 5 ноября 2008 г .; Принято 21 июля 2009 г.

Авторское право © Ассоциация хирургов костей и суставов®, 2009 г. Эта статья цитировалась другими статьями в PMC.

Abstract

При удлинении конечности с помощью интрамедуллярного стержня решение об удалении аппарата внешней фиксации и весовой нагрузке зависит от количества костной мозоли, видимой в области удлинения на рентгенограммах. Тем не менее, этот метод является субъективной и объективной оценкой количества костной мозоли, которая, вероятно, сведет к минимуму поломку гвоздя или блокирующего винта и повторный перелом после удаления фиксатора.Мы спросили, сколько кортикального слоя с полной кортикализации новообразованной кости в области удлинения необходимо для удаления фиксатора и полной нагрузки, и как рентгенологически определить стадию кортикализации. Мы ретроспективно рассмотрели 17 пациентов (34 удлинения), которым было выполнено двустороннее удлинение большеберцовой кости над интрамедуллярным стержнем. Средний прирост в длину составил 7,2 ± 3,4 см. Определяли соотношение значений пикселей (отношение значений пикселей регенерата к среднему значению пикселей соседней кости) удлиненного участка на рентгенограммах.Отломов и рефрактур гвоздей и винтов не было. Частичная нагрузка с помощью костылей разрешалась, когда отношение значений пикселей составляло 1 в двух корах, а полная нагрузка без костылей разрешалась, когда соотношение значений пикселей составляло 1 в трех корах. Соотношение значений пикселей на рентгенограммах может быть объективным параметром для измерения костной мозоли и может служить ориентиром для выбора времени удаления внешнего фиксатора. Мы не можем определить из наших ограниченных данных минимальное значение пикселя в том, сколько кортикальных слоев предполагает безопасное удаление, но мы можем сказать, что наши критерии не были связаны с последующей рефрактурой.

Введение

Дистракционный остеогенез с помощью аппарата внешней фиксации стал стандартным методом проведения процедур удлинения конечностей [1, 4, 5, 18]. Однако этот метод, как правило, требует много времени и неудобен или даже неудобен для пациента, с такими осложнениями, как инфекции игольчатого тракта и тугоподвижность колена [19]. Техника удлинения поверх интрамедуллярного стержня сокращает время внешней фиксации и, по-видимому, обеспечивает больший комфорт для пациентов [20].

Во время удлинения конечности с помощью интрамедуллярного стержня хирурги должны принимать решения относительно степени дистракции, удаления фиксатора и нагрузки. Эти решения в настоящее время включают качественную оценку костной мозоли, видимой на серийных рентгенограммах [28]. Рентгенографический анализ типа признаков костной мозоли полезен для записи, обобщения и мониторинга процесса заживления [2].

В некоторых исследованиях предлагается принимать решение [21, 22] об увеличении нагрузки в зависимости от количества созревших кортикальных слоев на периферии новообразованной кости, видимых на рентгенограммах: рекомендовать пациентам сохранять частичную нагрузку с помощью двух костылей до тех пор, пока новообразованная кость две зрелые коры; полная нагрузка без костылей была рекомендована, когда на рентгенограммах видны две интактные коры головного мозга, но эта оценка является субъективной и нечеткой.Предыдущие исследования сообщают об увеличении частоты поломок винтов или гвоздей от 10% [11] до 33% [13], когда большеберцовая кость удлинялась с помощью блокирующего гвоздя; эти осложнения требуют дополнительных операций, и их лучше избегать. Традиционные рентгенографические методы позволяют качественно оценить новообразование кости, но никогда не получали должной количественной оценки [6, 17]. Количественные методы включают количественную компьютерную томографию (КТ) [23, 24], количественную сцинтиграфию с технецием [17] и двухэнергетическую рентгеновскую абсорбциометрию (ДРА) [7, 8].Эти методы измеряют минерализацию костной мозоли, которая коррелирует с жесткостью костной мозоли [16], но эти исследования являются дорогостоящими, и пациент должен пройти дополнительную визуализацию [4]. Было показано, что метод, использующий значение пикселя на цифровых рентгенограммах [10, 25], является экономичным методом измерения последовательных изменений минерализации мозоли в различных кортикальных слоях мозоли, чтобы установить жесткость мозоли, чтобы обеспечить объективные параметры для принятия решения.

Поэтому мы задались вопросом, можно ли использовать соотношение значений пикселей (отношение значений пикселей регенерата к среднему значению пикселей соседней кости) на рентгенограммах в качестве объективного параметра кортикализации и предоставить рекомендации по удалению фиксатора и полной нагрузке.

Материалы и методы

Мы провели ретроспективный обзор 17 пациентов, перенесших двустороннее удлинение большеберцовой кости с помощью интрамедуллярного стержня для увеличения роста в период с 2004 по 2006 год. Все пациенты имели рост менее третьего процентиля для возраста и пола, без истории болезни. , костная инфекция, опухоли, перелом или поражение мягких тканей. Средний возраст пациентов на момент операции составлял 22,9 года (диапазон 18–35 лет). Тринадцать пациентов были мужчинами и четыре женщины.Мы исключили двух пациентов с интрамедуллярной инфекцией после двустороннего удлинения большеберцовой кости. Прежде чем нас выбрали в качестве кандидата на удлинение, мы объяснили пациентам характер процедуры, продолжительность лечения, а также осложнения или риски, связанные с операцией. Все пациенты были высоко мотивированы и полностью информированы о процедуре и возможных осложнениях. Минимальная продолжительность наблюдения составила 2 года (в среднем 2,8 года; диапазон 2–4,5 года). Ни один пациент не был потерян для наблюдения.

Всех пациентов оперировал старший автор (HRS). Наша методика была аналогична описанной Herzenberg et al. [20], использовали большеберцовые блокирующие штифты АО и аппараты внешней фиксации Илизарова. Три кольца использовались для отвлечения внимания. Две проксимальные спицы и один проксимальный полуштифт вводили и фиксировали на проксимальном кольце. Две дистальные спицы и одна дистальная полуштифта были введены и зафиксированы на дистальном кольце. Среднее кольцо не имело полуштифта и проволоки.

Пациенты проходили ежедневную физиотерапию под наблюдением, включая активную и пассивную амплитуду движений колена и голеностопного сустава, начиная со 2 дня после операции.Физиотерапию проводили 2 раза в день по 2 часа в течение 2 недель при поступлении и по 1 часу в день после выписки до окончания дистракционной фазы. В фазе дистракции разрешалась ежедневная ходьба не менее 4 часов с частичной нагрузкой на двух костылях. Дистракция была начата через 7 дней после операции со скоростью 0,25 мм четыре раза в день до достижения желаемой длины. Средний прирост в длину составил 7,2 ± 3,4 см.

Мы скорректировали скорость дистракции с компрессией и дистракцией или без нее в течение периода дистракции в соответствии с одним из трех типов путей костной мозоли, видимых рентгенологически, с использованием классификации Li et al.[15]: гомогенные, гетерогенные или прозрачные (рис.  и ). При гомогенном пути частота дистракции составляла 1 мм в день, когда мозоль имела цилиндрическую форму, и 1,5 мм или 2 мм в день, когда мозоль имела веретенообразную форму, чтобы избежать преждевременной консолидации. При гетерогенном пути мы скорректировали скорость дистракции, начиная с 0,5 мм в день в течение 2 недель, а затем постепенно увеличивая до 1 мм в день, когда на рентгенограммах было видно образование новой кости. В просветном пути мы давали постепенную компрессию до исчезновения рентгенопрозрачного промежутка.Через 1 неделю мы начали дистракцию со скоростью 0,5 мм в день до тех пор, пока сегмент не достиг достаточного удлинения по сравнению с противоположным сегментом, и мы отложили удаление фиксатора, поскольку соотношение значений пикселей не достигло 1 в двух корах до 40 недель.

Рентгенограммы показывают ( A ) Тип 1, редкая мозоль низкой плотности; ( B ) Тип 2, однородная мозоль низкой плотности; ( C ) Тип 3, гетерогенный мозоль низкой плотности; ( D ) Тип 4, прозрачная мозоль низкой плотности; ( E ) Тип 6, гомогенный каллюс средней плотности; ( F ) Тип 7, гетерогенный мозоль средней плотности; ( G ) Тип 8, прозрачная мозоль средней плотности; ( H ) Тип 9, однородная мозоль нормальной плотности; и ( I ) Тип 10, гетерогенный мозоль нормальной плотности.

На рентгенограммах видны ( A ) однородные ( B ) неоднородные и ( C ) прозрачные структуры костной мозоли.

Трое из нас (KPV, QF, HRS) оценивали всех пациентов клинически и рентгенологически каждую неделю в фазе дистракции и каждые 4 недели в фазе консолидации. Во время посещений пациентов осматривали на наличие признаков инфекции игольчатого тракта и оценивали объем движений в прилегающих суставах. После того, как желаемая длина конечности была достигнута, мы вставляли дистальные блокирующие винты, а внешний фиксатор удаляли до или после того, как соотношение значений пикселей в двух кортикальных слоях стало равным 1.Пациентам разрешалась частичная нагрузка с костылями, когда отношение значений пикселей достигало 1 в двух корах, и полная нагрузка без костылей, когда соотношение значений пикселей достигало 1 в трех корах.

Все рентгенограммы были сделаны с использованием программного обеспечения StarPACS PiView Star 5.0.6.0 (INFINITT Co, Ltd, Сеул, Корея) с пучками рентгеновских лучей, параллельными кольцу Илизарова, ближайшему к участку дистракции, чтобы свести к минимуму вероятность наличия металла в интересующем участке [29]. . Все рентгенограммы были проанализированы ретроспективно тремя наблюдателями (KPV, QF, HRS).Изменчивость между наблюдателями для каждой пары наблюдателей определялась с использованием значения каппа. Значения для пар наблюдателей составили 0,54, 0,54 и 0,42 для классификации пути.

Мы измерили значение пикселя на цифровых рентгенограммах с помощью программатора области интереса программы StarPACS PiView Star 5.0.6.0 (INFINITT Co) (рис. ). Значение пикселя рассчитывали на переднезадней и боковой проекциях. Участки регенерата проксимального и дистального костных отломков делили на переднюю, заднюю, медиальную и латеральную области, которые находились между наружными краями ногтя и кортикального слоя.Затем соотношение значений пикселей регенерата рассчитывали по следующей формуле: соотношение значений пикселей = [(значение пикселей проксимального сегмента + значение пикселей дистального сегмента)/2]/значение пикселей регенерата. Стадия кортикализации определялась соотношением значений пикселей. Соотношение значений пикселей, равное 1, указывало на то, что кортикализация регенерата в зоне удлинения была сравнима с таковой в соседней кости. Меньше 1 означало меньшее созревание регенерата. Три хирурга (KPV, QF, HRS) измерили соотношение значений пикселей, чтобы проверить изменчивость между наблюдателями и внутри наблюдателей.Каждый хирург просматривал рентгенограммы дважды с интервалом в 3 недели. Внутринаблюдательная и межнаблюдательная изменчивость соотношений значений пикселей определялась с использованием коэффициентов корреляции Пирсона. Корреляции для измерений внутри наблюдателя составили 0,91, 0,90 и 0,88; средний коэффициент корреляции Пирсона составил 0,90. Корреляции межнаблюдательных измерений для каждой пары наблюдателей варьировались от 0,80 до 0,92 во время первого и второго чтения.

Показаны значения пикселей, измеренные на цифровой рентгенограмме.Различные кортикальные слои мозоли, а также проксимальные и дистальные сегменты кости измеряли с помощью программатора свободной области интереса программного обеспечения StarPACS PiView Star 5.0.6.0 (INFINITT Co).

Результаты

Соотношение значений пикселей прогрессивно увеличивалось в течение периода консолидации, в большей степени в латеральной и задней коре и в меньшей степени в передней и медиальной коре. Соотношение значений пикселей, равное 1 (минеральная плотность костной мозоли такая же, как у кости в проксимальном и дистальном сегментах), было достигнуто к 28 неделям в латеральной коре, к 32 неделям в задней коре, к 44 неделям в медиальной коре, и через 56 недель в передних отделах коры (рис.). Пути гомогенной и гетерогенной мозоли показали соотношение значений пикселей, равное 1, в двух корах к 32 неделям и в трех корах к 40 неделям (рис. ). Тем не менее, он был отложен в пути прозрачной мозоли с соотношением значений пикселей, равным 1, в двух корах к 40 неделям и в трех корах к 48 неделям (рис. ).

На графике показано соотношение значений пикселей в разных кортикальных слоях мозоли в разные периоды заживления. Соотношение значений пикселей меньше в передней и медиальной коре и больше в задней и латеральной коре.

На графике показано отношение значений пикселей, равное 1, в двух корах к 32 неделям и в трех корах к 40 неделям в разных корах мозоли в группах гомогенных и гетерогенных мозолей в разные периоды заживления.

На графике показано отношение значений пикселей, равное 1, в двух корах к 40 неделям и в трех корах к 48 неделям в разных корах мозоли в группе прозрачных мозолей в разные периоды заживления.

Не было осложнений, таких как рефрактура регенерата или поломка винтов, у пациентов, которые начали частичную нагрузку с помощью костылей, когда соотношение значений пикселей составляло 1 в двух корах, и полную нагрузку без костылей, когда соотношение значений пикселей составляло 1 в трех корах.

Обсуждение

При удлинении конечности с помощью интрамедуллярного стержня решение об удалении аппарата внешней фиксации и нагрузке зависит от количества костной мозоли в зоне удлинения, видимой на рентгенограммах. Однако этот метод является субъективным, и необходима объективная оценка количества костной мозоли, чтобы предотвратить поломку гвоздя или блокирующего винта и повторный перелом после удаления фиксатора. Мы спросили, можно ли использовать соотношение значений пикселей на рентгенограммах в качестве объективного параметра кортикализации, и предоставить рекомендации по удалению фиксатора и полной нагрузке.

Отметим несколько ограничений. Во-первых, недостатком нашего метода является то, что на измерение значения пикселя влияет наличие металла вблизи интересующей точки. Чтобы избежать этой проблемы, мы следовали рекомендациям, предложенным Young et al. [29]. Мы ориентировали рентгеновский пучок параллельно плоскости кольца, ближайшей к месту дистракции. Во-вторых, мы косвенно измерили жесткость костной мозоли, измерив соотношение значений пикселей регенерата. Из-за непрямых измерений мы не можем определить из наших ограниченных данных минимальное значение пикселя в том, сколько кортикальных слоев предполагает безопасное удаление, и наше исследование не имело достаточной мощности, чтобы различить безопасность между тремя типами путей мозоли.Лаутербург и др. [14] оценивали костную стабильность путем прямого измерения компрессионной стабильности регенерата с помощью датчика силы с тензодатчиком. Однако требуется дополнительное исследование для оценки корреляции между значением пикселя мозоли и реальной жесткостью мозоли с использованием датчика силы.

После удлинения важно принять решение относительно сроков удаления внешнего фиксатора и полной нагрузки, чтобы избежать осложнений, таких как поломка гвоздя или винта и рефрактура.Paley [19] предложил частичную нагрузку с двумя костылями до тех пор, пока перемычка костной мозоли не станет видна на двух кортикальных слоях, и полную нагрузку без костылей, когда на рентгенограммах видны два интактных кортикальных слоя после удлинения бедренной кости над интрамедуллярным стержнем. Он сообщил о поломке одного гвоздя и одного винта в двух из 32 бедренных сегментов. Kristiansen и Steen [13] сообщили о усталостном переломе стержня или винтов в трех из девяти сегментов большеберцовой кости после удлинения большеберцовой кости над стержнем. Они разрешили полную нагрузку через 2 недели после удаления фиксатора.Коджаоглу и др. [11] сообщили об одном искривлении и обрыве одного винта в 35 бедренных сегментах после удлинения с помощью стержня. Они разрешили ходьбу с двумя костылями после удаления фиксатора и увеличили весовую нагрузку в зависимости от качества костной мозоли. Полная нагрузка была разрешена после того, как на рентгенограммах была видна регенерация не менее трех кортикальных слоев в области удлинения. В этих исследованиях определение кортикализации было нечетким и субъективным. Ширина, форма или плотность кортикального слоя кости, видимые на рентгенограммах, могут различаться у разных пациентов.Кора с меньшей шириной и нормальной плотностью может иметь ту же силу, что и кора с большей шириной и низкой или средней плотностью. Без объективного метода измерения ошибка внутри наблюдателя или между наблюдателями может быть высокой в ​​субъективных измерениях с использованием рентгенограмм. Измерение минерализации коры с помощью DEXA или КТ может быть объективным методом, поскольку возможна количественная оценка. Однако эти методы дороги и неудобны.

В последнее время стала популярной коммуникационная система архивации изображений (PACS), и измерение соотношения значений пикселей может быть объективным методом оценки минерализации коры в области удлинения, видимой на рентгенограммах, поскольку это количественная оценка.В предыдущем исследовании [10] наблюдалась хорошая корреляция между минеральной плотностью кости, измеренной с помощью DEXA, и соотношением значений пикселей с коэффициентом корреляции Пирсона 0,79. Этот результат предполагает, что соотношение значений пикселей на стандартных рентгенограммах может отражать минерализацию мозоли и может использоваться вместо DEXA. В других исследованиях сообщалось о пропорциональной взаимосвязи между содержанием минералов, рентгенологической картиной и механическими свойствами кости [3, 9, 27].

Мы обнаружили, что передняя и медиальная кора демонстрируют более низкое соотношение значений пикселей по сравнению с задней и латеральной сторонами.Это является результатом меньшего покрытия мягких тканей и повреждения надкостницы во время кортикотомии и заживления кости, требующего наличия покрытия надкостницы и мягких тканей [12]. Чтобы установить объективные ориентиры по весовой нагрузке, мы ретроспективно проанализировали все случаи удлинения конечностей с помощью интрамедуллярного стержня, выполненные в нашем институте. Мы обнаружили, что в случаях с переломом костного регенерата [26] соотношение значений пикселей было меньше 0,8, и мы не наблюдали случаев перелома регенерата у пациентов, у которых отношение значений пикселей было 1 или выше как минимум в двух кортикальных слоях костной мозоли на время нагрузки.Мы применили этот критерий проспективно и не наблюдали перелома регенерата или поломки винта у пациентов, которые начали полную нагрузку с двумя костылями, когда соотношение значений пикселей было 1 в двух корах, и полную нагрузку без костылей, когда соотношение значений пикселей было 1 в трех корах. Однородные и гетерогенные группы мозолей имели отношение значений пикселей, равное 1, в двух корах к 32 неделям и в трех корах к 40 неделям. Тем не менее, это было отсрочено в группе с прозрачной мозолью (отношение значений пикселей 1 в двух корах к 40 неделям и в трех корах к 48 неделям), и в этом случае мы отложили полную нагрузку, чтобы предотвратить нагрузку на винты и их поломку [13]. .

Большинство авторов считают целесообразным удаление удлинительного фиксатора без гвоздя при формировании трех кортикальных слоев; рефрактур мало, хотя оценка коры не является полностью объективной или воспроизводимой. При удлинении над гвоздем два кортикальных слоя с соотношением значений пикселей, равным 1, в области удлинения могут не вызывать мозоли или поломки металла при полной нагрузке, потому что гвоздь может выдерживать вес с той же силой, что и неповрежденная кортикальная кость. Однако это предположение должно быть подтверждено дополнительными исследованиями.Наши данные показывают, что три кортикализации с соотношением значений пикселей, равным 1, могут обеспечить полную нагрузку после удаления фиксатора без осложнений, а соотношение значений пикселей можно использовать в качестве объективного ориентира для определения кортикализации. Тем не менее, мы подчеркиваем, что это пилотное исследование с небольшим количеством случаев с определенным режимом нагрузки.

Footnotes

Это исследование было поддержано грантом Корейского проекта исследований и разработок в области медицинских технологий Министерства здравоохранения, социального обеспечения и по делам семьи Республики Корея (A080588).

Каждый автор удостоверяет, что его или ее институт одобрил протокол данного исследования на людях или отказался от него и что все исследования проводились в соответствии с этическими принципами исследования.

Это исследование было проведено в Медицинской школе Корейского университета.

Ссылки

1. Aquerreta JD, Forriol F, Canadell J. Осложнения при удлинении костей. Инт Ортоп. 1994; 18: 299–303. [PubMed]

2. Catagni M. Методы визуализации: рентгенографическая классификация костного регенерата при дистракции.В: Maiocchi AB, Aronson J, ред. Оперативные принципы Илизарова. Лондон, Великобритания: Williams & Wilkins; 1991; 5: 53–57.

3. Чаккалакал Д.А., Липпиелло Л., Уилсон Р.Ф., Шинделл Р., Коннолли Дж.Ф. Вклад минералов и матрицы в жесткость при заживлении переломов. Дж. Биомех. 1990; 23: 425–434. [В паблике]4. Де Бакер А.И., Мортеле К.Дж., Де Кеуленаер Б.Л. Система архивирования и передачи изображений: Часть первая: безпленочная радиология и дистанционная радиология. JBR-БТР. 2004; 87: 234–241. [В паблике]5. Де Бастиани Г., Альдегери Р., Ренци-Бривио Л., Тривелла Г.Удлинение конечности за счет дистракции костной мозоли (каллотаза). J Pediatr Orthop. 1987; 7: 129–134. [В паблике] 6. Доннан Л.Т., Салех М., Ригби А.С., МакЭндрю А. Рентгенографическая оценка формирования кости большеберцовой кости во время дистракционного гистиогенеза. J Pediatr Orthop. 2002; 22: 645–651. [В паблике] 7. Эйрес К.С., Белл М.Дж., Канис Дж.А. Формирование новой кости при удлинении ноги: оценка с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии. J Bone Joint Surg Br. 1993; 75: 96–106. [В паблике]8. Эйрес К.С., Белл М.Дж., Канис Дж.А. Методы оценки образования новой кости при удлинении конечности: ультразвуковое исследование, двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия и рентгенография в сравнении.J Bone Joint Surg Br. 1993; 75: 358–364. [В паблике] 9. Fischgrund J, Paley D, Suter C. Переменные, влияющие на время заживления кости при удлинении конечности. Clin Orthop Relat Relat Res. 1994; 301:31–37. [В паблике] 10. Хазра С., Сонг Х.Р., Бисвал С., Ли С.Х., Ли С.Х., Джанг К.М., Моди Х.Н. Количественная оценка минерализации при дистракционном остеогенезе. Скелетный радиол. 2008; 37: 843–847. [В паблике] 11. Kocaoglu M, Eralp L, Kilicoglu O, Burc H, Cakmak M. Осложнения, возникающие при удлинении интрамедуллярного стержня.J Bone Joint Surg Am. 2004; 86: 2406–2411. [В паблике] 12. Кодзимото Х., Ясуи Н., Гото Т., Мацуда С., Шимомура Ю. Удлинение костей у кроликов за счет дистракции костной мозоли: роль надкостницы и эндоста. J Bone Joint Surg Br. 1988; 70: 543–549. [В паблике] 13. Кристиансен Л.П., Стин Х. Удлинение большеберцовой кости над интрамедуллярным стержнем с использованием аппарата Илизарова: серьезные осложнения и медленная консолидация в 9 удлинениях. Акта Ортоп Сканд. 1999; 70: 271–274. [В паблике] 14. Лаутербург МТ, Экснер Г.У., Джейкоб Х.А.Силы, участвующие в удлинении нижних конечностей: биомеханическое исследование in vivo. J Ортоп Res. 2006; 24:1815–1822. [В паблике] 15. Ли Р., Салех М., Ян Л., Коултон Л. Рентгенологическая классификация остеогенеза при растяжении кости. J Ортоп Res. 2006; 24: 339–347. [В паблике] 16. Maffulli N, Cheng JC, Sher A, Ng BK, Ng E. Минерализация кости на участке мозоли после завершения удлинения. Кость. 1999; 25: 333–338. [В паблике] 17. Минемацу К., Цучия Х., Таки Дж., Томита К. Измерение кровотока во время дистракционного остеогенеза.Clin Orthop Relat Relat Res. 1998; 347: 229–235. [В паблике] 18. Палей Д. Современные методы удлинения конечностей. J Pediatr Orthop. 1988; 8: 73–92. [В паблике] 19. Палей Д. Проблемы, препятствия и осложнения удлинения конечностей по Илизарову. Clin Orthop Relat Relat Res. 1990; 250:81–104. [В паблике] 20. Paley D, Herzenberg JE, Paremain G, Bhave A. Удлинение бедренной кости с помощью интрамедуллярного стержня: сравнение в парном случае с удлинением бедренной кости по Илизарову. J Bone Joint Surg Am. 1997; 79: 1464–1480. [В паблике] 21.Пак Х.В., Ян К.Х., Ли К.С., Джу С.И., Квак Ю.Х., Ким Х.В. Удлинение большеберцовой кости над интрамедуллярным стержнем с использованием аппарата Илизарова при идиопатической низкорослости. J Bone Joint Surg Am. 2008; 90:1970–1978. [В паблике] 22. Пауэлл Э.С., Лоуфорд П.В., Дакворт Т., Блэк М.М. Является ли содержание кальция в костной мозоли индикатором механической прочности заживающих переломов? Экспериментальное исследование плюсневых костей крыс. Дж. Биомед Инж. 1989; 11: 277–281. [В паблике] 23. Romanowski CA, Underwood AC, Sprigg A. Снижение доз облучения при процедурах удлинения ног с помощью методов аудита и компьютерной томографии.Бр Дж Радиол. 1994;67:1103–1107. [В паблике] 24. Салмас М.Г., Никифоридис Г., Сакелларопулос Г., Кости П., Ламбирис Э. Оценка артефактов, вызванных аппаратом Илизарова, при количественном компьютерном томографическом анализе большеберцовой кости. Травма, повреждение. 1998; 29: 711–716. [В паблике] 25. Шим Дж.С., Чанг К.Х., Ан Дж.М. Значение измерения серийных изменений плотности костной ткани на мониторе системы архивирования и передачи изображений (PACS) при дистракционном остеогенезе. Ортопедия. 2002; 25:1269–1272. [В паблике] 26. Song HR, Oh CW, Mattoo R, Park BC, Kim SJ, Park IH, Jeon IH, Ihn CH.Удлинение бедренной кости над интрамедуллярным стержнем с использованием внешнего фиксатора: риск инфекции и проблем с коленом у 22 пациентов с последующим наблюдением в течение 2 лет и более. Акта Ортоп. 2005; 76: 245–252. [В паблике] 27. Целентакис Г., Оуэн П. Дж., Ричардсон Дж. Б., Койпер Дж. Х., Хаддауэй М. Дж., Дуайер Дж. С., Эванс Г. А. Жесткость перелома при каллотазе определяется методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии. J Pediatr Orthop B. 2001; 10: 248–254. [В паблике] 28. Vade A, Eissenstat R. Рентгенологические особенности процедур удлинения костей.Радиология. 1990; 174: 531–537. [В паблике] 29. Young JW, Kovelman H, Resnik CS, Paley D. Рентгенологическая оценка костей после процедур Илизарова. Радиология. 1990; 177:89–93. [PubMed]

без названия

%PDF-1.6 % 75 0 объект > эндообъект 74 0 объект >поток 2019-07-19T10:03:36ZMiramo 9.2 (www.miramo.com)2019-07-19T10:03:36ZAcrobat Elements 9.0.0 (Windows)application/pdf

  • без названия
  • UUID: 764d4267-d7ce-464d-8eb6-782cd347c175uuid: 1639068b-e78d-4035-b8e2-014026a9b7f6 конечный поток эндообъект 73 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 1 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 55 0 объект >поток ч, {ɮ, Ir> “”> Z ZR\Znn{cիfWEnnñ xo7[xzv!o ;Z+ [?~x? ?|O ן|=?}| Yb᷷x2=Y;s7\&KqϚYZۣ=KE>O}\]> dCb՗||!Q毷gYg+ts Пc2/&Y{{Ȟ%ZmI|QrS*L:LPĬ”-mmQ+5uQŅhKy`qu”G؜NB7dg~+eBx=6}sL’t/ F={ I#??,A~&!B}CdUY “F([U\,x(㪻]dk)DD3BfJB)TDo )rb>Uz0ђ),cRgթ>!AL>JO~T N~Ge7F_!}*,`SS}CSC Ejj5ܰ8yE%aiN”d*”M,wML4S!”!Oм| %P%1DMb

    vբB:ٖ) Ǎ кажуQf o*B’$ BŎ Ä143″[email protected]襪Y3G/%B2!*%26BbES>LmwQVܲfpEt}L*Y˥f*-?wq$j[Qa41Wk ~’Gxqk)_;ma {loqe&r#2jrKI(}dc.ذYOFBfi)%

    Техника Илизарова – обзор

    Дистракционная артропластика возможна у меньшинства пациентов с артритом голеностопного сустава. Теория состоит в том, что при отвлечении внимания и разгрузке сустава в течение 3 месяцев симптомы уменьшатся, и хрящ действительно сможет восстановиться.

    Внешний фиксатор из тонкой проволоки (Илизарова) накладывается на голеностопный сустав при дистракции.

    Этот метод основан на данных исследований на животных, в которых иммобилизация и отвлечение уменьшают механические нагрузки на сустав при сохранении внутрисуставного потока и давления.Поскольку питание хондроцитов зависит от диффузии, поддержание внутрисуставного кровотока без механического стресса может способствовать усилению восстановления хряща. Однако нет данных о восстановлении хряща у людей, а данные о животных показывают только предполагаемые доказательства. В качестве альтернативы, этот метод может увеличить суставную щель и облегчить симптомы за счет усиления фиброза сустава (Marijnissen et al., 2003).

    Опубликованные данные включают только пациентов с тяжелым дегенеративным заболеванием голеностопного сустава с сужением суставной щели.Этот метод обычно используется у более молодых пациентов, которые предпочитают альтернативные или временные меры перед спондилодезом или эндопротезированием. Возможно, лучшим кандидатом является молодой человек с тяжелым артритом, но с сохраненной подвижностью голеностопного сустава (для которого спондилодез не был бы идеальным).

    До сих пор этот метод применялся только у пациентов с посттравматическим или первичным артритом, поскольку предыдущие отчеты о пациентах с воспалительным артритом тазобедренного сустава показали плохие результаты.

    Относительные противопоказания включают инфицированный или невропатический сустав и, как отмечалось выше, воспалительный артрит.Хотя с деформацией можно справиться с помощью техники Илизарова, простая дистракция не влияет на выравнивание и не должна использоваться в качестве изолированного лечения при сильно деформированном суставе. Самое главное, метод Илизарова требует преданного и послушного пациента и бдительного хирурга.

    Внешний фиксатор Илизарова устанавливается с проксимальным и дистальным кольцами большеберцовой кости, полукольцом вокруг пятки с пяточными проволоками, полукольцом над передним отделом стопы с плюсневыми штифтами и последней проволокой через таранную и крепится к каркасу стопы, чтобы предотвратить отвлечение подтаранного сустава.Дистракция может быть осуществлена ​​остро в операционной или путем дистракции на 0,5 мм два раза в день до тех пор, пока не будет достигнута общая дистракция на 5 мм. Затем каркас носят до 3 месяцев, при этом весовая нагрузка обычно разрешается после первых 1-2 недель. Оправу можно отрегулировать для одновременной коррекции эквинусной деформации. Коррекция угловой деформации аппаратом Илизарова, как правило, требует остеотомии.

    Пациентам требуется специальная обувь из-за жесткости стопы и лодыжки, и они должны тщательно ухаживать за штифтами и проверять состояние кожи.

    К частым осложнениям относятся инфекции в месте введения штифта, требующие перорального приема антибиотиков, и поломка штифта.

    Целью дистракции голеностопного сустава является облегчение боли за счет расширения суставной щели. В отчете van Valburg et al. (1999) действительно продемонстрировали увеличение суставной щели после дистракции, но этот вывод не был последовательным. Тем не менее, даже если суставное пространство и диапазон движений не улучшаются, несколько серий случаев показывают удовлетворенность пациентов от двух третей до трех четвертей пациентов с улучшением функциональных показателей с течением времени.Это подразумевает постепенное улучшение симптомов после завершения дистракции. Примерно четверти пациентов требуется спондилодез в течение 1-2 лет.

    Одно исследование с участием 17 пациентов, рандомизированных в группу артроскопии или дистракции, показало облегчение симптомов в группе дистракции. Это исследование было ограничено небольшим размером выборки, отсутствием ослепления и плохим контролем лечения (поскольку артроскопия имеет ограниченную пользу при генерализованном артрите) (Marijnissen et al., 2002).

    Таким образом, дистракционная артропластика показывает обнадеживающие предварительные результаты у молодых пациентов с тяжелыми дегенеративными заболеваниями суставов. Хотя неясно, сохраняется ли расширение суставной щели или действительно происходит восстановление хряща, пациенты сообщают об улучшении в большинстве случаев и продолжают наблюдать улучшения со временем, по крайней мере, в течение 2–5 лет наблюдения. Кроме того, дистракция не препятствует будущему артродезу или эндопротезированию.Тем не менее, эта техника требует относительно искушенного пациента и преданного своему делу хирурга для тщательного наблюдения за довольно сложной и сложной структурой Илизарова.

    Дистракционная артропластика остается жизнеспособным вариантом из-за отсутствия хороших хирургических вариантов для молодых пациентов с артритом.

    Рентгенограммы случая дистракции голеностопного сустава показаны на рис. 14-3.

    Как товарищ Илизаров спас мне ногу | Здоровье

    Я говорю незнакомцам, что упал, чтобы не объяснять.Но два с половиной года спустя я до сих пор не знаю, почему я раздробил ногу на куски, кроме того, что я спрыгнул со стены пятиметровой высоты, имея частичное затемнение. «Серые», как я их называю. И именно так я сильно навредил себе, узнал об уровнях боли, которые я никогда не мог себе представить, и о невзгодах инвалидности в мире со смешанными — в основном враждебными — чувствами к инвалидам. И прежде всего об удивительной медицинской науке, изобретенной русским по имени Гавриил Илизаров, чье варварское на вид изобретение спасло мою ногу и спасло бесчисленное множество других.

    Вот что случилось.

    В ночь на воскресенье, 9 июня 2013 года, я вернулся из недельного и слишком короткого отпуска в Греции, моего первого настоящего перерыва за много лет. Люди отговаривали от этого, говоря, что, вымотавшись, я должен либо взять месяц, либо вообще ничего и продолжать. Тем утром мы вернулись из пляжного кафе рейсом British Airways, задержанным на четыре часа, и получили обычную почту от агентств по взысканию долгов и парковщиков. На следующее утро, в день аварии, метро снова задержали на переполненной станции Эджвар-Роуд, громко ревела система оповещения, толпа вздымалась.Я, видимо, не выдержал.

    Когда я вышел из офиса, я почувствовал себя странно. Я встречался с контактным лицом из группы давления под названием Global Witness, но (как я узнал позже) сказал своему партнеру, что встречаюсь с Кенни Далглишем. “Ты пьян!” она сказала: «Вызовите такси». Я не был и не был. Тропа вдоль канала у Кингс-Кросс была закрыта, и объезд пролегал через жилой массив. Там я вдруг почувствовал себя потерянным: все звуки смолкли, кроме дрелей, закладывающих фундамент для ужасных квартир там, где когда-то стояли прекрасные викторианские склады – ВАР-УМ! ВАР-УМ! Я запаниковал, мое зрение потеряло всякий цвет — все стало монохромным, кроме зелени живой изгороди в конце тропинки.Затем я нашел стену высотой 5 м, выходящую на тропу. Если я смогу просто спуститься туда, подумал я, я буду знать, где нахожусь.

    Когда я приземлился, из левой голени торчали начисто сломанные малоберцовая кость и большеберцовая кость, на асфальт капала студенистая масса. Мозг — странная штука: «Подожди, — сказал он, — мне нужно позвонить». Я позвонил 999 и нашел, где я был. Следующее, что я помню, несколько часов спустя, я лежал на носилках и направлялся в больницу Университетского колледжа.

    Первый рентгеновский снимок ноги Эда Вуллиами по прибытии в больницу, 10 июня 2013 г., на котором видны сложные множественные переломы.

    Я пришел в себя в реанимационной палате где-то ночью, после того, как я узнал позже, что это была пятичасовая операция, и обнаружил тяжелую стальную конструкцию вокруг моей ноги, от пятки до чуть ниже колена, удерживаемую на месте пятью металлическими стержнями. и 13 проводов, идущих в кости или сквозь них. — Это сон, не так ли? — с надеждой спросила я медсестру. — Нет, не так, — ответил он. На рассвете в изголовье кровати появилось свежее лицо голландского регистратора, чтобы сообщить мне, что я получил «угрожающую конечности травму»; перерыв был “сложный”, “множественный” – жребий.Через несколько часов прибыл хирург-консультант, которого вызвали в 23:30 и оперировал до 3:00 утра, чтобы познакомить меня с моим пространственным аппаратом Илизарова, или, как его правильно называют, «внешним фиксатором». Его звали Джеймс Янгмен, и с тех пор он занимает важное место в моей жизни, как и товарищ Илизаров.

    В ЦУБ потребовалась вторая операция, называемая «санация», чтобы очистить ногу от гравия и закрепить каркас, после чего меня перевели в «Роял Фри» еще на две — обе пластические операции: «кожный лоскут», который перенесет мышцу с моего бедра и пересадит ее в мою голень вместо отсутствующей там мышцы, и еще один, чтобы соединить кровоток.Под переломами ноги почти ничего живого не было, а остеопатическая операция может работать только при наличии пластики.

    Для этого мне посчастливилось находиться на попечении Шади Гали и его команды экспертов в Royal Free. По его словам, Гали работает, руководствуясь благородным принципом, предпочитая не ампутировать на основании сканирования кошки, «если возможно, не заглянув внутрь». Это он сделал с третьей операцией в пятницу, 14 июня, установив, что капилляр шириной менее 1 мм остался живым.Прошли выходные, в течение которых его команда холодно утешала, говоря, что они «надеются» на то, что дальнейшая операция в понедельник будет успешной. — Значит, я еще не выбрался из леса? Я попросил. “Нет, не сейчас.” Это были длинные выходные.

    Рентгеновский снимок, показывающий аппарат Илизарова и то, как штифты и провода входят в кость.

    Наступил понедельник, и после восьмичасовой операции Гали объявил, что он завершил кожный лоскут, вынул и «ввел» бедренную мышцу и ее артериальное кровоснабжение в голень, из которой теперь торчала значительная шишка — мышца в слишком маленьком для него отверстии.«Это было похоже на соединение автомагистрали с глухим переулком», — объяснил он. В течение недели медсестры использовали сканирующий механизм, чтобы увидеть, «принимает ли» капилляр. Проверка проводилась каждые четыре часа, во время которой рентгенографический датчик издавал шум дыхания, если все работало. Милая зимбабвийская медсестра каждый раз находила его легким прикосновением: «Ах, какой прекрасный звук, — говорила она, — как дыхание младенца».

    Палата стала моей жизнью. Я наблюдал, как большинство других людей на нем приходят и уходят. Я использовал ту же записную книжку, которая была у меня на греческом острове Икария, для заметок, так что страницы менялись от Аполлона и Евфимы, воспитывающих девять муз, до тонкостей пересадки кожи и таблицы приема морфия.Поляку в палате кусторезом оторвало пальцы; рядом со мной несчастный турок был так беспокоен в своих галлюцинациях и так требователен к медсестрам всю ночь, что узнать из того, что он страдал, было так же трудно, как и заснуть.

    Очнуться от анестезии — очень странный опыт. Однажды я наблюдал, как санитары наклеивают на каждую тележку ярлыки, указывающие, в какую палату должен вернуться больной, и ругал медсестру: «Вот мы в преисподней, и как жестоко с вашей стороны отправлять этих мертвецов обратно в жизнь, чтобы бороться за тот или иной мексиканский картель» (недавно я работал в Мексике).Он сочувственно посмотрел на меня и пожал плечами. “Ах я вижу!” Я сказал. «Это вовсе не Аид, это оперная постановка, Орфей и Эвридика , одна из модных постановок Джонатана Миллера, действие которой происходит в больнице, а ты Харон-лодочник в роли доктора!» Короче говоря, после четырех общих анестетиков за столько же дней человек сошел с ума.

    Я пролежал четыре недели, пока срастался пластик, и мучительно научился сначала опускать на пол ногу с каркасом, потом делать несколько шагов с каркасом Zimmer.Я был на коктейле из внутривенно капельного и перорального морфина, габапентина, препаратов для вскрытия кишечника (подкладные суда — неудобный образ жизни) и бог знает чего еще. Моя голова была в странном месте: всякая музыка пугала меня, я не мог прочитать ни слова; хорошие новости приводили меня в восторг, плохие новости сокрушали меня. Тяжело уснуть в палате, полной страдающих от тоски людей, но есть дух товарищества и всегда что-то отвлекает, глухой смех и кровавая история. Семья, друзья и коллеги посетили меня, и в этом мне повезло.Без интернета месяц — рай.

    В результате перелома ноги в моей малоберцовой и большеберцовой костях образовалась брешь, которую нужно было перекрыть, а также залечить. Кости нужно было растянуть через щель, используя штифты и проволоку, прикрепленные к уцелевшей кости и через нее, пока росла новая ткань. Таким образом, за несколько дней до выписки началась работа аппарата Илизарова: удлинить ногу, потерявшую 5 см кости, и стимулировать рост костной ткани. Растяжка производилась поворотом циферблатов на раме, расположенных тремя треугольниками — всего девять «растяжек», по миллиметру в день.В какой-то момент специального маленького гаечного ключа, который использовался для этого, не было, и регистратор потребовал набор инструментов из отдела технического обслуживания. «По сути, это Меккано», — сказал мой потрясенный друг, который был в гостях.

    Помещение «внешнего фиксатора» Илизарова в основном такое же, как у стеллажа Инквизиции — и для Инквизиции он работал хорошо. Команда «управления болью» обычно просила меня оценить боль. Я могу выразить это только в терминах музыкальных инструментов: есть «боль пикколо», пронзительная и пронзительная, обычно от пластической хирургии.Потом есть «контрабасовая боль», глубоко в кости, когда и после ее растяжения, что-то совсем на другом уровне. «От одного до десяти?» — спросил австралийский эксперт по обезболиванию с перекисью волос и в красных пластиковых очках, только что вернувшийся с концерта Rolling Stones в Гластонбери. «Я не знаю, что сказать», — отвечал я. «Я видел в Сараево людей с оторванными ногами — какое мне до этого дело? Но… Девять, я полагаю, черт возьми, девять с половиной.

    В конце концов меня выписали с большим пакетом таблеток и пригласили в квартиру на первом этаже — о ступеньках не могло быть и речи — хороших друзей по телевидению в Гранаде, Джона Блейка и Карен Браун, живущих недалеко от «Роял Фри».На следующее утро после приезда я вышла во внутренний дворик и впервые за несколько недель вздохнула на свежем воздухе. Мои хозяева были необыкновенно любезны, а моя напарница Виктория — героична: каждую ночь после долгого рабочего дня таскалась в Бадженс, готовила, крутила аппараты Илизарова и чистила места для булавок, прежде чем возобновить мучительную работу подкладного судна. Шестимесячный режим начался с очистки и увлажнения кожного лоскута, беспокоясь о мокнущих выделениях.

    Дважды в неделю в UCH и Royal Free проходили осмотры, которые доставляли и вывозили машины скорой помощи замечательными парамедиками, которым возмутительно мало платят.Были прекрасные визиты семьи и друзей; даже корзину деликатесов из офиса. Мне пришлось научиться «нести вес», и это была агония, штифты рамы рвали кожу, когда я это делал. Но прежде всего был бесконечный ночной ужас растяжения костей — это была боль, но и чудо; это была наука, которой придерживался хирург Джеймс Янгмен.

    Джеймс Янгмен — человек, которому я, проще говоря, обязан тем, что по-прежнему обладаю моей левой ногой. Если бы в ту ночь 10 июня он не прооперировал три с половиной часа, мне бы, наверное, поставили протезы голени и стопы.Сам Янгмен так не говорил, но все его пациенты знали, когда мы выстраивались по вторникам в коридоре подвального амбулаторного отделения ЦУЧ, что перед нами лучшие из лучших. UCH был его альма-матер, после чего он стал специалистом по аппарату Илизарова и его американскому эху, пространственному фиксатору Тейлора в Королевской национальной ортопедической больнице и Королевской лондонской больнице, а затем начал консультировать здесь и в Сент-Джон и Сент-Элизабет. больницы.

    Он не только страстный моряк, но и хирург, первопроходец метода лечения костей Илизарова, который долгое время считался варварским на Западе.

    Родившийся в 1921 году на Кавказе в семье неграмотных родителей, Гавриил Илизаров быстро окончил медицинский институт и перешел на общую врачебную практику в Сибирь. Хотя он не был обучен хирургии, он был единственным врачом на многие мили вокруг, экспериментировал с ортопедическими пациентами (и с собаками) и разработал свой революционный метод «фиксатора» в 1950-х годах. Он работал в относительной безвестности, используя спицы и обод велосипедного колеса для создания фиксаторов, но к 1968 году его известность была достаточной, чтобы его попросили вылечить сломанную большеберцовую кость олимпийского чемпиона, прыгуна в высоту Валерия Брумеля, и он стал главой Всероссийской -Всесоюзный ортопедический и травматологический центр в Кургане.Метод преодолел железный занавес, когда Илизаров лечил писателя и исследователя Клаудио Маури в Италии в 1981 году. был успешным, что это было. С этой целью мы совсем недавно устраивали обед, и было приятно познакомиться с хирургом «вне школы». Мы встретились в клубе «Фронтлайн», где, в частности, собирались военные корреспонденты, чтобы поесть под югославским флагом, который я сорвал с танка в восточной Хорватии.Он отказался от вина — ему предстояла операция.

    Он объяснил теорию Илизарова о «напряжении напряжения», согласно которому напряжение, механически вызванное каркасом, может вызвать регенерацию костей и мягких тканей. Каркас сначала устанавливается путем сверления проволоки через здоровую кость и более толстых штифтов. Это обездвиживает место перелома, позволяя пациенту, в конечном счете, нести вес и, таким образом, создавать поток силы от здоровой кости, а также обеспечивает то, что Янгман называет «дистракционным остеогенезом» — буквально поворачивая циферблаты, чтобы штифты и провода разъединялись. кости по обе стороны от перелома, чтобы удлинить ногу и регенерировать костную ткань, а не сдавливать кости, как считалось до открытия Илизарова.

    Растяжение создает то, что Янгмен называет «неоваскуляризацией», то есть стимулирует формирование новой кости. «Постепенное отвлечение» также удлиняет фактическую длину ноги, компенсируя зазор, потерянный сложным многократным разрывом — в моем случае 5 см. Отвлечение может регенерировать и другие ткани, такие как нервы или кровеносные сосуды; по этой причине важно держать ногу либо приподнятой, чтобы обеспечить кровообращение, либо максимально «нагруженной», т.е. несущей вес.Проще сказать, чем сделать.

    Частично задача состоит в том, чтобы выровнять кости, когда они снова «состыкуются» через пустоту, что оказалось серьезной проблемой в моем случае. Стальная рама аппарата Илизарова имеет цилиндрическую форму для обеспечения большей поддержки и облегчения выравнивания, которое Янгман измеряет на микроуровне, рисуя линии «от центра головки бедренной кости до центра впадины лодыжки» на рентгеновских снимках или сканах Cat. Еще один риск — это заражение, вызванное металлическими конструкциями, как я узнал.Там, где сращение кости медленное, Илизаров настаивал на пересадке кости из других частей тела, и я тоже получил свою долю этого.

    Вуллиами говорит: «Есть клуб выпускников Илизарова, людей понимающих боль. Вот я с одной из них, выжившей Рози Бойкотт, отдаю дань уважения следу наследия Илизарова: музею Инквизиции в Картахене, Колумбия.

    В конце июля 2013 года я ушел из квартиры Джона и Карен в свою квартиру, где провел две недели на третьем этаже. Поездки в Роял Фри теперь были еженедельными, а также еженедельно в УЧ, чтобы наблюдать за признаками того, что похоже на вату, формирующуюся в пустоте.Это было медленно, и Янгман порекомендовал мне купить в Америке аппарат под названием Exogen, который передает электронный импульс через гель в кость в течение 20 минут каждый день.

    Мы столкнулись с проблемой: растягивающаяся голень не была должным образом выровнена с моей лодыжкой, и нижние циферблаты нужно было поворачивать не на один, а на три миллиметра в день, чтобы привести голень и лодыжку в нужное положение. Все, что я помню о тех днях — кроме наблюдения за людьми, наслаждающимися жарой на улице внизу, — это боль, от которой я просыпался ночью, когда продолжалось растяжение костей, что заставляло меня плакать, как ребенка.

    Однако оказалось, что программа, которую мне дал один из регистраторов, когда Янгмана не было, заставляла меня поворачивать циферблаты в неправильном направлении. Это повлекло за собой пятую операцию, чтобы вернуть перестройку обратно из исходного ошибочного положения в правильное. Я решил сделать это без анестезии, не помню почему. Там был Янгмен со смайликом на фартуке, который сам отвозил меня в театр и корректировал положение, пока я корчился. Было удивительно наблюдать за ним сквозь пелену боли: ловко и точно, но с манерами одержимого человека, глаза метались между лодыжкой и экраном над ним, в то время как я выл и умолял о еще одном уколе морфия.

    Той ночью я отказался от реанимационной палаты и ночлега и заплатил таксисту по имени Ян, чтобы тот приехал из Гластонбери и отвез нас с Викторией в наш маленький домик. Я сидел на заднем сиденье его такси, потягивая жидкий морфий, глядя на луну и деревья вдоль А303 и дыша настоящим воздухом после 10 летних недель почти полностью в помещении. Это освобождало. Последовали знаменательные моменты: первый кофе в инвалидном кресле; первая «прогулка» — то есть Виктория, тащащая взятое напрокат инвалидное кресло вверх по холму в сторону Гластонбери-Тор; даже первый пикник, чтобы поймать последних ласточек, с друзьями из Бридпорта.

    Нам пришлось продать квартиру в Лондоне, чтобы расплатиться с долгами, и с наступлением зимы мы переехали в подвал моей матери — все еще растягивая кости, по самые глаза на морфии и трамадоле, с шумом неустанного бурения, доносящимся из стены из соседнего дома. дверь, чтобы сосед мог построить пристройку к подвалу. Я убегал в офис, где было приятно воссоединиться с коллегами, хотя фигура у меня была странная: небритая, с длинными и нечесаными волосами, с зажатой в кадре ногой.

    За месяцы я потратил тысячи фунтов на такси, приезжал почти каждый день, и каким-то образом мне удавалось писать — работа спасала — статьи о семье Кеннеди, Мексике, Колумбии, Годе Дерри как городе культуры, Хендриксе, Берлиозе и Берлускони.И каждую неделю возвращался в УЧ, чтобы посмотреть на рентген, на предмет роста костей, на вату в пустоте, которой, по словам Янгмена, было угрожающе недостаточно.

    Для костного трансплантата, который теперь был необходим, ему нужно было перевести меня в свою практику в больнице Св. Иоанна и Елизаветы, но эта шестая операция будет сделана в больнице Веллингтона за углом. Операция прошла хорошо: из бедра взяли кость для вживления в голень и установили ростовой порошок. Янгман также удалил нижнюю часть рамы на уровне лодыжки, что было скудным, но долгожданным уменьшением ежедневной боли и рутины очистки.

    Вскоре места уколов заразились, и мне прописали антибиотики. Две недели спустя рентгеновский снимок показал Янгману, что один из проводов, проходящих через кость, сломался, и потребуется ремонт, и меня отправили в больницу Сент-Джон и Сент-Элизабет на еще одну операцию.

    Команда «Джона и Лиззи» — единственные люди, которые могут заставить вас почти с нетерпением ждать госпитализации. С ними было приятно находиться: утешительные, властно оптимистичные, веселые и компетентные; у них есть имена, которые нужно знать: Сиобан и Анжела из Дублина, Клэр из северного Мейо.Операцию № 7 молодой человек провел с обычным щегольством и успехом, а я уехала выздоравливать, погрузившись в глубокую зиму, худшую в моей жизни.

    Каждый час я должен был лежать по 55 минут с приподнятой ногой, что я и делал – галлюцинируя от трамадола, наблюдая, как на Сомерсет непрестанно льет дождь. Я погрузился в перечитывание книги за книгой Сэмюэля Беккета, Эмиля Золя, Франца Кафки и Альбера Камю. Смерть унесла трех драгоценных друзей в течение нескольких недель по обе стороны от этой седьмой операции, всех моих лет, и я размышлял соответственно, и в соответствии с указаниями мрачной проницательности Моллой , L’Assommoir , Испытание и Ла Песте .

    Медленно пришла весна: кость выросла, рентген за рентгеном «вата» растеклась и затвердела по пустоте перелома. К апрелю Янгман смог записать «очень хорошее свидетельство сращения костей», а в конце месяца пришло время снимать оправу!

    Нечасто тоскуют по больнице, но назад это было к жизнерадостным ирландским медсестрам, Юнгмену в приподнятом настроении и снятию каркаса – без анестезии и очень болезненно – штифты, выворачивающиеся из кости с хирургически точная версия электродрели, провода продеты через отверстия в кости.Это было освобождением: «Meccano» и штифты заменили ботинком «воздушного литья». На следующее утро я радостно надел джинсы, впервые со дня аварии, и сел в самолет до того самого гостиничного номера на острове Икария, который мы покинули утром перед падением, — чтобы начать все заново. Из-за давления в салонах на эгейские авиалинии пустующие места для булавок обильно истекали кровью, но какого черта.

    Пришло лето, а вместе с ним чемпионат мира и очередная неудача. Несмотря на то, что Янгман был доволен ростом костей, он заметил, что восстанавливаемая нога была не совсем прямой.Он объяснил, что это повлечет за собой дальнейшую операцию по повторному расщеплению костей и прикреплению металлической пластины, чтобы впредь выпрямлять их. Вернемся к «Сент-Джон и Лиззи» на девятую операцию, за которой следует еще один курс антибиотиков. Теперь это было испытание болью и болеутоляющими, пытаясь решить, что хуже; Я выбрал первое и отказался от трамадола. Следующей проблемой были: гематомная жидкость, вытекающая из места операции, «риск инфекции» и антибиотики, которые пополнил коллега Янгмана, в записях которого записана «чрезвычайно сложная история в отношении его левой голени».Я скажу!

    Эд Вуллиами обращается к мусульманам и хорватам, выжившим в сербских лагерях для задержанных во время войны, на митинге 2006 года, посвященном 14-й годовщине разоблачения лагерей смерти в Омарске, Босния и Герцеговина. Фотография: Ranko Cucovic/Reuters

    Но по мере приближения этой зимы Янгман был достаточно доволен моими успехами (точнее, его), чтобы записать меня на операцию № 10 и снять металлическую пластину, которая вызывала некоторое раздражение. Сент-Джон и Лиззи почти начали чувствовать себя как дома, а посещение (надеюсь, последнее) операционной походило на полдник.Вышла тарелка; в последующем Янгман произнес волшебные слова: «Вот и все». Я сердечно обнял его, и мы заказали обед, чтобы поговорить о товарище Илизарове.

    На протяжении всего этого я пережил проклятие и привилегию своего рода пребывания с инвалидом, проблеск того, что такое жизнь с ограниченной подвижностью и с болью при каждом движении; трудности в любой попытке путешествия, каждое усилие зависит либо от доброй воли – либо от злого умысла – других.Это был полезный урок, который навсегда оставил во мне глубокое сочувствие к людям с ограниченными возможностями и проблемами с передвижением, а также урок, полный сюрпризов.

    Есть “Илизаровский фрейм-клуб” тех, кто прошел через все это, и его выпускники подходили ко мне для долгих бесед, как я делаю сейчас, когда вижу, как кто-то борется в одном. Нося его, уличные встречи меняются: страшные мужчины с более страшными собаками внезапно становятся дружелюбными, очарованными и сочувствующими травмам, желающими поделиться историями (хотя моя немного разочаровала, поскольку в ней не было ни драки, ни мотоциклетной аварии).Первыми в списке полезных советов были большие дамы из Сомерсета: «Здравствуйте, мои милые, могу я помочь вам с покупками?» Внизу были студенты Королевского колледжа в Лондоне, которые столкнули меня с дороги, сняв с костылей и чуть ли не на пол, когда я ковылял к лекции друга. Путешествия выявляют лучшее и худшее, и возникает рейтинговая таблица: на Lufthansa из Франкфурта: «Почему бы вам не пройти в бизнес-класс, сэр, вам будет удобнее», тогда как экипаж British Airways из Неаполя в Гатвик пересадил меня из прохода на место, в которое я не мог влезть, кроме явной боли (правда, отдел обслуживания клиентов авиакомпании принес извинения).Водители автобусов в Лондоне будут смотреть, как вы боретесь с автобусной остановкой, подождите несколько секунд, улыбнитесь, закройте двери и уезжайте, как только вы подъедете.

    Но, что удивительно, я иду, хоть и с болью. Это то, что я никогда больше не буду воспринимать как должное, и это было вопросом веры в Янгмана – и, следовательно, его веры в метод Илизарова и его мастерство. Вера, которая не была неуместна.

    Осталось две вещи. Одним из них был визит к психологу NHS, чтобы подумать (нога теперь фиксирована): почему прыжок? Признаюсь, я не связывал «серую тьму» над каналом с моей профессиональной карьерой, репортажем из Боснии, Ирака и других зон боевых действий.Психиатр Royal Free говорил о «диссоциативном эпизоде» и на этом остановился. Но теперь я описал звук сверла, панику и потерю всех звуков, кроме ВАР-УМ! ВАР-УМ! — Где ты раньше слышал этот звук? она спросила. — Никогда, — ответил я. «Самое большое сверло, которое я когда-либо слышал, бурит фундамент». — Можешь еще раз издать этот звук? она ответила. «ВАР-УМ! ВАР-УМ!» «Я думаю, вы уже слышали этот звук раньше», — предположила она, имея в виду Сараево, Ирак. Мы согласились, что предпочитаем старомодный термин «контузия» более правильному с медицинской точки зрения посттравматическому стрессу, который сочетал в себе другие уровни и причины стресса и истощения, вызывая «серость» и «прыжок в укрытие».

    Другим нерешенным вопросом был окончательный диагноз Янгмана боли, которую я все еще чувствую, особенно в холодную и/или сырую погоду: обширный посттравматический артрит. Он объяснил вариант «спондилодеза голеностопного сустава», которого, по его словам, «может быть трудно достичь с помощью стандартной техники, и ему, возможно, лучше использовать внешний фиксатор». Ни за что, ответил я. Я доволен всем, что вы сделали, иногда безумно, и оставлю все как есть, подвижное и вечно благодарное. Я спросил, улучшится ли боль со временем; – Будет меньше болеть, – ответил Янгмен, – когда ты начнешь молодеть с каждым днем.”

    Реконструктивная хирургия стопы | Индиана стопа и лодыжка

    Кто ваши хирурги?

    Доктор Рейдер прошел обучение в стране и за рубежом по использованию аппаратов внешней фиксации типа Илизарова для фиксации сложных деформаций стопы и голеностопного сустава. Устройство было первоначально изобретено в Сибири доктором Гаврилом Илизаровым и стало самым востребованным методом в обширной реконструктивной хирургии во всем мире. Доктор Рейдер регулярно путешествует, чтобы улучшить свои навыки в этой технике на семинарах, конференциях и стипендиях.Наша цель в Indiana Foot & Ankle — предоставить вам уход мирового класса прямо здесь, в долине реки Огайо.

    Что такое внешний фиксатор?

    Внешняя фиксация — это метод удержания костей и суставов в правильном положении без винтов и пластин, которые в противном случае остались бы в вашей стопе на неопределенный срок. Преимуществом этой техники является ранняя нагрузка на оперированную стопу и более быстрое заживление кости. Фиксатор представляет собой серию металлических колец и проволок или штифтов, которые проходят через кость, чтобы удерживать хирургическое положение костей.Фиксатор весит около 4 фунтов. Фиксатор остается на месте в среднем 8-12 недель. Затем вы вернетесь в операционную, чтобы ее удалить. Процедура удаления будет минимальной по времени операции под легкой анестезией.

    День операции:

    Ваша операция проводится амбулаторно. Не ешьте и не пейте за 8 часов до операции и утром принимайте свои обычные лекарства, запивая глотком воды. Вы можете ожидать, что первоначальная операция продлится несколько часов, чтобы применить устройство.Однако некоторые из них занимают больше времени, чем другие, и это не обязательно является признаком осложнений. Мы планируем, что вы отправитесь домой в тот же день, однако, в зависимости от вашей истории болезни и общего уровня физической подготовки, врач может порекомендовать вам госпитализироваться на ночь для наблюдения. Если необходимы домашние медицинские средства или какие-либо устройства, такие как кресло-коляска, ходунки или костыли, сообщите об этом своему хирургу, чтобы они могли быть заказаны до операции. Вы также отправитесь домой с рецептом на обезболивающее.Если вы принимаете обезболивающее, назначенное другим врачом, вы обязаны уведомить об этом своего хирурга, чтобы не подвергать себя риску чрезмерного приема лекарств. Кольца на внешней стороне стопы и лодыжки имеют ширину 6-8 дюймов, поэтому после наложения внешнего фиксатора необходимо будет надеть шорты или свободную одежду.

    Какой уход я предоставляю?

    Важен правильный уход за иглой. Кожа вокруг каждой булавки заживает так же, как заживает кожа вокруг пирсинга в серьге.Уход за булавкой в ​​течение первой недели остается на усмотрение врача, и вам не нужно ничего делать с повязками. Вы можете мыться сразу после операции, при условии, что вы накроете внешний фиксатор, чтобы защитить разрезы от намокания. После второй недели вы можете возобновить прием душа, но не погружать ногу в воду. Повязки необходимо снимать слоями до самой кожи. Если перевязочный материал трудно удалить, вы можете использовать физиологический раствор, чтобы смочить его для облегчения удаления.На штифтах будут маленькие резиновые заглушки. Отодвиньте их от кожи во время чистки. Вы аккуратно очистите места вокруг штифтов, удалив любые остатки, которые образовались, с помощью медицинского спирта. После того, как места для штифтов и область очищены, тщательно вымойте руки, затем наденьте резиновые пробки обратно на кожу и наложите новые повязки.

    Не используйте повторно грязные повязки.

    Что мне искать?

    • Ослабленные гайки или болты
    • Покраснение с густым отделяемым, неприятным запахом или сильной болью, однако нередко развивается легкое покраснение и прозрачное отделяемое вокруг мест введения штифтов.
    • Температура выше 101 по Фаренгейту

    Если вы видите что-либо из этого, позвоните в офис по телефону 812-634-2778 для получения дальнейших инструкций в рабочее время. В нерабочее время позвоните в MHHCC по телефону 812-996-2345 и попросите вызвать дежурного хирурга для вызова практики.

     

    Другая информация:

    В первую неделю после операции крайне важно держать прооперированную стопу приподнятой. Это поможет снять любой послеоперационный отек и значительно уменьшить боль.Лед следует прикладывать под колено не более чем на 20 минут каждый час за один раз, но ни в коем случае не непосредственно на стопу.

    В течение первых двух недель после операции вам разрешается нагружать прооперированную ногу только для перемещений (сидя, стоя, лежа и при использовании туалета). Вы можете найти члена семьи, который поможет вам во время этого начального перехода после операции. Ваш хирург сообщит вам, когда будет разрешена полная нагрузка.

    Вождение строго запрещено, если внешний фиксатор наложен на правую ногу, однако, если наложен на левую ногу, врач сообщит, когда вы можете безопасно вернуться к вождению.

    Вы несете ответственность за предоставление отпуска, однако ваш хирург заполнит документы FMLA по запросу в соответствии с политикой практики. Если у вас нет работы, которая позволяет вам сидеть, пожалуйста, будьте готовы к тому, что вы не будете работать до конца вашего времени заживления.

    Если вам нужно пополнить рецептурный препарат Не ждите, пока у вас закончатся лекарства, и подождите 24 часа, пока хирург договорится об этом с вашей аптекой. Пожалуйста, планируйте, чтобы ваши последующие визиты длились примерно 30 минут.Это позволит вам получить ответы на все ваши вопросы и решить любые проблемы. Будет хорошей идеей записывать вопросы, когда вы о них думаете, чтобы не забыть их в день вашего визита.

    Новый критерий оценки результатов лечения аппаратом Илизарова при несращении большеберцовой кости

    Несращение большеберцовой кости является частым осложнением лечения переломов большеберцовой кости [3,4,5,6]. Несмотря на достижения в хирургической технике, несращение остается серьезной терапевтической проблемой [2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 10, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19], поскольку часто требует комплексное хирургическое лечение, включающее резекцию поврежденных костей и мягких тканей, иссечение очага инфекции, вторичное удлинение и вправление пораженного сегмента кости после костной транспортировки [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 10]. ,11,12,13,14,15,16,17,18,19].При оценке результатов лечения при несращении большеберцовой кости большинство авторов обращают внимание на то, достигнуто ли сращение кости [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14,15,16,17,18,19,20,21,22,23,24,25,26,27, 30,31,32,33]. Однако костное сращение может быть только кратковременным, так как у некоторых пациентов развиваются повторные переломы [1, 19], что требует дальнейшего лечения и неблагоприятно влияет на отдаленные результаты.

    Целью нашего исследования была оценка показателей достигнутого (краткосрочное, достижение сращения после лечения) и сохраненного (длительное) сращения костей и определение факторов повторного перелома в группе пациентов, пролеченных в нашей клинике, до обзор литературы по лечению несращения большеберцовой кости аппаратами Илизарова и сравнение результатов, опубликованных в доступной литературе, с нашими данными.Мы включили большую когорту случаев несращения большеберцовой кости (102), как асептических, так и инфицированных, для изучения частоты повторных переломов после длительного наблюдения за аппаратом Илизарова, а также для рассмотрения различных факторов риска, методов лечения и влияния остеосинтеза. повторный перелом в конечном результате по сравнению со случаями с сохраненным сращением костей.

    Инь и др. провели метаанализ 24 исследований с участием 590 пациентов, лечившихся аппаратом Илизарова по поводу инфицированного несращения бедренной кости или голени [1], и показали частоту сращения 97.8%. В шести из проанализированных исследований повторный перелом рассматривался как одно из осложнений лечения и сообщалось о нем в среднем в 4% случаев [1]. Однако авторы не включили никакой информации о том, когда произошел повторный перелом, его лечении или его влиянии на исход лечения. Доля пациентов, у которых костное сращение было успешно сохранено, также не учитывалась [1]. Пэн и др. представили 58 случаев лечения инфицированных несращений большеберцовой кости с помощью транспорта Илизарова с нагруженным антибиотиком спейсером из костного цемента.Костное сращение было достигнуто у всех пациентов [2]. Аппарат Илизарова снят через 10,6 мес. Повторного перелома при последующем наблюдении у них нет. МакНалли и др. обследовали 79 пациентов с несращением большеберцовой кости, пролеченных по методу Илизарова с использованием различных хирургических техник [19]. В зависимости от применяемой хирургической техники первичное сращение костей достигалось у 73,7–96,2% пациентов, а частота повторных переломов в группе монофокальной компрессии достигала 31,6% [19]. Дальнейшее лечение помогло добиться сращения в 100% случаев.Авторы не оценивали долю пациентов, у которых удалось сохранить костное сращение [19]. Лаурсен обследовал 16 пациентов с несращением большеберцовой кости, пролеченных по методу Илизарова, и сообщил о сращении кости у 93,8% пациентов после средней продолжительности лечения 6 мес без зарегистрированных случаев повторного перелома [25].

    В литературных сообщениях о лечении несращения большеберцовой кости лишь несколько авторов дают краткую информацию о протоколе профилактики повторного перелома [5, 7, 12, 13, 17, 21]. Абуомира и др.оценили 55 пациентов, которым были назначены круглые каркасы из-за несращения большеберцовой кости [7]. Костное сращение было достигнуто в 89% случаев при средней продолжительности лечения 13 месяцев. Они удалили внешний фиксатор, когда на рентгенограммах были видны три или четыре кортикальных слоя. После снятия аппарата внешней фиксации пациенты ходили с частичной нагрузкой в ​​течение 4–6 недель. О частоте сохранения сращения не сообщалось [7]. Мадхусудхан и др. оценили 22 пациента, пролеченных аппаратами Илизарова по поводу несращения большеберцовой кости.Костное сращение достигнуто у 81,8% пациентов [12]. Они удалили внешний фиксатор, когда на рентгенограммах было видно сращение. После снятия аппарата внешней фиксации пациенты в течение нескольких недель ходили с функциональным гипсовым корсетом [12]. Magadum, проанализировавший результаты лечения 25 пациентов с несращением большеберцовой кости, получавших аппарат Илизарова, сообщил о сращении кости у 96% пациентов [13]. После снятия аппарата Илизарова больные ходили в гипсовой повязке в течение 6 нед [13]. Мелеппурам и др. достигнуто сращение кости у 100% из 42 пациентов с несращением большеберцовой кости, леченных аппаратом Илизарова [5].Они удалили фиксатор, когда несращение было кортиколизировано с 3 из 4 сторон. Они использовали гипсовые повязки в течение 2 месяцев [5]. Ван и др. оценили 15 пациентов с несращением большеберцовой кости, леченных круглыми каркасами. В среднем через 12 месяцев костное сращение было достигнуто в 100% случаев [17]. Они динамизировали каркас перед удалением, чтобы оценить механическую стабильность новой кости. Они удаляли фиксатор, когда на рентгенограммах несращение кортиколизировалось с 3 из 4 сторон. После снятия внешнего фиксатора применяли функциональную скобу не менее 4 недель [17].Инь достиг сращения у всех 60 пациентов с несращением большеберцовой кости, получавших аппарат Илизарова [21]. Инь удалил внешний фиксатор, когда рентгенограммы показали минимум три полных кортикальных слоя [21].

    Мы считаем, что очень хорошие результаты у наших пациентов (повторный перелом только у 4,9% пациентов) связаны с нашим протоколом лечения. Мы свели к минимуму риск повторного перелома за счет отложенного удаления рамы и протокола нагрузки. Среднее время снятия аппарата Илизарова составило 7 раз.9 месяцев. Аппарат Илизарова был удален, как только сращение несращения было подтверждено рентгенологически и клинически. Протокол нагрузки также важен. Нагрузка на конечность постепенно увеличивалась в зависимости от степени ремоделирования кости в месте несращения, визуализируемого рентгенологически.

    Авторы представили статьи, в которых они оценили от 8 до 94 пациентов, получавших круглые каркасы по поводу несращения большеберцовой кости [2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13, 14,15,16,17,18,19,20,21,22,23,24,25,26,27, 30, 32].В нашей работе мы оценили группу из 102 пациентов. У всех пациентов в нашем исследовании достигнуто сращение кости, что представляет собой лучший результат, чем средний результат, описанный в литературе (73,7–100%) [1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11]. ,12,13,14,15,16,17,18,19,20,21,22,23,24,25,26,27, 30, 32]. Формирование костной мозоли и сращение костей, как правило, занимают больше времени у пациентов с несращением большеберцовой кости [10, 13]. Это увеличивает продолжительность лечения (время, в течение которого аппарат Илизарова остается на прооперированной конечности) по сравнению с пациентами, перенесшими корригирующие операции, такие как удлинение конечности [10, 13].Это еще одна причина, по которой пациенты с несращением большеберцовой кости, пролеченные по методу Илизарова, должны находиться под более длительным наблюдением и оценивать отдаленные результаты лечения. Средняя продолжительность нахождения аппарата Илизарова у наших пациентов составила 7,9 мес, что согласуется с данными литературы (поскольку заявленная продолжительность лечения колебалась от 5,8 до 13,5 мес) [3, 4, 7,8]. ,9,10,11, 14, 17, 25].

    Ни одно из упомянутых выше исследований [1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,17,18,19,20,21 ,22,23,24,25,26,27, 30,31,32,33] оценили долю пациентов с сохраненным сращением костей.В нашем исследовании сохраненное костное сращение наблюдалось у 95,1% пациентов при контрольном осмотре не менее чем через 2 года после лечения, что свидетельствует об отличных отдаленных результатах лечения несращений большеберцовой кости, пролеченных по методу Илизарова.